Октябрь 2020 года. Франция. Отрезанная голова учителя Самюэля Пати в предместье Парижа, которого убил чеченский иммигрант, и мертвая 60-летняя дама, которая молилась в храме в Ницце и которую прямо там попробовал обезглавить незаконный беженец из Туниса. В пн второго ноября 2020 года. Вена. Террористические нападения, совершенные приверженцами «Исламского страны» (запрещено в Рф — прим. ред.), четыре погибших прохожих и еще 17 покалеченых. Эти стршные сцены повторяются в Европе уже много лет, так как исламисты ведут там священную войну — джихад. К огорчению, собственной самоубийственной политикой этому содействовала сама Европа с ее нерешенной неувязкой передвижения, глупым мультикультурализмом и нежеланием посмотреть правде в глаза.

Покажу на примере, как западные страны относятся к смертельной опасности исламизма. 27 октября (нет, это не опечатка, и это вправду вышло лишь в этом году) чешская Палата депутатов признала ливанское шиитское движение «Хезболла» вполне террористической организацией. До этого Чешская Республика совсем глупо делила «Хезболлу» на политическую и боевую часть. Германия воспретила на собственной местности «Хезболлу» в апреле. А ведь это движение, которое содержит и вооружает теократический Иран, поддерживает терроризм уже 10-ки лет. В таком случае нечего удивляться, что исламисты могут вести собственный джихад фактически по всему миру, и Запад им особо не препятствует.

При всем этом прошлый чешский министр зарубежных дел Карел Шварценберг в интервью австрийскому изданию Tiroler Tageszeitung резко критиковал страны Центральной Европы за их подход к дилемме передвижения в рамках Евро Союза. «Отсутствие солидарности неприемлимо», — произнес прошлый министр, по воззрению которого страны, которые не желают принимать ни 1-го мигранта, должны нести огромные денежные расходы. Князь Шварценберг, которого я за почти все уважаю, в данном случае совсем не прав.

ЕС должен совершенно по-другому относиться к передвижения из мусульманского мира. Необходимо ее свести к минимуму и весьма избирательно инспектировать и пускать беженцев. Но как раз проверить их практически нереально. Потому те из членов Евро Союза, кто не желает принимать этих беженцев, пусть их и не принимают. А по другому Европа встанет на путь в ад. К слову, как мы уже лицезреем, направление туда уже задано…

В чем неувязка?

Парадокс связи передвижения, постепенной радикализации мусульман, живущих в Европе, и вызванного сиим терроризма зародился еще в 70-е годы прошедшего века. В крайнее время его «подпитывали» новейшие миграционные волны, войны и конфликты на Ближнем Востоке, в Африке и Афганистане, а также деньги богатых арабских стран и нескончаемые способности для распространения зла с помощью современных технологий.

К огорчению, Европа и Запад повинны в данной для нас в дилемме по большей части сами. Издавна буксующая миграционная политика, ложь политической правильности и липовая политика мультикультурализма содействовали формированию исламистских чудовищ, таковых как, к примеру, тунисский беженец Анис Амри, который жил в Германии, имея несколько поддельных документов. В декабре 2016 года с помощью угнанного польского грузовика он убил на рождественском рынке в Берлине 12 человек и 56 ранил. К огорчению, посреди погибших была и чешка Надя Чижмарова.

Если кропотливо проанализировать данные и числа за крайние 50 лет (идет речь о официальных данных, а не о вымыслах приверженцев теорий комплота), то становится понятно, что неувязка связи части мусульманских мигрантов с терроризмом в Европе уже перевоплотился в институциональную, и ее не искоренить. Но с ней можно биться.

Тем не наименее некие европейские политики, некоммерческие организации и мультикультуралисты продолжают повторять свое, и самое лживое их заявление — о том, что мусульманские террористы — это одиночки и что их нападения не имеют никакого дела к исламу. Почему кое-кто так говорят, понятно, ведь если бы они глянули правде в глаза, им пришлось бы признать свое глубочайшее заблуждение.

Естественно, почти все исламские экстремисты совершают теракты в одиночку либо малыми группами, но это никак не значит, что за ними не стоит полная религиозная идеология. Их надуманная оторванность — отлично обмысленная стратегия, которая дает шанс совершенно совершить теракт. И то, что при этом подавляющее большая часть из их превозносят Аллаха и конкретный ислам, идеи которого ведут их к схожим пугливым поступкам, напротив, разумеется.

Я приведу цитату из книжки «Вехи на пути» египтянина Сейида Кутбы, который считается видным исламским философом и основным теоретиком (из его учения исходил даже негодяй Усама бен Ладен) мусульманской священной войны, джихада: «На земле есть лишь одно пространство, которое можно именовать обителью ислама. Это пространство, где появилось исламское правительство, где шариат — основной авторитет, где вершится Божий трибунал и где все мусульмане управляются совместно. Остальной мир — обитель враждебности и войны… Нескончаемая освободительная война с помощью джихада продолжится, пока вся религия не будет принадлежать Богу… У ислама просто есть право перехватить инициативу. Он не является детищем 1-го народа, строя либо власти. Это Божий способ и мировой порядок. У него есть право смести все преграды в виде институтов и традиций, которые ограничивают свободу выбора людей».

