Нью-Йорк — В определенные моменты истории — часто опосля того, как значимый соц прогресс сбивает с толку определенные слои общества — на политической сцене возникает человек, утверждающий, что он выдвигает свою кандидатуру для чего-то новейшего и потрясающего. Владеющий опытом в искусстве самопрезентации и чувственного манипулирования, он (это постоянно мужик) покоряет сердца и мозги миллионов своим мачо-бахвальством. Со временем вокруг него формируется культ личности. И невзирая на то, что он грозил насилием либо прибегал к нему в собственном восхождении к власти, он пользуется поддержкой верующих, видящих в нем спасателя, который наведет порядок в хаотичном мире.

Это описание архетипического мощного человека подступает почти всем сегодняшним фаворитам. В их числе те, кто управляет некими из числа самых геополитически принципиальных государств мира — от Бразилии Жаира Болсонару и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана до Рф Владимира Путина и Соединенных Штатов под Дональдом Трампом.

С того времени как Трамп вступил в должность в начале 2017 года, США пережили эрозию демократии и стали очевидцами установления авторитарного лидерства. Будущие президентские выборы являются референдумом новейшего нелиберального направления, на который Америка взяла курс под управлением президента, поддерживавшего ультраправый экстремизм и проводившего внешнюю политику, основанную на деловых союзах с безжалостными тиранами со всего мира.

Как показало нежданное поражение Хиллари Клинтон в 2016 году, любые выборы могут преподнести сюрпризы. Но выборы 2020 года окружает экзистенциальный ужас, который выдвинул на 1-ый план немыслимые до этого способности. Трамп не один раз давал осознать, что может не признать поражение, и почти все боятся, что, если финал выборов пойдет не по его плану, он спровоцирует политическое насилие. Сама возможность схожих сценариев является симптомом деградации демократического политического атмосферного климата и очевидным свидетельством того, как далековато уже продвинулся Трамп в собственном авторитарном изменении американской политической культуры.

КонтекстHandelsblatt: США готовятся к беспорядкамHandelsblatt03.11.2020Die Welt: какие страны выиграют, а какие проиграют в случае победы БайденаDie Welt03.11.2020PS: одолеет ли фашизм на выборах в США?Project Syndicate02.11.2020Project Syndicate: идет ли Америка к фашизму?Project Syndicate16.01.2020

Некие специалисты, такие как ограниченный обозреватель New York Times Росс Даутат, глумятся, когда Трампа обрисовывают как мощного человека. Даже если он будет переизбран, они считают бывшую звезду реалити-шоу очень слабенькой и шутовской фигурой для того, чтоб он мог нанести суровый вред южноамериканскому обществу. Используя в качестве сопоставления глубоко устоявшиеся нелиберальные режимы, такие как путинская Наша родина, эти скептики концентрируются на том, что Трамп не делал. Он не закрыл оппозиционные СМИ и не установил полный контроль над судебной системой и иными институтами. Так о чем здесь волноваться?

Но это неверное сопоставление. Любой современный авторитарный фаворит начинал в обществе с большенными свободами и равномерно производил процесс захвата страны. И в особенности в 20 первом веке конкретно эволюция, а не революция (либо военный переворот) стала методом, которым деспотизм поменял свободу. Наиболее того, без трезвой оценки того, что достигнул Трамп, мы не сможем осознать, что привело нас к данной нам небезопасной точке либо что нам следует ждать в наиблежайшие недельки, месяцы либо годы в случае, если Трамп будет переизбран.

История президентства США является нехорошим управлением для анализа действий Трампа, до этого всего его отношений с республиканскими политическими элитами, которые остались с ним, пройдя через сексапильные и коррупционные скандалы, импичмент и ужасающе неэффективное управление пандемией covid-19. Мы должны поглядеть на модели авторитарного «персоналистского правления», когда власть сконцентрирована в руках 1-го человека, чьи личные политические и денежные интересы обычно преобладают над государственными интересами. При этих режимах главными требованиями для гос службы являются лояльность к фавориту и его союзникам и роль в его коррупционных действиях, а не квалификация либо проф опыт.

