Для обложки собственной книжки, в которой он анализирует, что же вышло с душой Америки, психиатр выбирает хрестоматийный кадр из «Планетки обезьян» — обугленные, наполовину погребенные в землю руины Скульптуры Свободы.

Один священник, считающий Соединенные Штаты богоизбранной государством, считает, что победа Джо Байдена (Joe Biden) на президентских выборах сулит государству фатальный крах, разрушение самой сущности цивилизации.

Режиссер, воспевший в собственном творчестве бурный хаос американской политики, приходит к выводу, что переизбрание президента Трампа станет «концом демократии».

У янки осталась неделька перед тем, как они обусловятся с выбором собственного предстоящего пути, и на этом перепутье ясно ощущается душок отчаяния. Практически на каждое поколение выпадают выборы, которые политики представляют как главный шаг собственной эры. Но выборы 2020 года застали страну в беспримерно сумрачном расположении духа: она погружается в безнадежность, подпитывается духовной пустотой, убеждена, что неправильный финал приведет к катастрофе.

«Я никогда не следил ничего подобного, — гласит Фрэнк Лунц (Frank Luntz), политический эксперт Республиканской партии, крайние семь президентских сроков собиравший фокус-группы неопределившихся избирателей. — Даже самые уравновешенные, среднестатистические люди молвят о этих выборах с таковым запалом и таковым чертовским надрывом, каких я никогда до этого не лицезрел. Если вы верите в изменение атмосферного климата, то переизбрание Трампа — это практически конец света. Если для вас животрепещущ вопросец налогообложения — вы считаете, что победа Байдена угрожает для вас банкротством. Если вас больше всего тревожит здравоохранение, вы полагаете, что проигрыш Байдена убьет вас»

У американской политики долгая история наизловещих предчувствий. Посреди отцов цивилизации были памфлетисты, сделавшие для себя имя на возмущении тяжким будущим, грозившим колонистам в случае провала их революции. Но градус сегодняшних апокалиптических настроений настолько высок, что тревоге поддаются даже люди, не понаслышке знакомые с конструктивной риторикой, временами используемой в нашей стране.

«Сначала я не принимал это серьезно, но крайние 6 недель дали основания для сурового беспокойства, — гласит Майкл Баркун (Michael Barkun), политолог в Сиракузском институте, занимающийся исследованием политического экстремизма. — Представление, что победа конкурента на выборах приведет к быстрому краху и распаду институтов, вполне противоречит американской истории».

По словам историков, в прошедшем в периоды непостоянности и колебаний в собственных силах америкосы нередко переключались на наружные опасности — идейную борьбу с Русским Союзом в период прохладной войны, на беспокойство в связи с кавардаками на Ближнем Востоке опосля терактов 11 сентября 2001 года.

Но сейчас беспокойство правых, что победа демократов ввергнет Америку в трагический социализм, и тревога левых, что победа Трампа приведет ее к тоталитаризму, сделали «страшный момент — представление, что в случае победы конкурента нам не приходится ожидать ничего неплохого», — гласит Питер Стернз (Peter Stearns), историк чувств в Институте Джорджа Мейсона (George Mason University).

«Стороны начали принимать друг дружку не как оппонентов, а как ужасное зло, — гласит он. — И происходит это как раз в тот момент, когда доверие к институтам пошатнулось и все группы стремятся к наибольшей обособленности. Создается воспоминание, как будто никакого промежного варианта не существует».

Неприятие противника оказывается так повсеместным, что посреди приверженцев Байдена в Вирджинии 31% гласит, что не будет считать победу Трампа легитимной, а 26% приверженцев Трампа аналогичным образом не готовы принять победу Байдена, согласно опросу, проведенному «Вашингтон Пост» и Schar School.

Встревоженность янки в связи с выборами и их последствиями, простирающаяся от слухов о штатской войне до опасности запугивания избирателей, появилась в итоге проникания в мейнстрим мыслях, ранее считавшихся маргинальными. Любой 3-ий избиратель-республиканец заявил в ходе проведенного в осеннюю пору этого года опроса «Дейли Кос»/»Сивикс» (Daily Kos/Civiqs), что, на его взор, в фантазиях QAnon о существовании потаенно контролирующей правительство элиты глубинного страны есть толика правды. В мае ФБР пришло к заключению, что QAnon и подобные «теории политического комплота, очень возможно, будут [способствовать] росту политического напряжения и… криминальных и насильных действий».

В данный момент америкосы в особенности восприимчивы к темному, пессимистичному взору на будущее страны, поэтому что ряд существенных причин грозит институтам, которым люд доверял веками, как молвят исследователи, изучавшие перемены, произошедшие в народных настроениях:

Президент-популист с шоуменским пристрастием к апокалиптическому языку. Расцвет безосновательных теорий, таковых как QAnon, «фейк-ньюз» и ужас перед исступленными иммигрантами. Революция в области технологий и СМИ, которая значительно изменила метод восприятия новостей и получения инфы о политике в Америке.

