Мадрид/Монреаль — Сейчас, когда из-за пандемии сovid-19 наша финансовая и соц жизнь всё больше {перемещается} в онлайн, цифровая и физическая сферы стают неописуемо вставленными. Никогда ещё не было так принципиально подтянуть отстающее управление и регулирование сиим супермощным цифровым миром.

Эпидемия сovid-19 не просто спровоцировала самый серьёзный экономический кризис со времён Величавой депрессии, но и убыстрила уже начавшиеся ранее технологические тенденции. Одна из самых приметных посреди этих тенденций: большие технологические компании стают ещё больше. С начала 2020 года фондовый индекс NASDAQ, состоящий в основном из акций технологических компаний, вырос на 30%, а совокупная рыночная капитализация Apple, Amazon, Facebook и Alphabet (материнской компании Гугл) превысила $5 триллионов. В итоге, с того времени как началась эпидемия, личное состояние гендиректора Amazon Джеффа Безоса возросло наиболее чем на $70 млрд (либо на 68%), а незапятнанный размер богатства гендиректора Facebook Марка Цукерберга вырос на $30 млрд до $87,8 млрд.

Растущая концентрация власти и богатства в руках нескольких глобальных цифровых компаний будет определять национальную и международную политику опосля окончания пандемии. Стоимость больших технологических компаний создаётся за счёт нематериальных активов, таковых как данные, методы и умственная собственность, а не вещественных активов, к примеру, физического труда, продуктов либо услуг. Они пользуются преимуществами слабенького управления цифровой сферой, чтоб уклоняться от уплаты налогов и взносов в систему общественного страхования. Наша глобальная система управления была сотворена для вещественного мира, а правительства очень медлительно меняют законы и регулирование для того, чтоб выстроить справедливую цифровую экономику.

Возрастающий разрыв меж фаворитами и проигравшими в цифровой экономике наглядно проявляется в резком росте неравенства и в эрозии среднего класса. В короткосрочной перспективе эпидемия, быстрее всего, ухудшит эти явления. Не считая того, сужается политический центр, а поддержка очень левых и очень правых экстремистских партий расширяется. Как в Европе, так и в США миниатюризируется вера в демократию и падает доверие к средствам массовой инфы: сейчас только 30% американских миллениалов считают, что очень принципиально жить в демократической стране. Существует риск, что все эти тенденции в ближнем будущем усилятся — к выгоде антилиберальных популистов.

КонтекстКоронавирус приблизил цифровое будущееИноСМИ10.06.2020Запад желает снести цифровую стенуИноСМИ13.05.2020Нихон кэйдзай: Россию ожидает эра «цифрового ГУЛАГа»Nihon Keizai13.05.2020Укрощение IT-гигантов: Европа впередиИноСМИ01.04.2019

Эпидемия также обострила глобальное геополитическое соперничество и выделила действительность, в которой конфронтация величавых держав всё почаще разворачивается в цифровой сфере — на местности, принадлежащей глобальным личным компаниям. К примеру, Facebook и Гугл преобразуются в поле боя в государственной и интернациональной борьбе, что показали предвыборные кампании в США в 2016 и 2020 годах, а также в остальных странах мира.

Тем временем национальные власти с трудом пробуют утвердить собственный технологический суверенитет в управлении данными и цифровыми гигантами. Правительства неких больших европейских государств так и не смогли ввести собственные протоколы отслеживания контактов заражённых сovid-19 из-за мёртвой хватки компаний Apple и Гугл, которые в итоге решили меж собой, как конкретно можно (и как недозволено) употреблять 3,2 млрд телефонов в мире для борьбы с пандемией.

Власти должны срочно отреагировать на эти действия. В нашем новеньком докладе «Новенькая цифровая сфера», приготовленном по заказу Центра управления переменами при Институте IE, мы советуем три группы неотклонимых мер для органов власти.

Во-1-х, нам необходимы новейшие модели управления цифровой экономикой. В их числе должен быть новейший форум для дипломатичной и глобальной координации, призванный преодолеть сегодняшнюю балканизацию в управлении данными. Избранный Китаем подход с опорой на правительство и избранный Америкой подход с опорой на компании не разрешают физическим лицам надзирать свои индивидуальные данные. Напротив, «Общий регламент по защите данных» Евросоюза движется конкретно в этом направлении. Неувязка в том, что три зоны, создаваемые этими подходами, не способны «говорить» друг с другом. В итоге ни одна технологическая компания либо ни одно законодательство не может стать подлинно глобальным, поэтому что нереально сразу соблюдать правила всех трёх зон.

Не считая того, нам нужен интернациональный орган для определения глобальных эталонов и регулирования экономики интернет-платформ. Этот институт мог бы давать советы по поводу лучших способов управления, выслеживать опасности, исходящие от новейших технологий (в том числе связанные с их воздействием на штатское общество), а также разрабатывать меры регулирования и политические решения для устранения этих рисков. Сейчас цифровая ветвь ослабляет нашу способность достигать общего осознания фактов. Для предотвращения эпистемологического кризиса нам необходимо информационное место, которое являлось бы публичным благом, а не средством максимизации прибылей.

Статьи по темеБорьба за глобальный цифровой налог заходит в решающую фазуИноСМИ03.02.2020Diariosur: Испания посягает на свободу в интернет-пространствеDiario SUR26.11.2019PS: высочайшие ставки в будущей войне цифровых валютProject Syndicate13.11.2019Der Spiegel: основной фуррор русской экономики опосля распада СССРDer Spiegel05.03.2019

Во-2-х, нам нужны новейшие модели управления экономикой. Мотором цифровой экономики служат запатентованные технологии; сама её природа способствует тем, кто начал первым, а также агломерации в экономике. Правительствам необходимо создавать равное поле игры для инноваторов и отстающих; разрабатывать умное, гибкое регулирование для смягчения последствий технологических конфигураций в обычных отраслях. Власти должны также разрабатывать новейшие методы защиты работников гиг-экономики и давать им такие же формы социально-экономической защиты, которыми пользуются обыденные работники, хотя и с помощью других устройств.

В-3-х, нам нужен новейший соц контракт, чтоб покончить с соц расколами и поляризацией политики. Нереально больше сохранять статус-кво в цифровой экономике, которая не облагается налогами и в основном не регулируется. Неспособность обложить налогом доходы больших общественных компаний подрывает способность правительств обеспечивать социальные блага и услуги. Нам нужен новейший глобальный режим для борьбы с неувязкой налогового арбитража, используемого транснациональными компаниями, чья стоимость создаётся в основном в нематериальной экономике.

Развитие и регулирование инклюзивных, инноваторских способов работы посодействовало бы привлечь население в наименее развитые регионы и содействовало бы сужению регионального неравенства, которое приводит к политической поляризации. Образование — это самый действенный инструмент для увеличения социальной мобильности, но его стоимость растёт, а программки обучения очень медлительно приспосабливаются к меняющимся нуждам цифровой экономики. Критически принципиально предоставить гражданам действенное, современное и финансово доступное образование.

Смягчение негативных последствий, порождаемых цифровой отраслью, просит всеохватывающих подходов к управлению интернет-платформами и данными. Очень длительное время (и в очень почти всех вопросцах) власти разрешают управлять технологиями тем, кто их разрабатывает. Они больше не могут для себя дозволить посиживать складя руки.

Оскар Йонссон — академический директор Центра управления переменами при Институте ИЭ и создатель книжки «Российское осознание войны».

Тейлор Оуэн — заведующий кафедрой медиа, этики и коммуникаций и директор Центра медиа, технологий и демократии Института Макгилла.

Источник: inosmi.ru