Нью-Хейвен — Опосля мирового денежного кризиса 2008 года процесс восстановления глобальной экономики возглавил Китай, и сейчас он играет буквально такую же роль. Отскок экономики Китая опосля covid-19 набирает обороты, в то время как развитый мир продолжает пошатываться. К огорчению, почти всем будет тяжело проглотить эту горькую таблетку — в особенности в США, где демонизация Китая достигнула эпических масштабов.

КонтекстiDNES: почему Китай преуспел в борьбе с covid-19, а Запад мечется в хаосеiDNES.cz26.10.2020Economist: весь мир завяз в рецессии, а Китай экономику уже восстановилThe Economist21.10.2020NYT: взяв эпидемию под контроль, Китай быстро восстанавливает экономикуThe New York Times20.10.2020NYT: почему Китай опереждает США по всем статьям?The New York Times20.10.2020

Естественно, эти два кризиса различаются. Эпицентром кризиса 2008 года стал Уолл-стрит, а эпидемия covid-19 началась на «влажном» продуктовом рынке в городке Ухань. Но в обоих вариантах антикризисная стратегия Китая оказалась намного эффективней стратегии США. В течение 5 лет опосля начала кризиса 2008 года годичные темпы роста настоящего ВВП в Китае составляли в среднем 8,6% (по паритету покупательной возможности). Они были ниже, чем быстрые (но неуравновешенные) усреднённые темпы роста на 11,6% в предшествовавшие 5 лет. Тем не наименее, они в четыре раза превосходили малокровные среднегодовые темпы роста экономики США на 2,1% в течение посткризисного периода 2010-2014 годов.

Ход борьбы с пандемией в Китае показывает на то, что в предстоящие годы мы можем узреть аналогичный итог. Данные о ВВП за 3-ий квартал 2020 года разрешают прийти к выводу о резвом возврате к тренду, наблюдавшемуся до пандемии. Показатель роста настоящего ВВП на 4,9% (год к году) не дозволяет оценить масштабы самодостаточного восстановления экономики, начавшегося в Китае. Измерение экономического роста относительно предшествующего квартала и пересчёт этого роста в годичные темпы (система, которую предпочитают южноамериканские статистики и власти) намного наиболее ясно показывают масштабы конфигураций в состоянии хоть какой экономики в настоящем времени. Исходя из этого, в 3-ем квартале настоящий ВВП Китая вырос на 11% (квартал к кварталу в годичном выражении) опосля резкого постпандемического отскока во втором квартале на 55%.

Сопоставление с данными США поразительно. В обеих странах вышло полностью сопоставимое сжатие экономики, когда там был введён карантин, что было изготовлено в США на один квартал позднее. В Китае спад в первом квартале на 33,8% (относительно предшествующего квартала, в годичном выражении) был практически равен спаду на 31,2% в США во втором квартале. Исходя из высокочастотных (помесячных) данных, Федеральный банк Атланты — в собственной так именуемая оценке GDPNow — предсказывает поквартальный рост настоящего ВВП в 3-ем квартале в США на уровне около 35%. Это положительный и решительный разворот опосля рекордного спада во время карантина, но этот показатель практически на 20 процентных пт ниже, чем отскок опосля карантина в Китае, при этом южноамериканская экономика продолжит отставать от пиковых значений конца 2019 года приблизительно на 3%.

Вообщем, отскоки экономики опосля карантина — это не полностью настоящая история. Они похожи на сжатие растянутой резины либо, говоря языком статистики, на арифметический итог перезапуска экономики, которая лишь что подверглась беспримерной неожиданной остановке. Настоящий тест начинается опосля того, как отскок произошёл, и вот здесь-то стратегия Китая показывает своё основное преимущество.

В собственной стратегии борьбы с covid-19 Китай пользовался опытом 2008 года, когда страна оградила свои денежные рынки от ядовитых последствий ипотечного кризиса в США. Тогда с самого начала была поставлена совсем чёткая цель: заняться источником шока, а не побочным вредом, который он причиняет. Экономные стимулы в размере 4 триллионов юаней ($596,4 млрд), предоставленные в 2008-2009 годах, сработали лишь поэтому, что Китай предпринял решительные деяния для изоляции собственных рынков от инфецирования финансовыми вирусами.

Сейчас у Китая аналогичный подход: поначалу изолировать людей от инфецирования вирусным патогеном с помощью драконовских мер охраны здоровья, чтоб ограничить и смягчить распространение заболевания, а потом — и лишь потом — уместно использовать монетарные и экономные меры для поддержки отскока экономики опосля карантина. Таковой подход весьма различается от подходов, избранных Америкой, где опосля карантина дебаты в основном ведутся по поводу внедрения монетарных и экономных мер в качестве основных инструментов освобождения экономики от пандемии, а не о дисциплинированных мерах охраны здоровья с целью приостановить распространение вируса.

Всё это иллюстрирует резкий контраст меж стратегией Китая по принципу «сovid до этого всего» и подходами администрации президента США Дональда Трампа под девизом «Америка до этого всего». В Китае, в отличие от США, отсутствует политическое и публичное сопротивление маскам, соц дистанцированию и массовому тестированию, которые стали неотклонимой нормой в эру сovid-19. В США начинается 3-я серьёзная волна инфецирования, в то время как Китай продолжает стремительно и отлично ставить под контроль новейшие вспышки заболевания. К примеру, в начале озари всего за 5 дней было протестировано около 9 миллионов обитателей городка Циндао, где произошла сравнимо маленькая вспышка — захворали наименее 20 обитателей. Трамп, напротив, извращённо преподносит свой опыт инфецирования сovid-19 как некоторый символ храбрости, а не предупреждения о том, что может ожидать страну впереди.

В этом контексте впечатляющие характеристики ВВП Китая в 3-ем квартале резко контрастируют с грустным состоянием экономики США опосля карантина. На южноамериканском рынке труда сохраняются серьёзные препядствия: количество заявок на пособие по безработице продолжает превосходить 800 тыщ (скользящая средняя за четыре недельки по состоянию на середину октября), а общий уровень безработицы в стране в сентябре составил 7,9%, что в два раза выше допандемического уровня 3,5%. Из-за этого в направленной на потребителей экономике Америки сохраняется высочайший риск регресса. Сочетание новейшей волны сovid-19 с повсевременно прерывающимися политическими дебатами по поводу ещё 1-го пакета экономной помощи практически нейтрализует «звериный дух», который обычно служит источником энергии для восстановления экономики в США.

В Китае поквартальный рост ВВП (в годичном выражении) на 11,2% в 3-ем квартале 2020 года, по сущности, опирается на отскок экономики опосля карантина, при этом сохраняющиеся признаки беспомощности показывают главные сегменты сектора потребительских услуг, а конкретно туризм, досуг и утехи. Людская природа всюду схожа: ужасы и осторожность сохраняются даже в тех странах, где решительные меры сдерживания сработали. Тем странам, которые, подобно США, не желают сосредоточиться на сдерживании пандемии, настолько длинноватая тень сovid-19 гласит о наличии повсевременно присутствующей опасности двойной рецессии. Конкретно таковой была южноамериканская рецессия в восьми из крайних 11 случаев. И контраст с самодостаточным восстановлением в Китае здесь совсем поразителен.

Источник: inosmi.ru