Часть стран Западной Европы продолжает игнорировать брутальные деяния Кремля. Но для тех, кто соседствует с Россией, неувязка приобретает экзистенциальный нрав. Это видно не лишь на примере Украины, которая до этого времени мучается от русских действий в собственных восточных регионах, либо Польши, которая повсевременно призывает на интернациональной арене жестче реагировать на деяния Москвы, но и государств Балтии, готовящихся защищаться от различных провокаций со стороны Кремля.

Основой новейшей оборонной стратегии Латвии на наиблежайшие четыре года служит скандинавская модель полной обороны. Она предугадывает увеличение значения всеобщей и штатской обороны, то есть делает доп упор на расширении размера помощи штатского населения армии. В кризисной ситуации общество, экономика и правительство должны продолжать нормально работать.

Как отмечает эксперт варшавского Центра восточных исследовательских работ Петр Шиманьский (Piotr Szymański), в этом документе подчеркивается необходимость продвижения «культуры завышенной готовности», сотворения особых учебных программ (занятия для школьников, лагеря военной подготовки) и развития деятельности молодежной секции сил территориальной обороны. Также особенное внимание обращается на противодействие дезинформации, в индивидуальности в вебе, и значение кибербезопасности.

Латвия лицезреет в Рф главную опасность и уповает гарантировать для себя сохранность при помощи коллективной обороны, сдерживания в рамках НАТО и сотрудничества с США. Очень огромное значение имеет для Риги налаживание взаимодействия в военной сфере с Эстонией и Литвой, а также, кроме США, с Канадой, Великобританией и Польшей. Латвия ставит для себя целью наращивание союзнического присутствия на собственной местности, а, не считая того, высоко оценивает совместные военные учения.

«Ранее Рига концентрировала внимание на развитии проф армии, а на данный момент она желает создать общество и правительство наиболее устойчивыми к гибридным действиям Рф и остальным угрозам невоенного нрава» — направляет внимание Петр Шиманьский. Но Латвия не собирается возвращать всеобщую воинскую обязанность. Соединено это не лишь с экономными и кадровыми ограничениями, но и с опасениями, что в армию может попасть много представителей русского меньшинства. Оно по большей части не доверяет латвийским вооруженным силам, не считает Россию опасностью и не желает защищать свою страну. Кремль принимает русское меньшинство как рычаг, который можно будет применять в будущем.

Эстония активизирует военное сотрудничество с ЕС и в индивидуальности с Францией. Это единственная страна восточного фланга НАТО, присоединившаяся к предложенной Парижем «Европейской инициативе вмешательства», которая призвана служить диверсификации военного взаимодействия (ранее оно было нацелено в первую очередь на США и Англию). Эстонские военные учавствуют во французских военных операциях, к примеру, в июле в Мали направились 50 представителей эстонских сил специального предназначения, которые присоединились к оперативной группе «Такуба».

КонтекстЧитатели «Фокс ньюс» о отправке войск США в ЛитвуFox News04.09.2020FT: Швеция обеспокоена «возросшей» напряженностью в Балтийском регионеFinancial Times26.08.2020Polskie Radio: страны Балтии должны принимать во внимание любые сценарии русской агрессииPolskie Radio16.07.2020Washington Examiner: бюрократы Латвии ожидают от Рф блицкрига с ядерным мини-ударомWashington Examiner08.03.2020Postimees: эстонские российские как часть глобальной проблемыPostimees01.10.2020

Литва и Латвия не последовали, но, примеру Эстонии и пока не подключились к Инициативе. Недавнешний визит президента Франции в эти страны показал, как очень они расползаются с Парижем в оценке Рф и способов ответа на ее политику. Хотя Эммануэль Макрон поддержал перемены в Белоруссии, он в очередной раз отдал осознать, что Франция в еще большей степени, чем Литва и Латвия, склонна вести с Москвой «конструктивный диалог», — отмечает Польский институт интернациональных отношений (PISM).

«Меж тем, как считает выступающий за изоляцию Рф на интернациональной Арене литовский президент Гитанас Науседа (Gitanas Nausėda), прагматичный подход Франции неадекватен, так как цели и интересы различных членов ЕС противоречат друг дружке. Скептически оценивает перспективы диалога с Москвой также латвийский премьер Артурс Кариньш (Arturs Kariņš), объясняя свою позицию соображениями сохранности», — пишет эксперт Института Кинга Рась (Kinga Raś).

Литва делает ставку в первую очередь на взаимодействие с США и Германией — рамочным государством, возглавляющим боевую группу НАТО в данной для нас стране, чьи силы пребывают там на ротационной базе попеременно с французскими. Также Вильнюс крепит военное сотрудничество с Польшей.

