— Огромное спасибо, Президент Алиев, за то, что согласились отдать интервью Sky News. Президент Франции уверен, что в эти деньки будет достигнута договоренность о прекращении огня и Вы возобновите переговоры. Есть ли таковая возможность и на каких критериях?

— Это зависит от позиции Армении. Азербайджан постоянно поддерживал переговорный процесс. Поправде, мы на протяжении 28 лет с момента сотворения Минской группы ОБСЕ участвуем в переговорах. У нас были надежды, мы и на данный момент возлагаем надежды, что переговоры приведут к подвижкам и политическому урегулированию конфликта. Но, к огорчению, позиция Армении была обратной. Они употребляли переговоры лишь как повод для того, чтоб создать этот процесс нескончаемым. Другими словами, они постоянно желали закрепить статус-кво, сохранить его постоянным и не возвращать земли, которые должны были быть возвращены согласно резолюциям Совета Сохранности ООН и разработанным Минской группой ОБСЕ принципам, находившихся на столе переговоров. Потому надеюсь, что Армения, столкнувшись с сиим горьковатым поражением на поле боя, будет действовать наиболее разумно, прислушается к советам посредников, будет искренней за столом переговоров. Переговоры должны привести к политическому урегулированию конфликта и освобождению захваченных территорий.

— О каких территориях мы говорим? Мы говорим просто о Нагорном Карабахе либо о захваченных 7 азербайджанских районах, которые они именуют зоной сохранности? Понятно, что вы не можете возвратить все эти земли.

— Наша территориальная целостность признается всем миром. Все страны признают территориальную целостность Азербайджана, куда заходит и Нагорный Карабах. Позиция Армении на самом деле снова же была поводом. Называя эти семь районов вокруг Нагорного Карабаха зоной сохранности, они употребляли это как повод, для того, чтоб задерживать их под оккупацией. Но нынешнее противоборство указывает, что в современном мире нет зоны сохранности. Современное военное оборудование не обеспечивает сохранность даже на огромных расстояниях. Сохранность обязана обеспечиваться политическим методом. Потому мы постоянно гласили, что политическое решение обеспечит гарантии сохранности для всех сторон — азербайджанцев, армян, остальных национальностей, живущих на данной для нас местности. В главных принципах, которые Армения отказалась поддержать, ясно обозначено, как будут ворачиваться земли. На первом шаге должны быть возвращены 5 азербайджанских районов, расположенных в юго-восточной части Нагорного Карабаха, потом — два азербайджанских района, расположенных меж Нагорным Карабахом и Арменией. Опосля этого азербайджанцы ворачиваются в Нагорный Карабах. Азербайджанское население Нагорного Карабаха составляло 25 процентов, их права тоже должны быть обеспечены. Они ворачиваются в места проживания — старый город Шуша и остальные места, и мы восстанавливаем обычные коммуникации. Мы восстанавливаем контакты меж народами. Уверен, что люди равномерно помирятся. Это — план посредников, который мы поддерживаем.

КонтекстАравот: прекращение огня не приведет к мируАравот10.10.2020The Atlantic: «трусливо-воинственная цивилизация»The Atlantic10.10.2020Anadolu: россиянка, живущая в Стамбуле, знакомит российских с ТурциейAnadolu Ajansı10.10.2020Lragir: Армения и Азербайджан условились о перемирии в КарабахеLragir10.10.2020

— Если 25-процентному азербайджанскому популяции дозволят возвратиться в Нагорный Карабах, вы признаете независимость Нагорного Карабаха?

