23 октября 2016 года Эй-би-си ньюс запустила опрос-отслеживание, сходу дав Хиллари Клинтон преимущество в 12 пт. Эй-би-си ньюс отметила, что таковой отрыв значит «обширное неодобрение» Дональда Трампа. Приблизительно в то же время The Associated Press и компания GFK провели собственный опрос, отдав Клинтон преимущество в 13 процентов. USA Today и Saffolk проявили, что ее отрыв составляет 10 процентов. То же самое спрогнозировала CNBC. Естественно, в то время проводились и остальные опросы, которые отдавали Клинтон преимущество в 2-7 процента. Но были и два исключения из общепринятого правила. IBD/TIPP отдавали Трампу преимущество в 2 процента, а опрос-отслеживание Los Angeles Times и USC демонстрировал его отрыв в 4 процента.

Усредненные данные РиалКлирПолитикс (RealClearPolitics) до конца указывали на лидерство Клинтон, а окончательное ее преимущество, по данным данной нам службы, составило 3,2 процента. Самыми приметными в 2016 году можно именовать опросы штатов, которые отдавали Клинтон решающее преимущество в колеблющихся штатах. Модели с разными наборами данных оценивали шансы Хиллари Клинтон занять Белоснежный дом в 71-93 процента.

Объясняя происшедшее в 2016 году, Том Маккарти (Tom McCarthy) написал в прошедшем месяце на страничках The Guardian: «Некие опросы в главных штатах в 2016 году не проводились, но общенациональные опросы в совокупы верно спрогнозировали итог, показав в конце отрыв Клинтон в 3 процента. По голосам избирателей она обогнала конкурента на два пт, но проиграла по голосам коллегии выборщиков». Такое представление о общенациональных опросах публичного представления вводит в заблуждение. Если не считать нескончаемую белоснежную ворону (опрос-отслеживание Los Angeles Times и USC), которые поочередно (и не совершенно правильно) указывали на лидерство Трампа, и если исключить практически 900 тыщ доп голосов, отданных Калифорнией за Клинтон (таковой финал в опросах никто не предвещал и даже речи о нем не вел), то выходит, что общенациональные опросы по колеблющимся штатам дали не весьма верный итог. А конкретно, общенациональные опросы ошибались по неправильным причинам. Настолько возмутительное непонимание вызывает вопросец о том, научились ли чему-нибудь опосля 2016 года ведущие службы опросов и их читатели.

Две службы, которые в 2016 году дали верные оценки, сейчас считают, что ведущие опросные организации опять ошибаются. Они считают, что выборы будут напряженные, но дают прогноз о том, что Трамп по голосам выборщиков одержит верх. Патрик Башем (Patrick Basham) из Института демократии в 2016 году предсказал победу Трампу, а также правильно спрогнозировал итог референдума по Брекситу. В собственном крайнем опросе за 2020 год Башем предвещает легкую победу Трампу по голосам коллегии выборщиков и гласит, что все колеблющиеся штаты в итоге будут за Трампа. Роберт Кахали (Robert Cahaly) из «Трафальгар Груп» (Trafalgar Group) в собственных опросах в 2016 году буквально предсказал количество выборщиков, которые отдадут голоса за Трампа. На данный момент Кахали предвещает, что большая часть колеблющихся штатов будут за Трампа, и что количество голосов выборщиков составит чуток больше 270.

Эти опросные организации пробуют решить делему, носящую заглавие социально применимое смещение. Социально применимое смещение — это когда респондент дает ответ на вопросец, основываясь на том, что он считает социально применимым, но не излагает свое настоящее мировоззрение по теме. Было отмечено последующее событие. Когда респонденты чувствовали, что опрос вправду анонимный, они почаще отдавали предпочтение Трампу. Это были опросы, в которых использовалась автоматическая интерактивная голосовая система, без живого интервьюера.

Кахали считает, что на данный момент социально применимое смещение превалирует еще более, чем в 2016 году. Людей, которых в 2016 году называли недостойными, на данный момент именуют расистами и сторонниками приемущества белоснежной расы. Разные группы людей, к примеру, белоснежные дамы из пригородов, в особенности болезненно относятся к подобного рода оскорблениям. Часть из их дает опросным организациям социально применимые ответы, даже если у их другое мировоззрение. Таковая изюминка навряд ли изменит отношение к победителю той либо другой демографической группы, скажем, белоснежных дам из предместий либо чернокожих из рабочего класса. Но она может оказаться весьма принципиальной, если разрыв меж кандидатами будет маленькой.

Роберт Барнс (Robert Barnes) — судебный юрист, у которого много узнаваемых клиентов, начиная с Уэсли Снайпса и кончая политическими активистами Ральфом Нейдером (Ralph Nader) и Алексом Джонсом (Alex Jones). А еще он самый влиятельный и серьезных критик опросов публичного представления. Он готовился к данной нам роли, делая ставки против опросов, когда считал их неверными. В 2016 году издание The Times of London сказало, что Барнс «в совокупы выиграл 470 тыщ евро, сделав ставку на Трампа в Лондоне и Дублине».