Его вооруженные силы получают южноамериканское орудие. Как докладывает аналитический центр «Ворсоу Инститьют» (Warsaw Institute), не так давно администрация США согласилась реализовать Литве новейшие южноамериканские легкие бронированные машинки (JLTV). Контракт на поставку 200 штук планируется подписать уже в этом году, полностью может быть, что в будущем литовцы закупят доп. Также Вильнюс старается противостоять русской дезинформации и кибератакам. С данной для нас целью он реорганизует административные структуры и меняет законодательство, сразу призывая страны ЕС начать системную борьбу с липовыми новостями.

Русская активность, направленная против Литвы, касается в первую очередь таковых социально чувствительных и имеющих стратегическое значение тем, как историческая память либо финансовая ситуация. Цель русских информационных кампаний состоит в том, чтоб подорвать доверие литовского общества к оборонной политике страны. Как показывает Кинга Рась, русская дезинформация может помешать совместным инициативам Вильнюса и Варшавы в сфере сохранности (в том числе энергетической).

«Можно ждать, что Москва будет стараться помешать польским и литовским шагам, нацеленным на укрепление восточного фланга НАТО и наращивание южноамериканского военного присутствия в регионе. Так же она будет препятствовать их сотрудничеству в области энергетики», — считает эксперт. Рига тоже делает ставку на Вашингтон и во все большей степени на Канаду, командующую натовским батальоном в Латвии.

Хотя Эстония и Франция по-разному глядят на Россию (1-ая гласит о западной политике сдерживания, а 2-ая о диалоге), Таллин уповает, что демонстрация готовности поддержать мощного союзника в операциях за пределами Европы дозволит привлечь его внимание к имеющимся в нашем регионе угрозам. Оборонная стратегия Эстонии опирается, но, на членство в Альянсе и взаимодействие с янки, а контакты с Францией выступают только дополняющим основное стратегическое направление элементом.

Все страны Балтии уделяют свое внимание, что опосля прошедшего в Варшаве саммита НАТО 2016 года восточный фланг удалось серьезно усилить. Свою роль сыграли размещение в этих государствах и Польше натовских боевых групп, решение о наращивании способностей Альянса в сфере проведения масштабных операций (инициатива «4 по 30»), а также расширение его структур командования и сил.

При всем этом у государств Балтии есть много мыслях, связанных с увеличением уровня сохранности в регионе Балтийского моря. Таллин дает перевоплотить цель по патрулированию балтийского воздушного места в цель по его защите, а также показывает, что боевые самолеты следует дополнить системой противовоздушной обороны среднего радиуса деяния.

Литва, Латвия и Эстония понимают, что в случае нападения с востока перспектива сохранения их суверенитета будет зависеть от быстроты реакции НАТО. Они с опаской взирают на внутренние споры, которые, как это было в случае Турции, мешают обновлению союзнических планов по защите Польше и государств Балтии. Сами они совместно с Варшавой стараются противостоять попыткам расколоть Союз либо выжать со старенького материка США, высказываясь за переброску как можно наиболее бессчетного южноамериканского контингента на восточный фланг.

Эти страны отлично помнят, что опосля того как Наша родина аннексировала Крым, конкретно Вашингтон расположил свои силы на их местности. Также он нарастил свое присутствие во время российско-белорусских учений «Запад-2017». Не считая того, следует направить внимание на размах учений, которые США организуют в балтийском регионе («Атлантическая решимость», «Удар сабли», «Балтопс»).

Кроме остального америкосы помогают союзникам развивать вооруженные силы. Эстония, пользуясь их поддержкой, в частности, расширила свои базы и полигоны, а также смогла закупить ракеты «Джавелин». Как докладывает портал «Дифенс 24», Таллин планирует до 2026 года вложить 50 миллионов евро в систему береговой обороны, а также остальные средства, которые дозволят защитить береговую линию протяженностью 1 242 километра. В области противокорабельной обороны он рассчитывает на региональное сотрудничество с соседями. На вырастающую опасность со стороны моря указывают все три страны Балтии. Они также стараются налаживать контакты с Великобританией, которая выступает рамочным государством, отвечающим за боевую группу НАТО в Эстонии, и ведут взаимодействие с английским экспедиционным корпусом (JEF).

Не все эстонское население поддерживает пронатовский курс. В Эстонии, как и в Латвии, проживает русское меньшинство, которое в большей степени тяготеет к Рф. Только 35% его представителей относится положительно к Альянсу, а 28% — к США.

Страны Балтии — маленькие страны, но это принципиальные региональные союзники Польши. Они соображают, как важны сплоченность НАТО и трансатлантические связи, лицезреют исходящую от Рф опасность. Также они понимают, что гарантировать сохранность жителям региона и всей Европе дозволит лишь система сдерживания, а не «конструктивный диалог».

 

Источник: inosmi.ru