Село Казашко появилось наиболее века вспять, тут основались потомки казаков-старообрядцев — этнических российских, по религиозным причинам покинувших Российскую империю во время правления Петра Величавого. Поначалу они расселились по Дунаю, часть из их перебралась в Турцию. Позже некие потомки казаков переселились в Болгарию.

«Дорога привела их на сберегал Варненского озера. Пространство им понравилось: тихое, прекрасное, вдали от больших городов, тут они могли тихо рыбачить. Рыболовство — основное занятие обитателей Казашко. Дед Никола говорил, что на одном из островов в неведомом озере в Турции спрятано сокровище казаков. Их достояние — иконы, книжки, а также огромное количество казачьих атрибутов. По дороге в Болгарию они решили их зарыть, чтоб возвратиться за ними позже. Опосля Первой и 2-ой мировой войны обстановка в Европе не дозволила им возвратиться в Турцию, потому сокровище так и осталось кое-где там, на полуострове в Турции» — ведает Гергана Петкова, кмет (предводитель) села Казашко.

В 1908 году правитель Фердинанд I своим указом признал село, дав ему заглавие «Казашка махала» («Казачья деревня»). Позже село было официально переименовано в Казашко. Паша — одна из немногих оставшихся потомков казаков. Ее дед был лодочником. «Единственные лодки, известные всему Черноморскому побережью Болгарии — от Балчика до Созополя — липованки. Так называли эти лодки. Весьма прекрасные. Папа говорил мне одну историю: когда дядя был небольшим, ему нравилось играться у озера под станцией. Правитель Борис обожал водить поезд. Он тормознул на нашей станции и вышел. Узрел, что дядя играет один, стал его спрашивать — кто ты, что ты, где твой отец — и за руку отвел его к деду», — вспоминает Параскева Липолитова-Генова.

Царю Борису весьма приглянулись липованки деда Конрада и он повелел ему создать такую и для него. «У папы была своя собственная лодка, на ней он поехал в Евксиноград (летняя резиденция болгарской королевской семьи — прим. перев.), а мать, бабушка и дед двигались на извозчике. Когда дед получил средства за лодку, он их поделил. Папа купил на их будильник и все мне гласил: „Это будильник от Царя!»» — ведает Паша.

До сего времени в крайних казачьих семьях молвят на древнем российском языке. «У нас было весьма прекрасное село. В особенности отлично оно было по воскресным денькам: юные мужчины и девицы, взявшись за руки, обходили все село, пели песни, прямо как в „Тихом Доне» — наверное вы лицезрели этот кинофильм. Поначалу они негромко пели, проходили вдоль реки, а позже плясали. Опосля этого они расползались по домам. Это больше никогда не повторится…

По субботам российские не работают, у нас были российские бани. Топили баню и умывались, грели в чайнике вино с яблоками и лимонами, а по воскресеньям все шли в церковь под гул колоколов. Наши старообрядцы весьма чистоплотны, все в белоснежных фартуках, в белоснежных платочках. Наши матери плели косы и надевали особые головные уборы», — вспоминает Паша.

В юности Паша работала лаборантом. На данный момент она живет одна, но у нее есть отпрыск, дочь и внуки, которые хоть и живут в городке, но нередко приезжают к ней и хлопочут о ней. Она никогда не задумывалась о том, чтоб уехать из Болгарии.

«Тут моя родина, я люблю Болгарию. Когда я смотрю на местное море, моя душа переполняется радостью. Помню, как обучалась в Шумене и ездила всегда на поезде, и как с моря дул ветер… Болгария есть Болгария, это мое пространство. Тут выросли мои малыши. Российские обожают болгар», — считает Паша.

КонтекстТруд: мощь и бедность путинской Рф запутали ЗападТруд27.10.2020Wirtualna Polska: По следам старообрядцевWirtualna Polska06.10.2018В Россию ворачиваются старообрядцыLa Croix27.10.2011В 1946 году большая часть казаков возвратилась на родину. В селе сделалось жить больше болгар. « Мой дед — один из первых болгар, переселившихся в Казашко в конце 50-х. Он переехал сюда из городка Велико Тырново. Этот энергичный человек искусно работал с местными властями, работал над благоустройством села, заасфальтировал улицы. Он учил казаков земледелию — они в основном рыбачат. Я не лишь унаследовала его имя, но, может быть, и его боевой дух — как и он, я не опускаю руки перед трудностями», — гласит Гергана Петкова, кмет села.

Деревня больше не смотрится так, как ранее. Нет соломенных казачьих хат, не осталось чисто казачьих семей. Гергана, пытающаяся создать из Казашко современное болгарское село, также старается сохранить культуру казачества.

«Все не плохое, что возникает при переплетении болгарских и казачьих традиций, помогает нам строить будущее: практически в каждой местной семье есть болгары», — отмечает Гергана.

В селе есть школа, где самым молодым жителям села преподают вероучение и российский язык. В 2019 году Казашко сделалось побратимом Нахатуевской станицы, расположенной неподалеку от Новороссийска (Наша родина). «Они вправду помогают нам осознать, что такое казачество. Сейчас мы отошли от настоящей культуры этих людей, и собственной работой я пробую оживить память, разжечь огнь в сердцах этих людей. Надеюсь, это будет длиться и опосля меня», — гласит Гергана.

 

Источник: inosmi.ru