На данной недельке Муниципальный департамент Соединенных Штатов объявил о следующем пакете санкций против газпромовского проекта «Северный поток — 2». Напомним, что, по подготовительным планам, газопровод по дну Балтийского моря от русского Выборга до германского Грайфсвальда планировалось выстроить до конца 2019 года.

Конкретно в тот период завершалось действие предшествующего соглашения меж РАО Газпром и АО Укртрансгаз по транспортировке русского газа в Европу. Тогда возникала суровая опасность, что русский газовый гигант откажется пролонгировать сделку, а означает мощная газотранспортная система Украины окажется вне игры и мы потеряем наиболее 2-ух млрд баксов годичный прибыли. Вообщем, из-за задержек с достройкой «Северного потока — 2», вызванных до этого всего южноамериканскими санкциями, мега проект так и не был впору завершен.

Не окончили его стройку и до сего времени, хотя осталось дотянуть наименее 10 процентов трубы. Разумеется, новейшие южноамериканские санкции поспособствуют тому, чтоб еще далее оттянуть денек, когда по данной трубе все-же пойдет газ из Рф в Германию. Но не стоит тешить себя надеждой, что проект так и не получится воплотить. Очень много средств вложили в газопровод и Наша родина, и западноевропейские энерго компании, чтоб что-то могло вынудить их совсем отрешиться от него.

Потому Украине в конце концов придется как-то управляться с ситуацией, когда в протяженную украинскую трубу не поступит ни 1-го кубометра русского газа. Станет ли это аварией для самой ГТС, украинской энергетической сохранности, заполнения муниципального бюджета и тому схожее? Может быть, если не приготовиться к таковым происшествиям заранее, не продумывать других планов по использованию трубы и огромнейших в Европе газохранилищ.

Не так давно в авторитетной швейцарской газете Neue Zürcher Zeitung направил внимание на статью известного германского политолога Андреаса Умланда, в свое время работавшего на Украине, а поэтому отлично знакомого с ее неуввязками. Заглавие статьи достаточно сладкоречивое «Украина посиживает на большущих припасах газа, о которых, но, все запамятовали — они могли бы перевернуть энергоснабжение Европы» (Die Ukraine sitzt auf riesigen Gasreserven, die bisher vergessen gingen — könnten sie Europas Energieversorgung umkrempeln).

Умланд припоминает, как в свое время Украина была «хлебницей Европы», а, как следует, довольно мощнейший потенциал ее лежит в области восстановления сельскохозяйственного производства. К тому же, Украина, по его утверждению, владеет также значительными ресурсами газа, о которых не много кто понимает. А означает она способна стать некоторым game сһаngег и в данной области.

Фантазии? Представляю для себя, как потешались бы над таковым заявлением ватники, воспитанные на анекдотах о том, что Украина никогда собственного газа не имела, а постоянно крала его в Рф. Это поэтому, что кто бы еще мог вспомянуть о дашавском газе, который в свое время обеспечивал энерго потребности москвичей и ленинградцев. Но Дашавское месторождение уже издавна иссякло. Так откуда же возник таковой оптимизм у Андреаса Умланда? Он ведь не из тех людей, которые разбрасываются пустыми фразами. Его уверенность базирована на том, что, как он утверждает, «Украина на данный момент имеет в собственном распоряжении 2-ые по величине разведанные газовые резервы на местности Европы». Больше газа имеет лишь Норвегия. Но идет речь конкретно о сланцевом газе, добыча которого имеет существенно наиболее непростой и технологичный процесс, чем добыча обыденного газа.

Вправду, как-то мы совершенно запамятовали о том сланцевом газе. А сколько дискуссий, сколько споров было вокруг него еще каких-либо семь-восемь годов назад. Мне самому приходилось не один раз участвовать в этих обсуждениях.

На местности Украины есть два узнаваемых месторождения сланцевого газа. 1-ое — Олесская площадка, она простирается через часть Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей. 2-ое — Юзовская площадка, она располагается отчасти в Харьковской и Донецкой областях. Подготовительные оценки размеров газа, изготовленные разными профессионалами, очень разнятся: от полтора триллиона метров кубических до пятидесяти 7 триллионов. До наиболее суровой геологической разведки, которая подразумевала бы исследование пробных скважин, дело так и не дошло. Почему? Поэтому что весьма много палок в колеса было вставлено энтузиастам «сланцевой революции» на Украине. При этом не лишь на востоке Украины, где за дело желала взяться англо-голландская компания Shell, но и в, чудилось бы, прогрессивной Львовской области, где стремилась создать миллионные инвестиции южноамериканская компания Chevron.

