Америка уже утратила подавляющее экономическое приемущество, которое она имела над всеми странами мира опосля 2-ой мировой войны. Тем не наименее за ней остается ведущая глобальная валюта. Наиболее 60% официальных денежных резервов мира приходится на бакс. Он обширно употребляется в мировой торговле, в особенности при продаже таковых продуктов, как нефть, а также является предметом любви заемщиков за пределами США, которым вдруг необходимо привлечь средства в зарубежной валюте. Неважно какая сколько-либо длительная тенденция роста либо падения мировой валюты сказывается на вкладывательных стратегиях.

В трудные времена бакс обычно укрепляется, так как инвесторы отыскивают укрытия. Это вышло в осеннюю пору 2008 года, когда мировой денежный кризис достигнул собственного апогея. И опять повторилось данной нам в весеннюю пору, когда рынки запаниковали из-за опасности экономического вреда от пандемии.

Но мартовский скачок бакса оказался настолько же недолговечным и несистемным, как прыжки и ужимки мартовского зайца, в особенности по сопоставлению с валютами остальных продвинутых стран — к примеру, по сопоставлению с евро и фунтом. Опосля этого пика он начал двигаться по нисходящей, утратив к началу озари приблизительно одну десятую. (Не считая того, бакс за этот же период сдал позиции по отношению к валютам государств с развивающейся экономикой. Но при этом, за принципиальным исключением в виде китайского юаня, в начале сентября бакс все равно был выше, чем в начале 2020 года, но ниже по сопоставлению с развитыми торговыми партнерами.)

На 1-ый взор, падающий бакс должен провоцировать экономику США, делая ее экспорт конкурентоспособнее и выгоднее. И, напротив, страны, чья валюта по отношению к баксу укрепляется, должны бы пострадать. Но на практике общее смягчение денежных критерий по всему миру, проваждающее ослабление бакса, обычно перевешивает прямые экономические последствия от удешевления американской валюты. Как произнес Клаудио Борио (Claudio Borio) из Банка интернациональных расчетов (BIS), швейцарского посредника меж центральными банками, в прошлогодней лекции: «Ослабление бакса совпадает с подъемами в мировом финансовом цикле».КонтекстThe Economist: гегегомонии бакса приходит конец?The Economist16.08.2020AgoraVox: процесс дедолларизации идет на низких оборотахAgoraVox08.10.2020На нефтяном рынке «штиль». Наша родина наращивает свое воздействие (Яху News Japan)Яху News Japan05.10.2020

Таковой подъем, а он происходит почаще всего в развитых экономиках, обычно начинается со смягчения денежно-кредитной политики центрального банка США. Данной нам в весеннюю пору Федеральная запасная система (ФРС) провела как раз такое большое смягчение, срезав короткосрочные процентные ставки и скупив облигации, чтоб понизить доходность в длительной перспективе. Это сделало южноамериканские рынки наименее симпатичными для финансовложений инвесторов и привело к падению курса бакса. Сиим в летнюю пору ФРС сделала очередной принципиальный шаг — изменила фиксированный мотивированной показатель инфляции в 2%, сделав заместо этого те же 2% усредненным мотивированным показателем за неопределенно длинный период. Беря во внимание, как выразился председатель ФРС Джером Пауэлл (Jerome Powell), «стойкий невыход на мотивированные инфляционные характеристики», это сделалось сигналом для всего мира, что денежно-кредитная политика США будет оставаться мягенькой еще длительно.

Куда бы ни двинулась ФРС, за ней пойдут и остальные центральные банки — в особенности если они пробуют вернуть конкурентоспособность собственной индустрии, сдерживая рост собственных валют по отношению к баксу. Чем ниже падал бакс, тем сильнее усиливалось давление в пользу еще большего смягчения — в особенности со стороны Евро центрального банка (ЕЦБ), который привык полагаться на дешевенькую валюту для поддержки Еврозоны. Еще слабенький бакс содействует, по выражению Банка интернациональных расчетов, расширению «денежного канала обменного курса»: компаниям за пределами США легче обслуживать свои долги в баксах и набирать побольше займов.

Если тенденция к ослаблению бакса сохранится, то связь с подъемом мирового денежного цикла станет еще одним аргументом в пользу приобретения наиболее рискованных активов, в особенности акций. Хотя данной нам в осеннюю пору фунт стерлингов опять ослабел на фоне новейшей напряженности меж Великобританией и ЕС, есть весомые основания навести свои средства в международные фонды. Такие фонды обычно работают с развитыми экономиками за пределами Англии. Их фондовые рынки должны выиграть от общего ослабления денежных критерий, предлагая инвесторам наиболее размеренную политическую среду.

Источник: inosmi.ru