Добавьте сюда пугающую пандемию, всплеск протеста и гнев по поводу расового неравенства, а также неожиданный крах экономики, и в итоге возникает это пронизывающее все недоверие, чувство, что самая могущественная страна в мире больше не способна придти к консенсусу во имя общего блага.

«Нас ожидает тяжелое время, — гласит Баркун. — Угроза — вирус — невидима, что делает ее еще наиболее пугающей. Больше распространяется убеждение, что авторитетам — научным, политическим, информационным — недозволено доверять. Веровать в неблагоприятный финал, может быть, бывает проще, чем принять факт непостоянности».

В отличие от других президентов, Трамп позиционировал себя не в роли посла надежды, объединяющего люд, а как одну из жертв. Он публикует в Твиттере теории комплота, сетует на направленные против него «мистификации», в собственной инаугурационной речи отрисовывают антиутопические образы «американской резни», а в кампании по переизбранию представляет себя бойцом с уличной анархией и отвратительным комплотом против пригородов.

Почти все годы правило огромного пальца в американской политике состояло в том, что победу, скорее всего, одерживал кандидат с наиболее положительным миропониманием. Президенты, избиравшиеся за крайние три десятилетия, взывали к оптимизму и устремлениям народа. Билл Клинтон (Bill Clinton) баллотировался как «человек Надежды». Джордж Буш-младший (George W. Bush) представал в роли «сочувствующего консерватора». Барак Обама (Barack Obama) строил свою кампанию на «надежде и переменах».

Байден остерегал в этом месяце, что наступил «страшный момент для страны. Слабеет наше доверие друг к другу. Надежда будто бы ускользает из рук. Очень почти все америкосы считают нашу общественную жизнь… поводом для полного, непрекращающегося партийного противоборства».

Опосля многократных заявлений Трампа, что он может не признать результаты выборов, Байден в прошедшем месяце выразил обеспокоенность, «не провоцирует ли Трамп реакцию в обществе, способную вывести его из равновесия либо привести к какому-либо насилию».

Трамп утверждает, что в случае победы Байдена страна скатится к «безобразию толпы». «Никто не будет в сохранности».

КонтекстWP: рукопожатие с Путиным как признак госизменыThe Washington Post27.10.2020Newsweek: демократы не простят Трампа в случае его поражения. Его ожидает трибунал либо эмиграцияNewsweek22.10.2020The American Conservative: опросы скрывают лидерство ТрампаThe American Conservative21.10.2020Akşam: и даже мусульманское «Иншааллах» не выручило БайденаИноСМИ20.10.2020

Избранный Богом

Америка Фрэнка Амедии (Frank Amedia) оказалась на грани пропасти, в той точке, где верующие люди ждут пришествие Армагеддона, а их противники замышляют комплот с целью упразднения свобод.

Телевизионный евангелист Пэт Робертсон (Pat Robertson) заявил в собственном шоу на прошлой недельке, что опосля выборов «начнется война». Он напророчил, что стране угрожают «масштабные штатские протесты… позже [наступит] мирное время, а позже, может быть, конец».

Чтоб не отставать, Амедиа, пастор церкви «Тач Хэвен Министриз» (Touch Heaven Ministries — букв. «прикоснись к Небесам») в Кэнфилде, штат Огайо, и прошлый советник штаба Трампа по христианской политике, поделился своим видением того, что ждет страну в случае победы Байдена: «Прогрессивный марксистский социализм», «беззаконие», даже принятие «анимализма» — «кто-то сумеет жениться на корове и заниматься с ней развращенным сексом».

Амедиа, ведущий воспевающий Трампа канал «Щит президента США» (Potus Shield) на Ютьюбе, на камеру предвещает апокалиптическое будущее в случае проигрыша собственного кандидата, период мирских восстаний и библейских потрясений. Но в жизни проповедник производит, быстрее, воспоминание человека встревоженного, нежели разозленного, быстрее ищущего, нежели негодующего.

«Обе стороны признают, что на кону оказался дух цивилизации, — заявил он в интервью. — Я понимаю, что остальные страны оступились, допустив раскол и отказавшись от морали, руководствуясь всецело личными амбициями и повестками. Похоже, мы достигнули этого момента».

По воззрению Амедиа, Бог выбрал Трампа, чтоб он управлял Соединенными Штатами, при этом проповедник не питает иллюзий, как будто президент — человек, достойный восхищения. Он пеняет на «прискорбный политический дискурс в стране, превратившийся в склад ума, [подразумевающий] рвение к победе хоть какой ценой».

