Шпионаж: как Америка желала одолеть российских ветчиной и пестицидами (Die Welt, Германия)

Человека, решившего финал 2-ой мировой войны, повесили. Позже его изображение — из дерева — висело у министра гос сохранности ГДР Эриха Мильке (Erich Mielke). Но каково это, когда тебя кидает наилучший друг? И почему Стив Бэннон (Steve Bannon) снимал кино? В эти и почти все остальные вопросцы, касающиеся мира шпионажа, обязана внести ясность выставка во Франкфурте-на-Майне.

Что бы с нами сделалось, если б не было Рихарда Зорге? Он, германский коммунист, с 1929 года прошлый шпионом русских спецслужб, в 1941 году вызнал точную дату нападения гитлеровской Германии на Русский Альянс, а также информацию о том, что Япония не будет участвовать в этом нападении собственного союзника. Эти данные, имевшие критически принципиальное значение для грядущего войны, он передал из Токио, где работал под прикрытием как сотрудник посольства Германии, в Москву.

Конкретно Зорге, который посодействовал уменьшить продолжительность данной нам самой беспощадной войны в истории, было не предначертано дожить до ее конца. Агента разоблачили и повесили в 1944 году в одной из токийских тюрем, поэтому что люди, на которых он работал, оклеветали его. Позже в странах Восточного блока из него сделали величавого героя, называли его именованием школы и улицы и т.д.

На местности галереи Schirn во Франкфурте 1-го из восточных «Джеймсов Бондов» можно повстречать в виде древесной мозаики. Когда-то она украшала стенку в Главном управлении министерства гос сохранности ГДР, известного как «штази». В бывшей Восточной Германии имя Зорге носила важнейшая заслуга спецслужб — золотая медаль, которую за особенные награды вручал лично министр Мильке и на которой был выгравирован лозунг «Горячее сердечко — прохладная голова — незапятнанные руки». Открыто носить эту медаль было, очевидно, запрещено.КонтекстThe Spectator: Рихард Зорге — лихой русский Джеймс БондThe Spectator23.03.2019Berlingske: Как датчане доводили КГБ до белоснежного каленияBerlingske22.09.2018

С одной стороны, он был антифашистом, рисковавшим жизнью и шпионившим за нацистами, с иной, он служил диктатуре, которая прослушивала телефонные дискуссии оппозиционеров и кидала их за сетку. Чтоб быть агентом, необходимо иметь очень «гибкие» моральные принципы, и узнать парадокс «изнутри» очень тяжело. Все, что так либо по другому соединено с деятельностью спецслужб, фактически постоянно закрыто от сторонних глаз и предназначено «лишь для служебного использования».

Выставка под заглавием We Never Sleep — «Мы никогда не спим» — во Франкфурте является попыткой узнать сущность шпионажа и как-то доказать его с помощью средств, которые нам дарует искусство. Куратором выставки является живущая в Париже искусствовед Кристина Рикуперо (Cristina Ricupero). Когда речь в современном искусстве входит о спецслужбах, постоянно есть парочка обычных подозреваемых. Янки Тревор Паглен (Trevor Paglеn) просто должен быть на выставке We Never Sleep. Он занимается оборотным шпионажем и фотографирует, к примеру, штаб-квартиру южноамериканского Агентства государственной сохранности (АНБ) через телеобъектив.

Тэрин Саймон (Taryn Simon), исследовательница неведомого и разных укрытых от глаз общественности мест, в 2007 году сфотографировала дата-кабель в Нью-Джерси; эти морские кабели играют важную роль в ходе цифровой коммуникации и, будучи применяемыми для «прослушки», числятся типичными «воротами» в мир муниципального шпионажа.

Серверная «башня» живущего в Берлине новозеландца Саймона Денни, в свою очередь, показывает на роль «5 глаз» (Five Eyes) — объединения спецслужб 5 государств: США, Англии, Канады, Австралии и Новейшей Зеландии. Маленькая и привлекательная карта Новейшей Зеландии, нарисованная бывшим начальников креативного отдела АНБ, показывает на потоки инфы, которыми обмениваются спецслужбы этих государств — но при всем этом гласит не слишком-то много о том, какое воздействие работа спецслужб оказывает на общество.

Намного наиболее личным и осязаемым шпионаж стает у Корнелии Шляйме (Corlenia Schleime). Ей, художнице из тогдашней ГДР, в 1981 году было запрещено проводить выставки собственных работ, и за ней практически на любом шагу следило «штази». В 1993 году она превратила документы из собственного дела в МГБ в произведения искусства, перерисовав рапорты скрытых агентов, следивших за ней и тем вновь став хозяйкой своей судьбы. Как потом оказалось, основным поставщиком инфы о ней был ее близкий друг.

