Я только что получил электронное письмо от моего встревоженного друга Лукаша Козуковски (Łukasz Kozuchowski), молодого католика, с которым я подружился в Варшаве осенью прошлого года. Он был моим переводчиком на интервью, которые я брал в столице Польши в процессе работы над новой книгой «Жить не по лжи» («Live Not By Lies»).

В настоящее время Лукаш работает над своим дипломным проектом в Бельгии. Он стал одним из нескольких молодых католиков 20 с небольшим лет, которые сказали мне, что образ Польши как твердыни католической веры давно устарел. Лукаш не вошел в число тех поляков, которые сказали мне, что в течение десятилетия или двух Польша пройдет тот путь, который уже прошла Ирландия — то есть откажется от христианства и сделает решительный выбор в пользу секуляризма. Однако он стал одним из многих, кто с сожалением признал, что Польшу ждет именно такое будущее.

Сегодня в своем электронном письме Лукаш рассказал мне, что происходит в Польше:

Партия «Закон и справедливость» единолично правит Польшей с 2015 года. Поскольку эта партия утверждает, что она выражает католическую точку зрения, множество неправительственных организаций, выступающих против абортов, пытаются добиться ужесточения польских законов об аборте.

КонтекстИзнасилования, аборты, электрошок — начат процесс о пытках в Сирии (Der Spiegel)Der Spiegel26.06.2020OD: женщин на Украине дезинформируют об абортахOpen Democracy28.03.2020EUobserver: рожайте калеку — зато он умрет не от наших рукEUobserver.com23.07.2019Respekt: Европа становится ультраконсервативнойRespekt28.05.2019

В Польше уже действует самая жесткая в Европе система, направленная против абортов. В Польше аборты разрешено делать только в трех случаях: если опасности подвергается здоровье или жизнь матери, если беременность стала результатом изнасилования и если у плода есть пороки развития — не только несовместимые с жизнью, но и такие несмертельные пороки, как синдром Дауна. Этот закон в Польше называют «Компромиссом по абортам», он был разработан после долгих переговоров в 1993 году, и большинство поляков — как религиозных, так и не очень — считали его неприкосновенным.

В 2016 году была предпринята попытка отменить последнее из трех, упомянутых выше условий. Но начались серьезные протесты. В крупных польских городах прошли масштабные акции протеста. В результате возникло движение «Черный протест», которое требовало не просто не ограничивать действие закона об абортах, но и сделать аборты более доступными. К этому движению присоединилось множество людей — не только из числа убежденных сторонников абортов, но и тех, кто просто выступал за сохранение «Компромисса». Среди последних оказалось множество моих молодых друзей-католиков (это доказывает, что «католическая вера» Польши во многих случаях существует лишь в теории).

Другая попытка была предпринята весной этого года, и результат оказался таким же. Но на прошлой неделе партия «Закон и справедливость» использовала Конституционный суд Польши, который многие считают марионеткой нынешнего правительства, чтобы объявить, что пороки развития ребенка по закону не могут становиться основанием для аборта. Негативная реакция общественности оказалась намного более серьезной, чем в предыдущий раз.

Во-первых, движение «Черный протест» отреагировало с такой силой, какой Польша никогда прежде не видела. Не только в крупных («либеральных»), но и в более мелких городах на акции протеста вышли сотни тысяч людей. Днем и ночью улицы полны людей. Они скандируют «wyperdalać» («Отвалите!») и «to jest wojna» («Это война!»).

Практически все мои друзья (даже католики) принимают участие в этих протестах. Не только левые, но и те, кто, казалось, придерживался умеренно консервативных взглядов, громко протестуют против решения Конституционного суда. Многие из них демонстрируют крайнюю решительность. Множество институтов и брендов, включая практически все университеты Польши, опубликовали заявления в поддержку протестов и призвали студентов принимать участие в них (хотя сейчас нам угрожает covid-19). Поскольку церковная иерархия открыто лоббировала внесение изменений в законы, множество протестующих начали портить церковное имущество и открыто выступать с грубыми высказываниями в адрес Церкви. Протестующие прерывали церковные службы и писали ругательства и слоганы в поддержку абортов на стенах храмов. Сегодня из церкви в Лодзе — городе, известном своим весьма прохладным отношением к религии, — пропала дарохранительница с частицей Тела Христова (вероятно, ее украли).

Реакция священнослужителей на самом деле помогла протестующим. Епископы публично выразили благодарность за внесение изменений в закон. В этом нет ничего необычного, однако это было сделано так, что напомнило многим о византийской системе, где государство фактически опекает Церковь. В ответ на это лидер партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский выступил на телевидении с речью, в которой он очень покровительственным тоном отметил, что государство будет защищать Церковь.

Сейчас атмосфера стала крайне напряженной. Миряне стихийно организуются, чтобы защищать свои храмы, потому что на улицах столько протестующих, что полиция попросту не может контролировать ситуацию. Прямо в центре Варшавы, на Площади Трех крестов, произошли жестокие столкновения, и несколько человек получили ножевые ранения. Обе стороны теряют терпение, и многие — как сторонники, так и противники протестов — начинают прибегать к насилию.

Я не знаю, в каком направлении будет развиваться эта ситуация. Некоторые просто напуганы и предпочитают оставаться дома. 

Будучи католиком, я, конечно же, выступаю против абортов. Это заставило многих моих друзей отвернуться от меня. Некоторые из тех людей, которых я прежде считал добрыми и образованными, отправляли мне грубые и оскорбительные сообщения. Поляризация общества становится чрезвычайно резкой, и противники абортов оказываются на обочине. Честно говоря, я чувствую себя потерянным и беспомощным. Я не знаю, что мне делать (особенно учитывая, что сейчас я нахожусь очень далеко от моей родины), и я не знаю, были ли изменения в законе, которые спровоцировали такие волнения, правильным решением здесь и сейчас.

Если по итогам следующих выборов действующее правительство потеряет власть, за этим последует резкая реакция сторонников абортов, и тысячи нерожденных детей погибнут, — протестующие заявляют, что обратной дороги к «Компромиссу» нет. Я думаю, что решение Конституционного суда вовсе не обязательно поможет спасти жизни невинных детей. Мощные антикатолические настроения в обществе стремительно набирают силу.

Я молюсь за то, чтобы обстановка успокоилась, — сейчас это самое важное, потому что государство, очевидно, не может в полной мере контролировать ситуацию.

Сегодня президент Польши предложил своего рода «новый компромисс»: закон позволит женщинам делать аборты, если пороки развития плода являются смертельными, но аборты в тех случаях, когда пороки развития ребенка не являются смертельными, — к примеру, синдром Дауна, — будут запрещены. Мы также наблюдаем возникновение разногласий в рядах протестующих: самые суровые из них, кто занимается организацией протестов и руководит движением «Черный протест», сейчас начинают осуждать тех, кто недостаточно решительно выступает за отмену абортов, в том числе умеренных политиков, и это вызывает заметное замешательство. Поможет ли это успокоить общество? Время покажет.

Лукаш разрешил мне опубликовать его письмо и попросил меня призвать читателей помолиться за Польшу. К своему письму он приложил фотографию того, как прямо сейчас выглядит самый центр Варшавы.

 

Источник: inosmi.ru