«Ничто не возможно без людей, ничто не долговечно без институтов». Эти слова принадлежат Жану Монне (Jean Monnets), торговцу коньяком, финансисту, одному из самых уважаемых экспертов, к которому прислушивался весь западный мир в темные десятилетия XX века и духовному отцу современного ЕС. Сегодня мало кто станет спорить с правотой Монне. Ренессанс предпринимательства и исследования современных институционалистов показали, насколько важны межправительственные организации для роста, мира и развития.

Человек, который может это засвидетельствовать, приезжал в Стокгольм в середине июня, чтобы отметить два юбилея: 100 лет независимости Латвии и 30 лет возобновлению дипломатических отношений. Президент Латвии Эгилс Левитс (Egils Levits), представитель поколения, которое добилось того, чтобы Латвия вновь оказалась в рядах суверенных государств, уже не первое десятилетие работает в ключевых институтах Европы.

Мы встретились в библиотеке в посольстве Латвии на улице Оденгатан, чтобы поговорить об исторических вызовах конца XX века и будущем первого за сто лет поколения, которое выросло в свободной, мирной и по большому счету единой Европе.

Семейство Левитс эмигрировало в ФРГ в 1972 году.

Эгилс Левитс: Мой отец был евреем и критиковал режим. Мы были в числе нескольких тысяч, кому пришлось тогда уехать из Советского Союза после визита Никсона в Москву в мае того же года. Я вернулся в Латвию в 1987-1988 годах, когда Горбачев начал перестройку.

КонтекстПрезидент Латвии: мы должны сделать все, чтобы спасти НАТО (Die Welt)Die Welt22.08.2019Delfi: выиграть свою битву за ЛатвиюDelfi.lv20.11.2019Я примкнул к тем, кто организовал «Народный фронт»: Дайнису Ивансу (Dainis Ivans), Ивану Годманису (Ivan Godmanis) и Сандре Калниете (Sandra Kalniete). В процессе восстановления независимости я был юридическим консультантом и участвовал в разработке декларации. В мае 1990 года ее принял тогдашний парламент. Мое участие в этом вызвало явное недовольство КГБ, поэтому меня выслали из страны незадолго до того, как парламент принял решение. Вернуться я смог лишь в августе 1991 года, когда Латвия уже стала независимой. Но сторонники «Народного фронта» действовали и в изгнании, и я им тоже помогал.

Svenska Dagbladet: Как вы воспринимали ситуацию, после того как приехали в ФРГ в 1972 году, в те годы, когда западный мир как будто смирился с тем, что Советский Союз контролирует Восточную и Центральную Европу и оккупировал Прибалтику?

— Я очень вовремя закончил учебу, тогда обстановка как раз изменилась, и на востоке начались преобразования.

Левитс изучал политологию и юриспруденцию в Киле, специализируясь на Советском Союзе и странах Организации Варшавского договора. Потом его пригласил к себе один из институтов, предложив изучать тенденции развития Советского Союза и Восточной Европы. По долгу службы он также должен был, например, готовить анализы перемен, происходящих в восточном блоке, для западногерманского правительства и бундестага.

Так что он хорошо подготовился к возвращению в Латвию. Левитс прекрасно разбирался в вопросах международного права и хорошо знал, как рассуждают в Бонне, где поначалу заняли очень осторожную позицию по поводу стремления прибалтийских стран к независимости.

«Но со временем все изменилось, и Германия стала важным партнером в работе по интеграции стран Прибалтики в ЕС», — говорит Левитс.

Вернувшись в Ригу, он сначала был консультантом по международному праву в парламенте, потом его назначили первым послом страны в воссоединившейся Германии, а после этого — министром юстиции и вице-премьером. Освобождение от Советского Союза означало необходимость принять определенные правовые решения, в том числе по поводу будущего статуса русского населения, присутствия российских войск и их вывода из страны.

У Левитса за плечами уникальная юридическая карьера в Европе. Он десять лет служил судьей в Европейском суде по правам человека в Страсбурге и пятнадцать лет — в Европейском суде в Люксембурге.

«Мы задали международному праву на ранее оккупированных территориях новое направление, решив несколько первых в своем роде дел в Страсбурге».

С точки зрения международного права, у русских, осевших в Латвии после ее оккупации в 1940 году, был статус нелегальных мигрантов. Они могли подать заявку на получение гражданства или остаться по гуманитарным причинам. Несмотря ни на что, это было довольно разумным решением, считает Левитс.

— Были ли уже тогда, с самого начала, мысли о том, чтобы вступить в ЕС?

— Да, конечно, и вскоре после обретения Латвией независимости в августе 1991 года тогдашний немецкий министр иностранных дел Геншер пообещал, что Германия поддержит заявку трех прибалтийских стран.

Левитс также четко дал понять, что Латвия очень заинтересована в сотрудничестве в скандинавском и прибалтийском регионах. Он подчеркнул традиционно близкие отношения Латвии со Швецией и исторически обоснованную культурную близость с ней.

Статьи по темеПрезидент Эстонии: окно возможностей для России закрывается (MTV)MTV.fi15.01.2021Президент Литвы: Путина можно назвать убийцей (Delfi)Delfi.lt30.03.2021Интерес Левитса к вопросам, касающимся свобод и прав человека, отражается на его отношении к межгосударственным организациям. На лекции в военной академии НАТО в Риме президент недавно уделил особое внимание важности фундаментальных ценностей — демократии, индивидуальной свободы и верховенства закона — для сотрудничества в рамках НАТО.

Также в ходе нашего интервью президент говорил о связи между цифровизацией и климатическим вопросом. Левитс убежден в необходимости перехода на альтернативные источники энергии, иначе всего через пару поколений человечеству может грозить гибель. Президент подчеркнул, что здесь он полностью поддерживает позицию Швеции.

«Но мы также должны учитывать экономические возможности, которые нам дают эти перемены. Цифровизация — средство, которое можно использовать как с добрыми, так и с дурными намерениями».

Он выразил некоторую тревогу в связи с тем, что успехи в области развития искусственного интеллекта могут подорвать «автономию человека». Воспоминания о детстве и юности в тоталитарном обществе всеобъемлющего контроля уходят не так легко.

«Мы ведь уже сталкивались с гибридной деятельностью России, так что относимся к этому достаточно осознанно, — говорит Левитс о риске, что этой технологией будут пользоваться во зло. — Постепенно мы все лучше это понимаем. Через десять лет подобные вопросы наверняка будут в центре внимания».

Однако он все равно доволен действиями ЕС и НАТО, чтобы помешать попыткам России создать серые зоны на востоке. Работа по борьбе с коррупцией и дезинформацией продвигается.

«С Россией нужно вести диалог, но и сдерживать ее тоже надо. Она должна понять, что у Запада достаточно воли и способностей, чтобы себя защитить».

Эгилс Левитс

Родился в 1955 году, с 2019 года — президент Латвии. Ранее был членом парламента, министром юстиции, заместителем премьер-министра и судьей от Латвии в Европейском суде по правам человека.

Источник: inosmi.ru