Обосновать, что любой наш новейший знакомый может оказаться шпионом, призвана презентация Дорвеи Гарсии (Dora García). В маленькой зал, где расположена ее экспозиция под заглавием The Romeos, попадают несколько юных людей, которые как бы невзначай вступают в контакт с посетительницами. Как далековато зайдет этот контакт, и вправду ли все на самом деле бывает конкретно так (либо же это обычное объявление обязано специально стимулировать параноидальные мысли), любой может испытать узнать без помощи других.Статьи по темеDeník N: Путин старается возвратить россиянам Русский СоюзDenikN27.12.2018IS: сотрудник КГБ влиял на финскую политику почти все десятилетияIlta-Sanomat27.01.2020

Очередной большенный темой, которая тесновато связана со спецслужбами, была и остается тайнопись. Здесь можно увидеть машинку Enigma времен 2-ой мировой войны. Швейцарец Фабиан Марти (Fabian Marti) жжет керамику, в которой спрятаны биткойны. «Общественный ключ» нарисован, а тому, кто желает выяснить 2-ой, скрытый ключ, придется разбить вазу.

В выставке We Never Sleep учавствуют в общей трудности 40 живописцев — это достаточно много. В том числе и по данной нам причине принципиальная роль отведена архитектуре выставки Адриена Роверо (Adrien Rovero). В большенный и вытянутый зал с высочайшими потолками ведет коридор, от которого в стороны отходят наиболее маленькие помещения, по которому из-за ограничений, связанных с эпидемией коронавируса, можно идти только в одном направлении. Гости должны чувствовать себя тут будто бы в коридорах спецслужб.

Но сероватая бюрократия и очевидные будни — это не совершенно то, что отлично подступает для выставки, так что на этих стенках не висят какие-нибудь схемы либо авансовые отчеты, а висят рисунки, дозволяющие нам заглянуть в пестрый мир фантазии: плакаты к кинофильмам соответственного жанра — «Топаз», «Три денька „Кондора»», «Citizenfour. Правда Сноудена» режиссера Лоры Пойтрас (Laura Poitras). Тут противопоставляются вымысел и действительность.

За стеклом можно узреть искусственный пень с вмонтированной в него камерой, дохлую крысу с заложенным в нее динамитом либо трость агента КГБ, в которой спрятана доза цианида. Еще пока рано дополнять эту коллекцию бутылкой с растворенным в воде «Новичком», которым был отравлен Алексей Навальный (так в тексте, на самом деле даже по версии германских властей пыльца с нервно-паралитическим составом была найдена на пластмассовой бутылке, а не снутри нее; Навальный считает, что сам мог занести элементы «Новенького», тронув бутылку — прим. ред.). Вообщем, может быть, это постоянно «черезчур рано», поэтому что то, что сейчас может показаться смешной штучкой, суровые люди разрабатывают для весьма суровых целей.

Что такое шпионаж: горьковатая и весьма суровая шуточка либо игра? Нескончаемо непростой политический комплекс либо некоторый культурный миф? Эта композиция из девайсов, концептуального искусства и старенькых кинопостеров в итоге не весьма содействует выставке. Чем труднее и непонятнее тема, тем посильнее, пожалуй, приходится на ней концентрироваться. We Never Sleep, тем не наименее, имеет ряд особенных моментов, к примеру, весьма детализированный анализ кинофильмов Стива Бэннона, который сделал Йонас Штааль (Jonas Staal).

Апогеем стала видеоинсталляция Glimpses of the USA Чарльза и Рэй Имсов (Charles Eames, Ray Eames) 1959 года. Конкретно тогда состоялся 1-ый культурный обмен меж США и СССР. Через два года опосля культурного шока, вызванного пуском первого русского галлактического спутника, пригодилась выставка достижений штатских отраслей, и эта пара дизайнеров по поручению правительства США сняла малометражный кинофильм о «одном деньке из жизни Америки». Кинофильм был показан в геодезическом куполе, разработанном Бакминстером Фуллером (Buckminster Fuller), в одном из столичных парков — и это сделалось стильной верхушкой прохладной войны.

Семь схожих экранов любые пару секунд демонстрируют повсевременно меняющиеся изображения авто развязок, нефтеперерабатывающих заводов, дам, что-то готовящих на кухне, водохранилищ, пшеничных полей и фермеров, разбрасывающих пестициды. Вот она какая, Америка — большая и богатая! Ах так много тут дымовых труб, ах так много ветчины! Неясно, как это соединено со шпионажем, но это по-своему отлично, а если учитывать нашу сегодняшнюю впечатлительность, то все это практически так же тяжело осознать, как и сущность работы, которая ведется в штаб-квартире Федеральной разведывательной службы ФРГ (BND).

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.