«Каким образом вышло так, что мы оказались перед выбором меж Джо Байденом и Дональдом Трампом?— гласит он. — У нас должны быть какие-то эталоны, а вряд ли у кого-то из их они есть».

68-летний пастор желает веровать, что благодаря энергичным юным идеалистам страна не скатится в вызывающее тревогу отрицание правды, науки и веры.

В тревожные периоды американской истории скепсис к науке и антагонизм к интеллектуалам росли, выливаясь в столкновения о преподавании эволюции, фторировании водопроводной воды и толерантности к однополым отношениям.

«Этот скепсис быть может здравым и демократичным, — гласит Стернз, историк Института Джорджа Мейсона. — Но то, что мы смотрим на данный момент, с суровым подрывом доверия к авторитетам — это новейший, совсем другой парадокс. Он отражает раскол, способный подтолкнуть нас к беспощадной штатской войне».

Амедиа делится опасением, что стране угрожают беспощадные конфронтации и все наиболее масштабное распространение небезопасных конспирологических теорий. Единственный метод помешать этому процессу, по его словам, состоит в наиболее мудрейшем руководстве, пользующемся наиболее широкой поддержкой населения.

«Почему некие люди вступают в политические организации и движения? Почему они веруют в такие проекты, как QAnon?— задается вопросцем Амедиа. — Они пробуют заполнить пустоту. В это тревожное время людям требуется нечто большее, чем чувство утраты контроля. Наш дом вышел из-под контроля — президентская власть, Конгресс и вирус. Людям требуется справедливое и открытое управление. Почему мы должны выбирать меж правыми и левыми? Почему мы не можем сразу выступать за Коалицию за права чернокожих и за Право на жизнь? Почему мы не можем признавать и науку, и веру?»

Пастор планирует продолжать свои молитвы на канале «Щит президента» вне зависимости от того, кто из 2-ух кандидатов одержит победу на выборах.

«Это наш долг как янки, — гласит он. — В моей церкви мы признаем результаты, какими бы они ни были, и мы хотят стать голосом, призывающим к единству. Время от времени, когда жизнь в кое-чем лишне упрощается, людям требуется определенное бремя, чтоб распознать свои настоящие ценности. Может быть, мы находимся как раз на этом шаге. Как можно залечить рану, сохраняя почтение друг к другу?»

«Фортуны нам»

Четыре года вспять Р. Дж. Катлер (R.J. Cutler), режиссер-документалист, исследовавший южноамериканскую политическую культуру в фильмах «Военная комната» (War Room) и «Безупречный кандидат» (A Perfect Candidate), произнес, что страна вступает в период, «когда вероятным представляется хоть какое зло, когда мы уже утратили осознание основополагающих принципов, касающихся атмосферного климата, демократии и самых базисных вещей».

Действительность президентства Трампа оказалась ужаснее, чем он рассчитывал, признается сейчас Катлер, и он убежден, что 2-ой срок будет аварией.

«Я один из тех, кто считает, что это конец демократии и нас ожидает тоталитарное правительство, — гласит он. Трамп «желает, чтоб его культурным противникам заткнули рты. Он желает надзирать коммуникацию. Культура будет сопротивляться, но этот юноша хочет сажать людей в кутузки. Как гласила моя мать, „фортуны нам»».

Позиция Катлера представляет собой не лишь точку зрения художника, живущего в либеральном Лос-Анджелесе, но отражает и мировоззрение наиболее широкой прослойки американцев-левоцентристов, считающих, что переизбрание Трампа будет грозить стабильности правительства, будущему электоральной системы и даже судьбе Земли.

Почти все сторонники левых взглядов переживают то, что социологи именуют «опаской исчезновения», убеждения, что, по словам Баркуна, «общество в том виде, в котором мы его знаем, будет уничтожено, а Трамп убыстрит этот процесс, поэтому что система исчерпала устойчивость. В особенности умопомрачительно слышать от левых, что система утратила способность амортизировать деяния Трампа».

Продиктована ли эта тревога опасениями, связанными с климатическими переменами, расовой рознью либо тем, как платформы соц сетей ограничивают юзеров диетой, состоящей из все наиболее конструктивных политических взглядов, ее следствием становится атмосфера отчаяния, только усугубляемая изоляцией и непостоянностью в критериях пандемии коронавируса.

Катлер, посвятивший крайние годы созданию биографических кинофильмов о пионере шоу «Субботним вечерком» (Saturday Night Live) Джоне Белуши (John Belushi) и поп-певице Билли Айлиш (Billie Eilish), сохраняет надежду, что в случае победы Байдена «вы увидите культурное возрождение», наступит время творчества и поиска решений издавна назревших заморочек.

Но даже в случае победы Байдена, по словам Катлера, тяжело представить, что страна просто перевернет страничку и начнет все поновой. «Мы существуем в состоянии расслоения культуры. Единой правды уже не существует. Я желаю сказать, есть люди, считающие, что пожаров в Калифорнии не случилось бы, если бы мы подметали листья».

