Опосля пары лет обоюдных санкций, изгнания дипломатов и кибератак тяжело для себя представить, что американо-российские дела могут стать еще ужаснее, чем сейчас. Но если последующий президент Соединенных Штатов не изменит в целом подход Вашингтона к Москве и не начнет проводить наиболее близкую к реальности в собственных целях политику, то дела меж этими странами продолжат ухудшаться.

Возникает соблазн поглядеть на крайние десятилетие и прийти к выводу о том, что Вашингтон и Москва находятся в ловушке, в состоянии неизменной враждебности. Вмешательство Рф в южноамериканский избирательный процесс преобразовал Москву в парию для тех, кто находится снутри Окружной дороги Вашингтона, и в итоге были испорчены даже обычные дипломатичные переговоры. Поддержка Москвой сирийского президента Башара аль-Асада, президента Венесуэлы Николаса Мадуро и находящегося в осаде президента Белоруссии Александра Лукашенко привела к тому, что почти все влиятельные политики в Соединенных Штатах стали считать дела с Россией обреченным делом. Такое же чувство находится в Москве, где почти все считают, что двухсторонние дела останутся без надежды на прогресс независимо от того, кто находится в Белоснежном доме. 

Вопросец о продвижении вперед в этом вопросце состоит не столько в том, могут ли Соединенные Штаты и Наша родина стать друзьями, сколько в том, каким образом эти два страны могут придти к базовому осознанию главных интересов друг дружку в области сохранности. В конечном счете, эти дела мучаются от позиции в обеих столицах, основанной на игре с нулевой суммой, и в рамках такового подхода агрессивная борьба за воздействие рассматривается как единственный приемлемый путь. В итоге возникает «страшный тупик» в отношениях меж этими 2-мя странами, которые владеют приблизительно 90% мирового ядерного орудия. 

КонтекстTime: почему Наша родина выигрывает на фоне выборов в СШАTime08.11.2020News Thump: Наша родина дает навести наблюдателей в США для обеспечения добросовестных выборовNews Thump05.11.2020CMC: как поменяются дела США с Украиной и Белоруссией опосля выборовCarnegie Moscow Center03.11.2020Newsweek: Наша родина не питает оптимизма по поводу отношений с СШАNewsweek02.11.2020Fox News: вот почему результаты выборов в США тревожат Китай, Россию, Иран и КНДРFox News30.10.2020Мультимедиа«Юнона» представляет неповторимые фото Юпитера (Videnskab)Videnskab21.10.2020Сибирские ученые одомашнили лис (Al-Jazeera)Al Jazeera19.10.2020Наилучшие фото одичавшей природы — 2020The Natural History Museum14.10.2020

Вроде бы плохо ни был настроен южноамериканский внешнеполитический истеблишмент, есть некие вопросцы, которые Вашингтон не может поменять. В особенности это относится в тем событиям, которые происходят поблизости русских границ. Хотя Соединенные Штаты и их европейские союзники желали бы узреть перевоплощение автократичной Белоруссии в прозападную демократию, Москва не допустит такового сдвига, с учетом очень значимых интересов и огромных ставок. Соединенные Штаты не имеют способности поменять статус-кво в Минске — а то воздействие, которым они располагают, сводится на нет за счет млрд баксов в виде кредитов и энергетических субсидий, предоставляемых Россией белорусскому правительству. В любом случае, активное вмешательство Соединенных Штатов на стороне участников демонстраций в Минске, быстрее всего, приведет к наиболее глубочайшему вовлечению Рф в дела данной нам страны. 

Как показал пример Украины, Москва стремится расширить внедрение военных ресурсов и в состоянии это создать, а также она готова управляться с экономическими последствиями собственных решений в том случае, если ее вмешательство отвечает ее своим государственным интересам. Прошло уже наиболее 6 лет опосля того, как пророссийски настроенный Виктор Янукович был сдвинут со собственного поста в итоге народного восстания, но Украина продолжает оставаться в состоянии внутреннего конфликта, который в значимой мере вызван военной и денежной поддержкой Рф сепаратистских образований на востоке страны. Введение бессчетных санкций, а также экспортные поставки Киеву противотанкового орудия никак не изменили ситуацию на земле и не принудили Москву смягчить свою позицию. В естественно итоге, Украине имеет намного наиболее принципиальное значение для Москвы, чем для Вашингтона — и потому Наша родина готова создать больше, чем могут когда-либо создать Соединенные Штаты.

Последующая администрация обязана учесть эти примеры, при формулировании собственной политики в отношении Рф. Вашингтон должен отделить то, что ему необходимо от Москвы, от того, что он желает от нее получить; Америка обязана отлично для себя представлять, как незначимым является ее воздействие на соседей Рф; и она обязана обдумывать, что активная позиция Соединенных Штатов в русском ближнем зарубежье нередко делает ситуацию еще наиболее сложной. Южноамериканские бюрократы должны также максимально ясно отдать осознать своим русским визави, с какими ее действиями они не будут мириться — при этом откровенное вмешательство в южноамериканскую систему управления обязано находиться в самом начале этого перечня. 

Южноамериканская политика обязана учесть, что Наша родина не является гигантов в 30 метров (100 футов) ростом, как ее нередко представляют. В реальности, современная Наша родина продолжает оставаться только оболочкой собственной бывшей русской славы. Южноамериканская экономика с ее 21,3 триллионами баксов практически в 12 раз превосходит по собственному размеру российскую. Соединенные Штаты растрачивают на противоракетную оборону, морские способности и боеприпасы больше, чем Наша родина на все свою армию. Москва просто не владеет ни способностями, ни финансовыми ресурсами для поддержания масштабных военных операций, не говоря уже о оккупации какого-нибудь страны, являющегося членом НАТО. 

Хотя Наша родина не способно конкурировать с Соединенными Штатами, ее, тем не наименее, недозволено игнорировать. Эта страна продолжает оставаться наикрупнейшей в мире ядерной державой, государством с гордой историей, а ее суммарные способности разрешают ей проецировать военную силу. Так было в Грузии в 2008, на Украине в 2014 году и в Сирии в 2015 году — Наша родина будет применять военную силу, если это требуется для того, чтоб сохранить свои геополитические позиции. 

Последующая администрация США, возможно, будет испытывать соблазн, связанный с усилением санкционного режима, а также с тем, чтоб создать дипломатичные дела с русскими зависимыми от определенных критерий. Этот соблазн, хотя он и популярен посреди представителей южноамериканского внешнеполитического общества, следует его избегать, а выбор необходимо создать в пользу избирательного роли при решении тех вопросцев, по которым Вашингтон и Москва могут сотрудничать — вот только неких из их: контроль над вооружениями, публичное здравоохранение, военная деэскалация, постоянные торговые дела, а также невмешательство во внутренние дела друг дружку. 

Субстантивный и хладнокровный диалог с Россией быть может таковым же противным, как посещение стоматолога, когда необходимо вырвать зуб. Но это не значит, что схожий диалог становится наименее нужным. Америка обязана контактировать с Россией, когда она может, и противостоять ей, когда она обязана, поэтому что это более действенный метод стабилизировать двухсторонние дела, являющиеся одними из более принципиальных в мире. 

Дэниел Депетрис является научным сотрудником фонда Defense Priorities, а также обозревателем журнальчика Washington Examiner.

 

Источник: inosmi.ru