Франкфурт — Почти все сейчас утверждают, что эпидемия covid-19 внушительно обосновала: современная валютная теория (СДТ) — единственный метод экономического движения вперед для правительств разных государств. Для непосвященных СДТ, возможно, звучит очень утонченно — даже научно. Ее представители так убедительны в собственных речах, как будто разработали новейшую экономическую парадигму, сравнимую с революцией Коперника в астрономии. Но за прекрасным заглавием и уверенными политическими заявлениями прячется содержание, которое настолько же просто, сколь и небезопасно, в особенности на данный момент, когда правительства во всем мире не ограничивают себя в расходах, чтоб удержать экономику на плаву во время пандемии.

Согласно СДТ, правительства могут растрачивать то, что они желают, на все, что они желают, до того времени, пока не будет достигнута полная занятость. При всем этом совершенно не нужно волноваться о дилемме финансирования, поэтому что Центральный банк предоставит средства, просто запустив печатный станок, безо всяких расходов для правительства. Заслуживает ли этот вклад в экономическую идея права называться новейшей «теорией», остается спорным, беря во внимание неоригинальность (даже банальность) ее центральной концепции. Вправду, идеи о муниципальных расходах всходят к концепции «многофункциональных денег» экономиста Аббы П. Лернера, высказанной в 1940-х годах. СДТ просто закрепила федеральную гарантию таковой работы.

1-ые публикации по СДТ, такие как «Современная валютная теория. Учебник по макроэкономике современных валютных систем» экономиста Л.Рандала Рэя, возникли несколько годов назад и были встречены практически единодушной критикой со стороны экономистов всего политического диапазона. Тем не наименее, дебаты о СДТ длятся, до этого всего поэтому, что они были подхвачены таковыми политиками, как прошлый фаворит Лейбористской партии Англии Джереми Корбин и сенатор США Берни Сандерс.

Во время демократических праймериз — как в 2015-16, так и в 2019-20 годах — Сандерса консультировала Стефани Келтон, одна из самых узнаваемых приверженцев СДТ и создатель новейшей книжки на данную тему «Мир недостатка: современная валютная теория и рождение народной экономики». В собственной крайней кампании Сандерс поставил СДТ в центр собственной программки экономической политики, гарантируя, что она получит наиболее широкую поддержку со стороны левого крыла Демократической партии. Воспримет ли Джо Байден центральную идею теории, если одолеет на президентских выборах, еще предстоит узнать.

Во всяком случае, левые во всем мире будут как и раньше очарованы СДТ, так как убеждены, что эта теория — ключ к осуществлению длинноватого списка общественно нужных проектов, направленных на увеличение занятости, защиту окружающей среды, продвижение социальной справедливости и так дальше. Предложение о федеральной гарантии оплаты обещает полную занятость и «отличные» рабочие места, где платят заработную плату, покрывающую прожиточный минимум, за выполнение работы, направленной на полезные публичные цели.

КонтекстPS: высочайшие котировки на фондовых рынках оторваны от реальностиProject Syndicate06.10.2020PS: почему для экономики Байден лучше ТрампаProject Syndicate02.10.2020PS: падение бакса началосьProject Syndicate27.09.2020The Economist: очень оптимистичные прогнозы МВФ могут недешево обойтисьThe Economist08.08.2020

Но можно задаться вопросцем: как бы отнеслись сторонники СДТ к данной нам теории, если бы она была принята президентом США Дональдом Трампом для того, чтоб заплатить за постройку обещанной им защитной стенки на границе с Мексикой? Если финансирование муниципальных расходов на безвозмездной базе не имеет границ, то тот, кто находится у власти, живет в стране молока и меда. Но это был бы временный рай, поэтому что рост муниципальных расходов безизбежно привел бы к высочайшей инфляции, опосля что окно способностей совершенно бы закрылось, и на плечи людей легли бы увеличение уровня безработицы и слабенький рост настоящей зарплаты.

Признавая делему, СДТ дает правительствам прирастить налоги, когда это нужно, чтоб изъять из воззвания довольно средств во избежание инфляции. Лишь представьте для себя: если ранее по СДТ не было никаких денежных ограничений на муниципальные расходы, то сейчас такие ограничения вдруг возникли — и налоги должны быть подняты, чтоб изъять излишние средства, которые были пущены в воззвание! Тяжело вообразить наиболее наивную идею демократических политиков, чем та, которая вытекает из теории СДТ.

Даже если эта политика сработает, остаются суровые вопросцы. К примеру, при каких конкретно темпах инфляции нужно начать собирать средства за счет наиболее больших налогов? Что произойдет с уже одобренными публичными проектами, которые все еще находятся в стадии разработки? И как политики должны учесть инфляционные ожидания, которые, возможно, уже будут оценены в зарплате, процентных ставках и бессчетных договорах? Опыт указывает, что приостановить начавшийся инфляционный процесс можно лишь при значимых макроэкономических издержках — и не в последнюю очередь через рост безработицы. Конкретно такие грозные тесты переживал Запад в конце 1970-х и начале 1980-х годов.

Естественно, сторонники СДТ на техническом уровне правы, указывая, что неважно какая страна, способная произвести оплату свои долги в своей валюте, не может стать неплатежеспособной, поэтому что нет предела суммам написанных средств. Но идея о том, что зарубежные инвесторы будут продолжать инвестировать в эту валюту при таковых обстоятельствах, не выдерживает никакой критики. В определенный момент приток зарубежного капитала будет практически прекращен, что значит суровые последствия для финансирования личных компаний. СДТ разъясняет эту делему так: в случае с США правительство делает вид, что не может утратить контроль над процентной ставкой.

Тем не наименее, как проявили почти все исследования, чем выше степень независимости центрального банка, тем ниже уровень инфляции в стране. Конкретно потому все ведущие страны в первую очередь считали целесообразным организационно оформить независимость центральных банков (основным образом в 1990-е годы). СДТ, но, отменит контроль центрального банка над печатным станком и передаст эти права в руки правительства. Как указывает история, во время чрезвычайных ситуаций обыденные правила были бы приостановлены. СДТ — это конкретно тот подход, который и сделал бы этот хаос.

В нынешних критериях практически нулевых либо даже отрицательных процентных ставок и массовых покупок центральными банками муниципальных ценных бумаг мы смотрим движение в направлении СДТ. Если правительства могут рассчитывать на то, что их центральные банки будут брать огромное количество муниципальных ценных бумаг, чтоб предупредить рост процентных ставок, они практически уже вырвали контроль над выпуском средств у центрального банка.

В принципе, независящий центральный банк имеет право в хоть какой момент закончить этот процесс, сократив либо даже прекратив покупку муниципальных ценных бумаг. Но против такового шага будет оказываться существенное политическое давление. Как центральный банк де-факто оказывается в положении, которого достигают сторонники СДТ, его способность когда-либо вернуть контроль становится очень спорным вопросцем.

Отмар Иссинг — прошлый основной экономист и член правления Евро Центрального Банка. Является президентом Центра денежных исследовательских работ Института Гете во Франкфурте.

Источник: inosmi.ru