Молодежь на фронте. Дамы и детки укрылись в примыкающей Армении. Старые люди отказались уходить из Степанакерта, невзирая на свита и обстрелы.

Сергей Хачатуров достает из шкафа пластмассовый пакет с десятком ножей. «Если тут когда-нибудь покажутся турки (так здесь пренебрежительно именуют азербайджанцев, прим. ред.), я раздам друзьям и соседям ножики, чтоб биться», — разъясняет этот конструктор на пенсии. Потом он добавляет, указывая на ружье: «Армянин постоянно должен быть готовым взять в руки ножик либо пистолет для обороны. Меня обучил этому дед». Этот 70-летний уроженец Степанакерта решил остаться в Нагорном Карабахе, невзирая на начавшуюся 27 сентября войну Нагорно-Карабахской республики, либо Арцаха (так в Армении именуют поддерживаемый ей регион) и Азербайджана (он получает помощь Турции). Сергей живет с супругой Ритой в выходящем в сад дуплексе. Деньком они располагают у себя 2-ух соседей, чья расположенная на верхних этажах строения квартира стала очень небезопасной из-за повторяющихся обстрелов городка азербайджанской армией. Ночкой все уходят в подвалы, которые стают убежищами. Соседи, дама по имени Гульварт и ее дочь, не отважились уехать из городка. «Тут наши детки. Мой 18-летний внук находится на фронте в Мардакерте (город на северо-востоке Нагорного Карабаха). Мой отпрыск, племянники и брат бьются. Мы не можем уехать и кинуть их», — с дрожью в голосе гласит она.

Обычно старики живут совместно с молодежью. Хотя дамы и детки отыскали прибежище в Армении, предки отрешаются кидать отпрыской, которые бьются на фронте всего в нескольких километрах от их. С 27 сентября большая часть престарелых карабахцев живут в подвалах с соседями. 89-летняя Седа Авакян была ранена в глаз в начале войны, а на данный момент разделяет большой бункер с 3-мя десятками остальных людей. Она не собирается бежать в Армению без близких: «Пока что все они остались тут. Если завтра они уедут, я тоже поеду».

В Степанакерте не осталось деток и подростков. На опустевших улицах столицы можно узреть только стариков и парней в камуфляже. У булочной в центре городка старый обитатель по имени Виталик тихо дискуссирует с другом юношества анонсы о их внуках, которые совместно бьются на северном фронте. Этот ветеран войны 1990-х годов отрешается спускаться в бункер: «Я люблю Степанакерт. Мы не уйдем. Необходимо ходить по улицам нашего городка, чтоб он знал, что мы еще здесь. Эта война обязана была начаться. Мы все ожидали ее, поэтому что азербайджанцы постоянно пробовали создать эту зону наиболее турецкой». «Я лишь и жду того, чтоб взять в руки винтовку и биться», — решительно заявляет он.

Источник: inosmi.ru