Фуррор Трампа в приручении политического класса особо примечателен, если учитывать, что большая часть остальных тиранов основали свои собственные партии либо заняли видное положение в их. К примеру, у Эрдогана, премьер-министра Венгрии Виктора Орбана и Бенито Муссолини уже была крепкая политическая опора за длительное время до того, как они начали собственный автократический захват власти. У Трампа не было подобного готового политического инструмента для реализации собственных амбиций. Но всего за пару лет ему удалось перевоплотить Республиканскую партию в еще одну личную франшизу.

Республиканцы, со собственной стороны, похоже, разглядывают Трампа как средство для реализации собственных давних неосуществленных целей (защита христианской гегемонии белоснежной расы, дерегулирование больших секторов экономики и сокращение налогов для богатых). Но каковы бы ни были предпосылки, они объединились за ним в таком количестве и с таковым рвением, что преобразовали Величавую старенькую партию.

Статьи по темеВ случае поражения Трампа Америку ожидают 79 дней войны и «президентский путч» (Shukan Gendai)Shūkan Gendai03.11.2020Washington Post: на кону оказался дух нацииThe Washington Post01.11.2020JBPress: демпартия США не отражает коренные интересы южноамериканского народаJB Press30.10.2020FT: принципиально, чтоб Запад приостановил Путина и СиFinancial Times11.10.2020

В данной нам избирательной кампании партия не предложила никакой политической платформы, заместо этого она выступила с стршным заявлением о беспрекословной «поддержке президента Дональда Трампа и его администрации», показывая атмосферу ужаса и запугивания, которая на данный момент царствует снутри партии. Республиканцы были обязаны биться в битвах мощного человека, очернять его противников и защищать его от всех форм ответственности, включая импичмент в начале этого года.

Эти авторитарные дела лидер-последователь отражают базовый сдвиг в политической культуре Республиканской партии, с которым янки придется считаться — независимо от результатов выборов. Ряд недавнешних сравнительных исследовательских работ демонстрируют, что Республиканская партия больше не является главный демократической организацией ни в собственной риторике, ни в собственных действиях. На данный момент она поближе к партиям Орбана и Эрдогана, чем к английским консерваторам либо христианским демократам Германии.

Практически, за длительное время до того, как возник Трамп, Республиканская партия, поддерживаемая мощной вселенной правых СМИ, отказалась от собственных прежних обязанностей в отношении демократических понятий обоюдной толерантности и двухпартийного управления. Но Трамп узаконил экстремистские элементы, которые когда-то были ограничены в рамках партии. Как написала в Твиттере старший советник Белоснежного дома Келлиэнн Конвей сходу опосля инаугурации Трампа в ответ на протесты по поводу его приказа о запрете путников из государств с мусульманским большинством: «Привыкайте к этому. @POTUS — человек деяния и действия. Обещания изготовлены, обещания выполнены. Шок для системы. И он лишь начинает».

Целенаправленно введенный без предупреждения запрет на поездки поверг страну в состояние хаоса, предоставив как государству, так и федеральным служащим подсознательное знакомство с администрацией, которая при полной поддержке Республиканской партии объявила войну собственному собственному народу. В течение последующих 4 лет Трамп и его сторонники отделят детей-иммигрантов от их семей, направят федеральные силы против мирных демонстрантов, развернут массированную кампанию по дезинформации и ликвидируют либо подорвут работу бессчетных правительственных учреждений.

Только признав действительность авторитарного поворота в американской политике, можно биться с предстоящей эрозией демократии. Каким бы ни был финал выборов, эта задачка остается.

Рут Бен-Гиат — доктор истории и итальянских исследовательских работ в Нью-Йоркском институте, является профессионалом по авторитарным режимам и их фаворитам и создателем книжки «Мощные мира этого: от Муссолини до наших дней».

Источник: inosmi.ru