Дочь пережившей Холокост дамы начала судебную тяжбу, чтоб защитить репутацию собственной покойной мамы, которую обвинили в том, что у нее были лесбийские дела с эсэсовской надзирательницей.

Ранее в этом году трибунал Германии постановил, что доктор Анна Хайкова (Anna Hájková), адъюнкт-профессор, преподающая современную историю континентальной Европы в Институте Уорика, нарушила посмертные права дамы, на публике заявив, что у той были сексапильные дела с нацистской надзирательницей во время пребывания в концентрационных лагерях.

Дочь данной для нас дамы на данный момент судится с Хайковой, обвиняя ее в 5 вариантах предполагаемого нарушения судебного постановления и требуя выплатить ей компенсацию в размере 25 тыщ евро. Педагог-историк свою вину опровергает, и во Франкфурте началось новое судебное разбирательство.

Дочь покойной также подала жалобу в Уорикский институт, который начал расследование на предмет того, являются ли деяния Хайковой по отношению к покойной нарушением установленных Институтом этических норм при проведении научных исследовательских работ.

Как сказал во Франкфуртском суде юрист истицы, мама истицы, еврейка, по делу которой ведется судебное разбирательство и которая погибла 10 годов назад, познакомилась с нацистской надзирательницей в 1944 году, когда ее перевели в концентрационный лагерь в Гамбурге.

В суде было заявлено, что эсэсовская надзирательница втюрилась в молоденькую узницу и представила, что опосля войны они будут жить совместно.

Надзирательница следовала за узницей, когда ту два раза переводили в остальные концлагеря, крайним из которых был Берген-Бельзен. Опосля освобождения этого лагеря в 1945 году надзирательницу арестовали при попытке спрятаться посреди узниц. В 1946 году английский военный трибунал приговорил ее к двум годам тюремного заключения.

Хайкова, которая изучает историю людей нестандартной сексапильной ориентации, ставших жертвами Холокоста, произнесла, что на базе показаний выживших узников лагерей и юридических документов из судебного дела надзирательницы она пришла к выводу, что у 2-ух дам были бы лесбийские дела — или принудительные, или по взаимному согласию. Но она признала, что никаких определенных доказательств этого нет.

КонтекстThe Guardian: возмутительное незнание о величайшем злодеянии XX векаThe Guardian17.09.2020Times of Israel: эпидемия не страшнее Холокоста?The Times of Israel12.04.2020El País: он выжил в ХолокостEl País15.03.2020Когда в 2014 году Хайкова связалась с дочерью покойной узницы, гражданкой Австралии, та ей произнесла, что интимных отношений меж дамами не было. По ее словам, надзирательница была влюблена в ее мама, а та сиим воспользовалась, чтоб выжить в лагерях.

Дочь узницы поведала: «Мы с сестрой знали, что мама воспользовалась особенными льготами? и что она нравилась надзирательнице. Но эти дела не были физическими. Она особо подчеркивала, что сексапильному либо физическому насилию никогда не подвергалась. Я думаю, ей почти все сходило с рук, поэтому что она была прелестной, прекрасной и незначительно хитрецкой. Даме, которая наносила ей на руку номер [в виде татуировки] она произнесла: „А можно создать номер чуток меньше, чтоб он отлично смешивался с моим вечерним платьицем?»».

В прошедшем году в объявлениях о проведении в Германии и Австрии лекций о собственных исследовательских работах Хайкова именовала имена этих 2-ух дам и написала, что у их были лесбийские дела. О одной из лекций она написала в «Твиттере и расположила фотографию узницы-еврейки. А в другом интернет-объявлении, написанном на германском языке, говорилось, что „узницы… дамского лагеря следили за отношениями меж надзирательницей и узницей с восхищением и омерзением»».

Дочь узницы, пришедшая в кошмар от этих объявлений, обратилась в трибунал в Германии, так как ее мама была гражданкой Германии, и по конституции страны репутация человека опосля его погибели защищена от посягательств. По словам ее адвоката, такие заявления могут повредить репутацию и заслуги ее мамы.

В защиту Хайковой ее юрист сослался на то, что у нее как у человека и ученого есть право на свободу суждений.

В апреле трибунал постановил, что заявления Хайковой, находящиеся в объявлениях, ущемляют достоинство покойной, и что она обязана воздерживаться от выражений о сексапильных либо лесбийских отношениях бывшей узницы с эсэсовской надзирательницей. Трибунал также воспретил ей именовать в этом контексте полное имя дамы либо употреблять ее фотографию без разрешения ее дочери.

В 2014 году Хайкова пообещала дочери покойной, что не будет употреблять в собственной работе полное имя ее мамы, но, по ее словам, она «просто забыла» о этом обещании.

Дочь недовольна подготовительными советами Уорикского института, проводящего расследование, согласно которому, по ее словам, Хайкова обязана пройти обучение, чтоб соответствовать институтскому этическому кодексу ученого-исследователя.

Дочь узницы, по словам которой, в подготовительном отчете не было достаточных доказательств, чтоб прийти к выводу о физической связи ее мамы с надзирательницей, добавила: «Я желаю, чтоб институт принял в отношении Хайковой наиболее строгие дисциплинарные меры и выплатил компенсацию за причиненные мне последние мучения. Представителям комиссии, занимавшейся расследованием, я произнесла, что была доведена до истерики и слез. Мне очень нужно, чтоб такое решение было принято».

В интервью изданию «Гардиан» (The Guardian) Хайкова произнесла, что не нарушала требований, изложенных в постановления суда Германии, так как говоря о предполагаемых отношениях узницы-еврейки с надзирательницей, она называла покойную не сокращенным именованием, а употребляла псевдоним.

Хайкова, которая является чешской еврейкой и родственники которой также были жертвами Холокоста, добавила: «То, что я изучаю историю Холокоста по судьбам людей нестандартной сексапильной ориентации, дозволяет получить представление о наиболее сложном, наиболее людском и наиболее настоящем обществе, чем о обществе, состоявшем из монстров и святых».

Историк добавила, что не может объяснять расследование, проводимое институтом.

Представитель Уорикского института отказался от объяснений до окончания внутреннего расследования и новейшего судебного разбирательства в суде Германии.

Источник: inosmi.ru