— Нет. Никогда. Этот вопросец никогда не был на столе переговоров. Наша позиция была максимально ясна. Азербайджан никогда не признает независимости Нагорного Карабаха, поэтому что это наша старая земля. Сейчас история Нагорного Карабаха отлично известна. С иной стороны, это — составная часть Азербайджана, и почему мы должны предоставить независимость маленькому числу людей? Азербайджан, как все страны мира, является мультиэтнической государством. Национальные меньшинства живут в Азербайджане и в почти всех странах мира умиротворенно и достойно. Быть государственным меньшинством не значит, что у вас есть право на отделение, сепаратизм. Сепаратизм является большенный опасностью для интернациональной общественности, его осуждают все страны мира. То, что было изготовлено против нас, — это были сепаратизм армян в Нагорном Карабахе и военная злость армянского страны против Азербайджана. А это привело к ситуации, с которой мы сейчас столкнулись, — оккупация, один миллион азербайджанских переселенцев, этническая очистка против азербайджанцев, разрушенные городка и села. Когда мы на данный момент освобождаем наши местности, имеются видеокадры, запечатлевшие, что там происходит. Все уничтожено, будто бы Сталинград, ужаснее состояния Сталинграда опосля 2-ой мировой войны.

— Но вы делаете это против Степанакерта, являющегося столицей региона. Вы делаете это против Шуши, которая вчера два раза подвергалась обстрелу. По тамошней церкви два раза был нанесен удар, было разумеется, что штатские лица и журналисты отыскали там убежище.

— Во-1-х, это была провокация со стороны Армении. Мы никогда ранее не делали ничего подобного. У нас в центре Баку есть армянская церковь. Вы сможете приехать сюда либо кого-либо выслать…

— Нет, нет. Армяне же не будут обстреливать свою церковь. Как такое быть может?

— Полностью может быть, что это их провокация, чтоб представить нас таковым образом. Но я могу для вас сказать, что они обстреливают наши городка. Для вас понятно о том, что в итоге армянских бомбардировок погибло 31 наше штатское лицо? Есть 170 покалеченых, наиболее тыщи домов стопроцентно разрушены либо пострадали, и это вышло в итоге нападения Армении на наших штатских лиц. Они употребляют баллистические ракеты. Баллистические ракеты.

-Но Вы делаете это в Нагорном Карабахе своими снарядами. У вас весьма современная дронная разработка, позволяющая для вас в точности созидать ваши цели. Таковым образом, почему наносятся удары по штатским объектам?

— Нет, нет. Мы никогда не нападаем на штатских лиц. Наши деяния на местности Нагорного Карабаха заключаются в том, что мы взяли на прицел их танки, вооружения, артиллерийские системы, а также военную инфраструктуру. То, что эта военная инфраструктура иногда размещена в центре городка, — это не наша вина. Но мы никогда не брали целенаправленно на прицел штатских лиц. Да, у нас есть современное вооружение, но далековато не все оно современное. Могут быть некие ошибки. Потому мы никогда не брали целенаправленно на прицел штатских лиц. Напротив, город Тертер, расположенный весьма близко к полосы соприкосновения, подвергается бомбардировкам. Раз в день на город сбрасывают 2000 снарядов. Он, можно сказать, уничтожен. И никто о этом не гласит. Потому, прошу вас, давайте быть справедливыми в этом вопросце. Не мы начинали это, и нам не необходимо брать на прицел штатских лиц. Нам необходимы наши местности. Для что нам брать на прицел штатских лиц, с которыми по окончании войны мы будем жить бок о бок? Люди армянского происхождения в Нагорном Карабахе являются заложниками того преступного режима. Уверен, что по окончании войны они будут жить с нами бок о бок, умиротворенно и достойно.

-Вы отметили, что желаете созидать вывод Арменией собственных войск. Но Вы также произнесли, что не готовы принять там миротворцев. В таком случае как Вы сможете уверить армянских коллег, что не отберете все земли назад?

— Я отвечу на ваш вопросец, если вы скажете, когда я гласил о том, что не желаю созидать миротворцев. Я никогда такового не гласил. Это — неправильная информация, простите. Я никогда не гласил…

— Но готовы ли Вы принять миротворцев на данной для нас местности?

— Миротворцы являются одним из частей, обеспеченных в главных принципах, разработанных Минской группой ОБСЕ для урегулирования конфликта.

И есть пункт, связанный с миротворцами. Но мы не дошли до этого пт, чтоб обсудить его в соответствующем виде, поэтому что рано. Поэтому что в первую очередь мы должны решить главный вопросец —

вопросец оккупации, освобождения территорий, а опосля возврата туда азербайджанцев, естественно, должны прибыть миротворцы. Это в рамках договоренности. Если это будет подписано с обеих сторон, то обе стороны изберут, кто будут эти миротворцы. Таковым образом, мы не против этого. Но мы практически не находимся в активной фазе переговоров, связанных с данным пт.