КонтекстЧитатели Die Welt о теракте в Вене: мы уже в состоянии войныDie Welt03.11.2020NoonPost: Франция никогда не выступала против исламаNoonPost03.11.2020Resett: встреча Запада с исламом — как общение мазохиста с садистомResett03.11.2020The Independent: Нурмагомедов резко высказался в адресок МакронаThe Independent30.10.2020При внимательном исследовании книжки «Вехи на пути» Сейида Кутбы понимаешь, что «обителью войны» можно «назначить» что угодно: и Чешскую Республику, и Германию, и Париж, и Вену, и Запад, и демократию, и свободу.

Террористические акты, совершаемые на древнем материке, нацелены на разжигание наших внутренних политических споров и рост социальной напряженности в европейских странах. Также они должны мотивировать больше юных парней (и дам) примкнуть к общемировому джихаду, где бы он ни велся. Не считая того, эти теракты призваны показывать несостоятельность европейской демократической кандидатуры и подчеркивать мощь эфемерного исламского халифата. Они искусно пользуются слабостью миграционных законов Евро Союза, проницаемостью границ и его очень заторможенной реакцией на все. Идеологию и миграцию не приостановить, отправляя на улицы опосля всякого теракта больше полицейских и боец с автоматами. Так политики лишь делают видимость бурной деятельности, поэтому что на самом деле не в состоянии что-то сделать. Либо они не желают? Это еще ужаснее.

По заказу парижского института Монтеня было проведено исследование «Французский ислам вероятен», в котором весьма тщательно и кропотливо исследовано мировоззрение французских мусульман. Создатели публикации пришли к выводу, что в стране существует три группы людей, проповедующих ислам. Около 46 процентов ведут светский стиль жизни, и потому для Запада они применимы. Так именуемые «средне направленные» составляют 26 процентов, и в основном они не представляют угрозы. Другими словами, они не готовы совершать теракты. Но 28 процентов — сторонники сепарации и изоляции, то есть третья часть всех мусульман в стране галльского петушка не принимают западный стиль жизни. Так как во Франции проживают около восьми миллионов мусульман, выходит, что конструктивных посреди их 10-ки и даже сотки тыщ. Это лишь в одной единственной стране Евро Союза.

Таковы последствия передвижения, прошлой и сегодняшней.

Главные причины зла

Резвой радикализации в основном юных мусульман в Западной Европе содействовали несколько основных причин.

1. Абсолютное неприятие западных обычаев и традиций, нередко насаждаемое с помощью исламских законов шариата, которые совсем несовместимы с порядками в европейской цивилизации.

2. Во время передвижения крайних лет в Европу прибывает много самых конструктивных исламистов и террористов, которые, но, притворяются беженцами. И никто этот процесс не останавливает.

3. Богатые арабские страны Персидского залива растрачивают млрд баксов на мечети, исламские общины, фонды, школы и садики в Европе, а страны ЕС молчком на это взирают и реагируют лишь в самых последних вариантах.

4. Осужденные юные правонарушители мусульмане радикализуются в кутузках, где для этого сотворена особая обмысленная система. До этого всего, это касается Франции и Бельгии.

5. Войны в Африке и Азии сделали подходящую почву для деятельности европейских джихадистов.

6. В Европе появились сотки изолированных мусульманских гетто, так именуемых «ноу-гоу зон», где царствуют преступность и радикалы и где законы той либо другой страны не действуют. Такие зоны есть во Франции, Швеции, Бельгии и остальных местах.

7. Веб и социальные сети дозволили стремительно распространять как экстремистские идеи, так и аннотации для производства взрывчатки и нелегальной покупки орудия.

8. Соц положение иммигрантов и их потомков часто неустойчиво, и они малообразованны.

Есть ли угроза для Чехии?

Если кто-то задумывается, что все описанное выше нас не касается, поэтому что в Чехии проживает всего около 20 тыщ мусульман и в основном они не конструктивные, то он ошибается. Сейчас чехи живут по всей Европе, и Надя Чижмаерова, убитая в 2016 году на рождественском рынке в Берлине, — доказательство того, что нас это касается и будет касаться.

Это война. Но повелитель по имени Европа нагой. Никто его не опасается. Его не страшатся, поэтому что мы не наказываем поочередно зло, которое здесь распространяют исламские террористы и радикалы. Наиболее того, мы его не предотвратим.

В борьбе за свободу нам не поможет рекордное создание каров либо запрет на курение в ресторанах. Наш неприятель полон решимости и жесток, а мы колеблемся и мнемся, как пластилин. Пока мы играемся в соц сетях, они убивают на улицах. Этому весьма содействует связь меж мусульманской миграцией и мыслями, насаждаемыми конструктивным исламом. Потому наше «Аллилуйя» («Восхвалите Бога») сменяет «Аллах акбар»! Совершенно не так давно мы опять услышали это в пн в Вене. И будет лишь ужаснее.

 

 

Источник: inosmi.ru