The New York Times (США): ядовитый вторженец захватывает Россию

Балашиха, Наша родина — Если вы поедете по хоть какому шоссе, ведущему из русской столицы в сторону области, вы можете следить, как сменяют друг дружку разные слои русского общества. На замену людному, прекрасно подсвеченному центру приходят похожие на часовых высотные жилые дома, позже перед вашими очами оказывается кольцо автомобильных салонах и магазинов складского типа. Равномерно ландшафт становится наиболее пустынным: время от времени села и маленькие городка возникают посреди лугов и лесов, простирающихся на тыщи км в любом направлении.

Наша родина — наибольшая страна в мире. И правительство, и люд гордятся площадью ее местности — «от южных морей до полярного края», как говорит государственный гимн. Но крайние несколько десятилетий эту безмятежную пустоту, эти просторы Рф равномерно заполоняет чужеродная сила — огромный борщевик.

Этот захватчик — только высочайшее растение, ядовитый сок которого может вызывать ожоги третьей степени и слепоту, — равномерно перевоплотился в знак судьбы провинциальной Рф. Он стал воплощением губительного пренебрежения со стороны правительства страны. Хотя Наша родина — большущая страна, большая часть экономической деятельности — и жизни в целом — сконцентрирована в нескольких больших городках. Опосля бессчетных попыток русского управления освоить целину с помощью централизованного планирования, становится естественным, что сегодняшнее русское правительство движется в обратном направлении. И здесь возникает борщевик.

В летнюю пору огромный борщевик весьма похож на укроп на стероидах. Из его листьев размером с кофейный столик получаются истинные дебри, через которые нереально пробраться без специального костюмчика химзащиты. В зимнюю пору борщевик преобразуется в высохший карий скелет. За пределами Москвы борщевик иногда становится единственным видимым ориентиром посреди укрытых снегом полей — наизловещие зонты высятся над снежными сугробами подобно марсианам из «Войны миров», готовым двинуться в пришествие. Бюрократы уже начали именовать местности, заросшие борщевиком, «зараженными».

МультимедиаАмерика в огнеИноСМИ29.05.2020Воздушный парад над МосквойИноСМИ10.05.2020Космонавты НАСА отправляются в космос без помощи Рф (NYT)The New York Times27.05.2020

Естественный ареал огромного борщевика — Кавказские горы. Он научился выживать в критериях подвижного грунта и удачно соперничать с иными высокогорными растениями, разбрасывая большущее количество семян — до 100 тыщ с 1-го растения. Латинское заглавие огромного борщевика — Heracleum — намекает на его невероятную силу. В центральной части Рф, где луговые травки обычно намного ниже, он стремительно теснит все местные растения.

«Наши растения не могут с ним конкурировать, — произнес Дмитрий Гельтман, директор Ботанического института имени Комарова Русской академии. — Он захватывает пустые поля, поэтому что ему нравится неуравновешенный грунт. Хоть какому чужеродному виду проще просачиваться в неустойчивое общество».

Гельтман употребляет определения из ботаники, но его слова полностью применимы и к жизни в русской провинции, которая начиная с 1990-х годов мучается от неослабевающего оттока населения. В Рф около 222 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель, и практически 100 миллионов гектаров в истинное время не употребляются.

Значимая часть этих территорий — около миллиона квадратных км, что в дважды больше площади местности Испании, — были брошены опосля распада Русского Союза, поэтому что тогда было нерентабельно заниматься сельским хозяйством. Когда люди ушли, свое пришествие начал борщевик.

Создается воспоминание, что правительство не понимает, что созодать с землей и с теми людьми, которые там живут: россияне, живущие в сельских районах, в дважды почаще мучаются от бедности и безработицы по сопоставлению с теми, кто живет в городках. Согласно результатам исследования, число фермерских хозяйств в стране сократилось в два раза с 2006 по 2016 год. Лишь 1% от всех сельскохозяйственных компаний получает две третьих всех инвестиций, вкладываемых в эту ветвь. Всего 61 компания обладает наиболее 14 миллионами гектаров сельскохозяйственных земель, и руководители этих компаний предпочитают применять труд сезонных работников-мигрантов. Обитатели русских сел на сто процентов лишены экономических способностей.

Василий Мельниченко, уральский крестьянин, возглавляющий движение за развитие сельских районов, гласит, что политика правительства президента Владимира Путина в отношении сельской Рф по-настоящему ужасна. По его словам, к жителям сельской местности относятся как к «бремени», потому средства на стройку дорог, электросетей и на здравоохранение из бюджета практически не выделяются.