Мне лично приходилось не один раз разговаривать с генеральным менеджером Chevron на Украине Питером Кларком, который от всей души желал принести на Украину опыт и технологии, с помощью которых можно было бы неопасно добывать сланцевый газ. В разговоре за чашечкой кофе либо во время интервью государь Кларк делился своими планами, как перевоплотить депрессивный регион на востоке Львовщины на технологический Клондайк. Его компания была готова вкладывать средства в тамошнюю инфраструктуру, в социальную систему, в благосостояние обитателей. Дозволю для себя процитировать один из ответов Кларка во время интервью:

«Для компании Chevron весьма принципиально быть неплохим соседом, неплохим членом того общества, в котором компания планирует работать. Один из методов, которым мы можем достигнуть этого, — это соц инвестирование. Мы будем инвестировать в школы, поликлиники, остальные социальные проекты. Конкретно потому мы приехали сюда таковой группой, где собраны специалисты и консультанты по социальной деятельности и соц инвестированию. Мы готовы инвестировать в социальные проекты, но нам еще нужно обусловиться, куда лучше инвестировать. Потому мы желаем услышать представления и советы тех людей, которые могут нам отдать совет в данной сфере, мы будем встречаться с местными бюрократами, представителями районных советов, представителями неправительственных организаций».

И это, замечу, независимо от тех сотен миллионов, а может быть и млрд баксов, которые Chevron намеревался вложить конкретно в сам проект и обеспечить отлично оплачиваемой работой почти всех обитателей Львовщины. Вообщем, местное население относилось к добыче сланцевого газа достаточно настороженно. А все поэтому, что против проекта интенсивно выступали некие пользующиеся популярностью в то время политические силы.

До этого всего идет речь о ВО «Свобода», которое в 2012-2013 годах устроило чуток ли не священную войну сланцевому газу. Кто еще помнит «свободовского» фаворита Иру Сех? Конкретно она, находясь на должности председателя Львовского областного совета больше всего сделала для того, чтоб добыча сланцевого газа на ее вотчине так и не началась.

Увлекательным моментом в данной истории противоборства будет то, что аргументы «патриотически настроенных» врагов сланцевого газа один к одному совпадали с аргументацией кремлевских пропагандистов. Очевидно, для Рф газ был и является не лишь главной статьей заполнения бюджета, но и инвентарем внешнеполитического воздействия. А означает, «сланцевая революция» была для Кремля костью в горле. Но тогда для чего же «Свобода» так возражала против сланцевого газа, который мог бы стать основой энергетической независимости Украины и благосостояния Львовщины? Можем только строить неутешительные догадки.

А что Chevron и Shell? Они длительно ждали получение разрешения вести по последней мере геологоразведочные работы, но власть все канителила, пока не началась война с Россией. Возможным инвесторам не осталось ничего другого, как уйти прочь из Украины. Возвратятся ли они опять? Будем возлагать на наилучшее, как это делает Андреас Умланд.

КонтекстКорреспондент: стоимость на газ для украинцев выросла на третьИноСМИ27.10.2020Президент України: Украина предложила Норвегии вкупе добывать газИноСМИ25.09.2019Корреспондент: СПГ для Украины будет на физическом уровне на 100% российскимКорреспондент02.09.2019

Его оптимизм был основан на тех прогрессивных шагах, которые выполнила Украина в газовой сфере за прошедшие 5 лет. «За крайние годы Украина, в значимой степени под давлением со стороны Интернационального денежного фонда, уменьшила масштабы вмешательства страны в ситуацию на внутреннем газовом рынке. Киев ввел рыночные цены на газ для населения и отказался от субсидирования всех без исключения личных домохозяйств. Эта новенькая, экономически наиболее размеренная ситуация в энергетическом секторе может содействовать вербованию как зарубежных, так и фактически украинских инвестиций в разработку новейших месторождений по сопоставлению с прошлыми годами», — утверждает он.

Итак, если дело в данной области пойдет отлично, то Украина сумеет из импортера газа равномерно перевоплотиться в экспортера, в особенности, когда параллельно запустит программки по энергосбережению. По утверждению профессионалов, сегодняшние 30 два млрд кубометров газа каждогоднего употребления на Украине можно уменьшить по последней мере в два раза.

Не считая того, Украина может предоставлять Европе услуги по хранению газа. Ведь еще одним принципиальным элементом нашей газовой инфраструктуры являются ее огромные газовые хранилища. Их общий размер составляет наиболее 30 1-го млрд кубометров. В то время как суммарный размер газовых хранилищ всех стран-членов Евро союза — около 100 млрд кубометров.

Сейчас давайте подытожим. Что все-таки Украина имеет в собственном газовом активе? Богатые месторождения сланцевого газа, сильную газотранспортную систему и большие газовые хранилища. Если все это искусно применять, привлечь правильных инвесторов, то процесс отказа от транспортировки русского газа в Европу может пройти полностью безболезненно.

Источник: inosmi.ru