Барнс утверждает, что с опросами есть огромное количество заморочек. Весьма принципиальный момент заключается в том, что устроителям опросов тяжело задавать вопросцы белоснежным из рабочего класса, чернокожим и латиноамериканцам. Проблем возникает еще более, когда опросные организации пробуют получить репрезентативные подборки в сельской местности. Барнс привел пример окрестность Грин в Пенсильвании, где The New York Times не так давно провела собственный опрос. Он показал, что соотношение голосов за Байдена будет 2 к 1. (Это округ, где Байден может проиграть 3 к 1.) В 2016 году округ Грин дал предпочтение Трампу с соотношением голосов 62 к 36 процентам. В окружении сильны профсоюзы, и работает много сталелитейных заводов. Чтоб поверить данным опросов, придется исходить из того, что белоснежные рабочие этих компаний из сельской местности вдруг массово настроились против президента, хотя тот ввел пошлину на сталь в размере 25 процентов и всей собственной деятельностью олицетворяет их ценности и озабоченности.

КонтекстРуди Джулиани: что я отыскал на твердом диске Хантера (NewsMax)NewsMax.com21.10.2020American Thinker: главные СМИ США покрывают грехи 2-ух Байденов – ради поражения ТрампаAmerican Thinker20.10.2020Fox News: ноутбук Хантера Байдена — это не русская дезинформация, утверждает глава Нацразведки СШАИноСМИ19.10.2020

Барнс заявляет: «На данный момент опросы публичного представления — это в большей степени искусство, чем наука, и все артисты бесталанные». Ты нехороший исследователь публичного представления, если не знаешь демографию, культуру и политическую историю той области, где пытаешься провести опрос. «Не много кто из исследователей публичного представления назовет для вас разницу меж голосованием поляков в Питтсбурге, итальянцев в южной Филадельфии, англикан-протестантов основного толка в Монтгомери, потомков валлийских угольщиков в городке Уилкс-Барре и огромного количества сельскохозяйственных рабочих, разбросанных по всему штату. А разница большая, поэтому что есть различия меж угольной индустрией в глубинке, старенькым созданием и сельскохозяйственным обществом».

Барнс также считает, что на этих выборах будут острые классовые противоречия. И когда они проявятся, опросы будут весьма очень ошибаться. Самый драматический пример выборов такового рода имел пространство в 1948 году, когда президент Трумэн одержал убедительную победу над Томасом Дьюи (Thomas Dewey), хотя все опросы предвещали прямо обратный итог. Когда политические предпочтения дам из высшего общества, которые с большей толикой вероятности ответят на телефонный звонок и заполнят опросный лист, различаются от предпочтений парней из рабочего класса, вы в неудаче. Одна из самых огромных заморочек социологических опросов состоит в том, что 98 процентов не соглашаются в их участвовать. Тяжело получить репрезентативные подборки из группы, когда на вопросцы отвечает так не достаточно людей.

По воззрению Барнса, есть наиболее четкий индикатор направления движения выборов типа тех, которые предстоят нам в наиблежайшее время. Нужно «находить разногласия снутри находящейся у власти партии, которые измеряются толикой голосов на праймериз», гласит он. Либо определять, как харизматичен оппозиционный кандидат. Начинал ли работающий президент какие-нибудь войны? Каковой «базисный коэффициент роли у групп избирателей, которые обычно не склонны голосовать»? Каковой ответ на вопросец: «Для вас лучше живется на данный момент либо четыре года вспять»? Каковы тенденции регистрации избирателей в четырехлетний период меж выборами в главных штатах? Каковы отличия в тенденциях по регистрации избирателей за 6 месяцев до выборов в колеблющихся штатах? Ответы на эти вопросцы, а также на некие остальные, которые учитывает Барнс, указывают на победу Трампа в этом году.

А есть еще Основная модель доктора Гельмута Норпота (Helmut Norpoth), работающего в Институте Стони Брук. Он предсказал фаворита на 25 из 27 выборов, допустив ошибку в 1960 году, когда покойники голосовали за Кеннеди в Иллинойсе, и в 2000 году, когда выборы закончились пересчетом по решению Верховного суда. «Эта статистическая модель базирована на президентских праймериз, и не считая того, на избирательном цикле, которые являются прогностическими параметрами голосования на всеобщих выборах». В 5 вариантах, когда модель Норпота давала итог, хороший от прогнозов по опросам, она побеждала со счетом 5:0. В этом году модель Норпота предвещает Трампу убедительную победу в ноябре по голосам коллегии выборщиков.

Томас Дьюи, который в 1948 году был уверен в собственной победе, ограничивался пустыми банальностями типа: «Вы понимаете, что ваше будущее перед вами». Сейчас аналогичную стратегию употребляет Джо Байден, который не желает раскачивать лодку в крайние недельки перед выборами. Он уповает сыграть на удержание счета.

«Они не желают ничего разламывать в крайние три недельки, — произнес один демократический стратег. — Если б выборы состоялись сейчас, они бы одолели. Они это знают, и что еще важнее, это понимает Трамп. Просто говоря, они одолевают. И им ничего созодать не необходимо. Им необходимо просто укрепить поддержку и сыграть свою игру».

Даже те немногие социологические службы, которые считают президента Трампа победителем, признают, что выборы будут напряженные, без очевидного фаворита. Байден точно может одолеть. Но показательно то, что вышеупомянутый демократический стратег посчитал свои заявления очень рискованными и попросил не именовать его имя. Что если мы стали очевидцами 1-го из самых суровых политических ляпов в истории?

Поживем-увидим. Будущее все еще перед нами.

Источник: inosmi.ru