МультимедиаAutocar: «Лада» и остальные автомобили-долгожителиAutocar05.09.2020Sözcü (Турция): восемь товаров, нужных для сердцаSözcü06.09.2020Самые забавные звериные 2020: эти фото буквально принудят вас улыбнутьсяThe Comedy Wildlife11.09.2020

— Ваши условия, связанные с переговорами, не поменялись и опосля начала крайних широкомасштабных военных операций. Мне любопытно, если переговоры ранее никогда не были успешными, почему на данный момент заговорило орудие?

— Понимаете, переговоры проводятся уже с 1992 года. Подвижки с тех пор равны нулю. Армения постоянно употребляла некие инструменты манипуляция для срыва переговоров. Начиная с июля сегодняшнего года они три раза сделали военное нападение на нас. В июле они сделали нападение на наших штатских лиц и военные позиции на границе меж Арменией и Азербайджаном, далековато от Карабахского региона. Это длилось 4 денька, мы дали им отпор. Им не удалось оккупировать местности, и мы тормознули, поэтому что у нас нет никаких военных целей в Армении. 23 августа они заслали диверсионную группу для совершения террористического акта, главарь группы был задержан, он дает показания. В конце сентября они подвергли артиллерийскому обстрелу наши городка и уничтожили невинных людей. Нам пришлось ответить. Мы должны были отдать им отпор, и мы сделали это. Потому мы являемся сторонниками переговоров. Могу привести для вас два примера. В прошедшем году премьер-министр Армении объявил, что «Карабах — это Армения». Что это значит? Это значит конец.

-Я спросила у него, что это означает.

— Что он имел в виду?

— Он произнес, что с IV века там были армянские церкви, армянское население. С момента установления русской власти этнического армянского населения в Нагорном Карабахе было больше, чем азербайджанцев.

— Понимаете, мягко говоря, он гласит неправду. Заселение армян на данной для нас местности началось в конце XVIII — начале XIX века опосля Кюрекчайского контракта, подписанного азербайджанцем Ибрагим ханом и русским генералом. В итоге данного контракта Карабахское ханство сделалось частью Рф, и Наша родина начала…

— Прошу прощения.

— Это было конкретно так. Так армяне оказались в Нагорном Карабахе. Это меньше, чем два века. А он гласит о IV веке.

— Вы находитесь у власти с начала этого века, и никаких подвижек в этом вопросце нет. Инкриминировать армян просто, но Для вас не удалось достигнуть политического решения, потому берете ли Вы лично на себя ответственность за то, что на данный момент ваши бойцы гибнут на полосы фронта?

— Наши бойцы гибнут за свою землю. Наши бойцы гибнут на исторической и признанной на международном уровне азербайджанской земле. А на какой земле погибают армянские бойцы? Они погибают в Физули, Джебраиле, на остальных азербайджанских территориях. Что они там делают? Вы должны спросить у Пашиняна, что делают там его бойцы? Так именуемая «армия Нагорного Карабаха» на 90 процентов состоит из людей Армении. Они находятся на нашей земле. Довольно посмотреть на карту. Для нас это Российская война. Мы защищаем себя. Мы желаем вернуть нашу территориальную целостность, чтоб сделать возможность для возврата 1-го миллиона переселенцев. Вот, что мы делаем. 28 лет мы терпеливо верили, что переговоры приведут к подвижкам. В итоге появилась сегоднящая ситуация. Как для вас понятно, когда мы дали отпор агрессору и наказали его, подверглись политическим нападкам. Я принял главные принципы, а Пашинян отторг их. Я принимаю формат переговоров меж Арменией и Азербайджаном. Пашинян же гласит: нет, Азербайджан должен вести переговоры с Нагорным Карабахом. Это неприемлемо не лишь для меня, но и для Минской группы. Так что в происходящем в истинное время нужно винить его.

— Французы и российские молвят, что у их есть разведданные о том, что на полосы фронта у вас употребляются сирийские наемники. Вы категорически отрицаете это?