«Это тянется очень длительно, чтоб быть ошибкой, но, если это делается специально, вывод быть может лишь один: нами управляют неприятели, — произнес мне Мельниченко. — Были разработаны 10-ки дорожных карт и государственных проектов, но никто не может их воплотить. Власти полностью неспособны осознать, что созодать с этими территориями».

По словам Мельниченко, еще 20 лет такового дела, и все оставшиеся обитатели сел вымрут, и это станет концом русской деревни как формы жизни.

Огромный борщевик — это то, что происходит с землей, когда ее работники покидают ее. Борщевик раз в год расширяет площадь захваченных им территорий приблизительно на 10%. На данный момент он уже подбирается к границам лесов и рек, а иногда даже к границам городов. Даже в густо застроенной Столичной области площадь зараженных борщевиком земель составляет практически 700 квадратных км, о чем сказало сиим в летнюю пору местное правительство. В Тверской области, которая находится меж Столичной и Ленинградской областями и площадь которой приблизительно равна площади Австрии, борщевик уже просочился в третья часть городов и сел.

Это нашествие борщевика является одной из почти всех экологических катастроф, спровоцированных русской системой централизованного планирования. Опосля 2-ой мировой войны русские агрономы, стремившиеся как можно резвее вернуть сельское хозяйство в стране, решили, что впечатляющая биомасса этого растения делает его пригодным кормом для домашнего скота. Семечки этого растения были разосланы по всей стране.

В соке борщевика содержится высочайшая концентрация фуранокумаринов — веществ, которые вызывают мощные ожоги и образование язв, если они попадают на те участки кожи, которые подвергаются действию солнечного света. Невзирая на это борщевик стали растить по всей стране. К 1980-м годам, когда это растение сделалось просачиваться в леса центральной части Рф, анализы проявили, что у скотин, питавшихся борщевиком, молоко имело противный вкус. Пробы создать это растение наименее ядовитым ни к чему не привели.

И сдержать это бедствие было уже нереально. Хотя правительства неких областей сейчас пробуют обрабатывать земли, зараженные борщевиком, пестицидами, Москва не уделяет данной дилемме никакого внимания и даже не пробует осознать масштабы бедствия. Татарстан — единственная республика, контролирующая распространение борщевика, — обратилась к федеральному правительству за помощью, сообщив, что за крайние восемь лет площадь территорий, зараженных сиим растением, возросла в 10 раз — и что от борщевика уже пострадали тыщи людей, а некие даже погибли.

КонтекстГлавред: как Запад лепит из Навального головного русского оппозиционераГлавред03.10.2020Sina: против русского «Авангарда» бессильна неважно какая «супер-пупер-ракета»Sina.com02.10.2020TV2: Дания разрешила «Северный поток — 2», хотя премьер-министр была противtv2.dk01.10.2020

Некие активисты и ученые пробуют экспериментировать с разными вариациями решения данной трудности — от улиток, поедающих это растение, до производства самогона из борщевика.

В один прекрасный момент вечерком я вкупе с активисткой Марией Поповой отправилась в рейд по борьбе с борщевиком в Подмосковье. Мы вооружились перчатками, очками и большенными кухонными ножиками и направились на поле, которое относится к пользующемуся популярностью парку «Лосиный полуостров».

«Если не вмешиваться, борщевик распространяется с безумной скоростью, и скоро вокруг не остается ничего не считая него», — произнес она, пока мы шли через высшую травку. Попова начала патрулировать близлежащие поля опосля того, как в один прекрасный момент она натолкнулась на «плантации» борщевика во время прогулки. По ее словам, управление государственного парка, которое обязано защищать био обилие, проигнорировало делему. Попова именует борщевик «эмблемой пренебрежения».

«На общенациональном уровне правительство не делает ничего», — произнесла она, поднявшись на цыпочки и резким движением отрезав зонты, возвышавшиеся на три метра от земли. Это верный метод помешать борщевику рассыпать свои семечки, как поведала мне одна активистка, которая постоянно берет с собой большенный тесак на велосипедные прогулки. 

В то время как активисты из городов почаще всего планируют свои рейды и отыскивают единомышленников в сети, в провинции часто весьма не много людей, которых тревожит неувязка распространения борщевика, как произнесла Дарья Гребенщикова — писательница, живущая в умирающей деревне в Тверской области.

«Борщевик не считают неувязкой, поэтому что тут нет людей, для которых он мог бы стать неувязкой, — произнесла она. — Я уже растеряла надежду на хотя бы какое-нибудь возрождение деревни. Правительство решило, что поддерживать сельские районы — это очень тяжело, потому на данный момент они преобразуются в пустыню».

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.