Посттрамповская эра может стать «политической и культурной кучей малой», гласит Катлер, в которой для одних янки, в конце концов освободившихся от ограничений, связанных с коронавирусом, может настать «период гедонизма», в то время как остальные все еще будут сосредоточены на соц разногласиях, которые в скором времени никуда не пропадут.

«Только поэтому что Трамп уходит — если он вправду уйдет — выпущенные им силы, как и силы, возникшие в ответ на его деяния, никуда не денутся».

Статьи по темеVogue: что, если Трамп откажется признавать результаты выборов?Vogue15.10.2020Отзыв на «Русскую ферму троллей»: пришел, подорвал демократию, ушел (NYT)The New York Times25.10.2020FP: южноамериканская демократия распадается на частиForeign Policy29.09.2020Zero Hedge: начнется ли в США штатская война?Zero Hedge30.08.2020

Погибель и перерождение

Когда Томас Сингер (Thomas Singer), психиатр из Сан-Франциско, подбирал изображение для обложки собственной книжки о том, что вышло с душой цивилизации, состояние страны приводило его в кошмар.

«Все разваливалось, — гласит он. — Наш внутренний опыт — личный и групповой — как посреди левых, так и посреди правых, дает подсказку нам, что глубочайшая уязвленность проявилась во всем, что делает нас янки. Мы разбиты».

Он натолкнулся на именитый финишный кадр уникальной версии «Планетки обезьян» — душераздирающее обнаружение погребенной на пляже разрушенной Скульптуры Свободы, цепляющий знак страны, утратившей свои эталоны и потерпевшей крах.

«Искусство иногда предвосхищает действительность, — гласит Сингер. — Это было апокалиптическое чувство, что демократия в том виде, в котором мы ее знаем, упадет».

Но за то время, которое прошло меж выбором изображения для обложки и публикацией книжки, Зингер пришел к иному выводу относительно Соединенных Штатов эры Трампа.

78-летний психиатр вспоминает, какие мучения расколотая страна пережила в 1968 году, [было] «чувство, как будто все рушится». Тем не наименее, в юности, по его словам, он и его ровесники никогда не задумывались, что их будущее обречено.

Сейчас же всюду раздаются голоса юных людей, сетующих, что у их нет пути развития, что Земля переживает роковой кризис, что новейшие технологии грозят трудоустройству в будущем.

Хотя почти все причины, содействующие этому отчаянию, существовали еще до прихода Трампа, по воззрению Сингера, конкретно президент стал движущей силой этого недоверия.

«Он сыграл существенную роль в формировании чувства, что мы не можем придти к одному воззрению, что реально, а что нет, — гласит он. — Хаос — залог его благоденствия. Он мятежник по самой собственной сущности, что созвучно самой базе американской идентичности».

Это представление, что Трамп является квинтэссенцией южноамериканского бунтаря — представителем вереницы бунтарей без предпосылки — подтолкнуло Сингера к воззрению, что президент — не просто разрушающая, либо, как считает сам Трамп, подрывная, сила.

Быстрее, по словам психиатра, Трамп, может быть, нечаянно, дает стране очередной шанс создать то, что у нее постоянно выходило идеальнее всего — биться, орать и неистовствовать, извергая, как писал Уолт Уитман, соответствующий южноамериканский «варварский клич» противоборства, на котором зиждутся инновации и обновление.

«Душа цивилизации закаляется в этом идеологическом столкновении в вопросцах о расе, деньгах и капитализме, о противоборстве личного и коллективного», — гласит Сингер.

Всплески популизма, один из которых содействовал победе Трампа в 2016 году — нагретые отчаянием янки, считавших, что ни одна из партий не занимается решением заморочек сокращения рабочих мест, общин, опустевших торговых центров и городов — за пару лет израсходывали себя, рассеявшись по мере того, как расширение экономики, война либо политические реформы помогали совладать с неуверенностью.

Сингер боится, что 2-ой срок Трампа еще более подорвет доверие людей и сплоченность общества. Но сейчас он задается вопросцем, не подтолкнул ли президент страну к конфронтации и решению ряда глубочайших ее заморочек.

«Управляющий страны, как родитель, задает модель поведения, — гласит Сингер. — Байден — это возвращение к священным южноамериканским эталонам порядочности и хорошей воли. Трамп вскрыл все наши глубинные расхождения. Я надеюсь, что люд обретет свою непокорливую, суматошную южноамериканскую душу и заявит о для себя. Это может привести к глубинным изменениям в вопросцах расы, атмосферного климата, а, может быть, и здравоохранения».

«В конце концов, Трамп может послужить благой цели, — гласит он. — В людском опыте погибель идет рука о руку с возрождением».

Источник: inosmi.ru