— Категорически. Мне до этого времени не представили документа, подтверждающего эти разведданные. Пусть они покажут мне этот разведматериал. Опосля того, как были озвучены эти обвинения, представители нашей разведки наладили контакты. В процессе этих контактов с сотрудниками никаких аргументов представлено не было. Если есть аргументы, то почему их нет в газетах, на вашем канале? Где эти аргументы? Покажите их мне. Аргументов нет. Мы не нуждаемся в наемниках. У нас есть 100 тыщ отлично приготовленных, отлично обученных бойцов. У нас есть современные установки. У нас все есть нужные военные составляющие для освобождения нашей земли. И мы делаем конкретно это. Это — фейковая новость.

— Крайний вопросец. С каким жестом хорошей воли Вы сможете сесть за стол для возобновления переговоров на сегодняшнем шаге?

— Мы уже сделали это. К слову, могу сказать для вас, кто выступает против переговоров. Еще до начала войны министры зарубежных дел Азербайджана и Армении были приглашены в Женеву для встречи с сопредседателями Минской группы. Ожидалось, что министр зарубежных дел Армении совершит визит в начале октября, а наш министр зарубежных дел — 8 октября. Таковым образом, министр зарубежных дел Армении проигнорировал это, не поехал. Наш министр зарубежных дел вчера провел в Женеве встречу с сопредседателями. Получив от Рф предложение о организации там встречи меж министрами зарубежных дел Армении и Азербайджана, мы согласились. Таковым образом, наш министр зарубежных дел час вспять прилетел в Москву. Он повстречается с русским сотрудником. Мне не понятно, какой будет программка, повстречается ли он с министром Армении, но он находится там. Мы желаем мирного урегулирования, но урегулирования. Мы желаем урегулирования, а не имитации, желаем не пустых слов на протяжении еще 30 лет, а практических шагов, желаем знать график, когда наши граждане возвратятся в свои дома, каковы будут гарантии их сохранности, и как мы помиримся. Две цивилизации должны помириться. Мы — соседи. Мы не можем вечно жить во вражде. Это нужно приостановить. Но приостановить на базе исторических реалий и интернационального права.

-Вопросец, связанный с журналистами, работающими в Нагорном Карабахе. Ваш представитель произнес, что они являются мишенью из-за нелегального пребывания на местности Азербайджана. Вы тоже так считаете?

— Наша позиция весьма справедливая и понятная. Нагорный Карабах — составная часть Азербайджана. Наша позиция заключается в том, что если какой-нибудь иноземец — не лишь журналист — желает посетить Нагорный Карабах, то просим информировать нас о этом. Мы не ожидаем какого-то особенного дела. Просто, информируйте нас о том, что такой-то человек желает совершить поездку. Когда у нас есть таковая информация, есть таковой признак почтения к нашей территориальной целостности, мы никогда не возражаем. Те, кто направляются туда без данной для нас процедуры, попадают в темный перечень нашего Министерства зарубежных дел, и им запрещается заезд в Азербайджан. Если эти люди пишут письмо нашему министру зарубежных дел, дескать, мы сделали ошибку либо же в последующий раз информируем вас, то мы исключаем их из темного перечня. Это справедливо. Единственное, что нам необходимо, — это почтение. Потому, пользуясь случаем, желаю сказать журналистам, желающим отправиться туда для освещения событий: прошу вас средством e-mail информируйте наше Министерство зарубежных дел и поезжайте. Никаких заморочек нет.

-Другими словами вы не будете их брать на прицел?

— Мы никогда так не поступаем, никогда. Ну и почему должны так поступать? Мы заинтересованы в том, чтоб приезжали журналисты. Я раз в день нахожусь на телевидении, любой денек даю интервью, поэтому что мы желаем донести нашу позицию, довести до внимания то, что делаем. Мы не агрессоры, мы подверглись злости. Агрессором является Армения. Мы желаем возврата территорий. Вот и все.

— Президент Алиев, благодарю Вас за нынешнюю беседу с нами.

— Огромное спасибо.

Источник: inosmi.ru