КЕМБРИДЖ — Не существует единственно вероятного грядущего, пока оно не пришло, потому любые пробы представить геополитику опосля пандемии Covid-19 должны включать несколько вариантов возможного грядущего. Я предлагаю 5 правдоподобных вариантов грядущего в 2030 году, хотя, естественно, можно вообразить и остальные. 

Конец глобального либерального порядка. Мировой порядок, основанный США опосля 2-ой мировой войны, сделал систему институтов, которые привели к выдающейся либерализации интернациональной торговли и денег. Но ещё до начала пандемии Covid-19 этот порядок начал оспариваться из-за подъёма Китая и роста популизма в странах западной демократии. Китаю этот порядок был выгоден, но, так как стратегический вес страны возрос, она интенсивно стремится устанавливать эталоны и правила. Америка сопротивляется, университеты атрофируются, призывы к суверенитету усиливаются. США остаются вне Глобальной организации здравоохранения и Парижского климатического соглашения. Covid-19 увеличивает возможность реализации этого сценария, ослабляя южноамериканскую роль «системного менеджера». 

Вызов авторитаризма как в 1930-х годах. Массовая безработица, возросшее неравенство и сбои в жизни населения из-за связанных с пандемией экономических перемен делают подходящие условия для авторитарной политики. На данный момент нет недочета в политических бизнесменах, которые готовы употреблять националистический популизм ради прихода к власти. Национализм и протекционизм усиливаются. Становится больше пошлин и квот на продукты и людей, а иммигранты и беженцы превращены в козлов отпущения. Авторитарные страны стремятся консолидировать региональные сферы энтузиазма, а разные формы интервенций увеличивают риск вооружённого конфликта. Некие из этих тенденций были приметны ещё до 2020 года, но слабость перспектив экономического восстановления из-за неспособности властей совладать с пандемией Covid-19 увеличивают возможность реализации данного сценария. 

Мировой порядок с доминирующим Китаем. Так как Китай удачно совладевает с пандемией, финансовая дистанция меж ним и остальными большими державами конструктивно изменяется. К середине 2020-х годов экономика Китая опережает экономику находящихся в упадке США и наращивает собственный отрыв от когда-то возможных конкурентов, в том числе Индии и Бразилии. А в дипломатичном браке по расчёту с Россией Китай очевидно становится старшим партнёром. Логично, что Китай начинает добиваться почтительного и уважительного дела сообразно его возрастающей силе. Инициатива «Пояс и путь» употребляется для воздействия не лишь на примыкающие страны, но и на далёких партнёров в Европе и Латинской Америке. Голосование против Китая в интернациональных институтах становится очень накладным, так как ставит под опасность получение китайской помощи либо инвестиций, а также доступ к наикрупнейшему в мире рынку. Так как из-за пандемии западные страны стали слабее в сопоставлении с Китаем, китайское правительство и большие компании получают возможность переформатировать университеты и устанавливать эталоны по собственному желанию.

КонтекстЧитатели: Европа перепутала Белоруссию с Украиной (Хуаньцю шибао)Хуаньцю шибао26.08.2020Advance: геополитическая игра Трампа пешкамиAdvance10.09.2020PS: Япония в треугольнике меж Китаем и СШАProject Syndicate20.09.2020

«Зелёная» интернациональная повестка. Не все варианты грядущего негативны. Публичное мировоззрение во почти всех демократических странах начинает присваивать наиболее высочайший ценность вопросцам конфигурации атмосферного климата и защиты окружающей среды. Некие правительства и компании реорганизуются, чтоб решить эти препядствия. Даже до Covid-19 можно было представить, что в 2030 году интернациональная повестка будет определяться вниманием стран к «зелёным» вопросцам. Выделив связь меж здоровьем планетки и людей, эпидемия ускоряет одобрение данной для нас повестки.

К примеру, южноамериканское общество направило внимание на то, что расходы на оборону в размере $700 миллиардов не посодействовали предупредить убийство заболеванием Covid-19 большего количества янки, чем погибло во всех войнах США опосля 1945 года. В изменившейся внутриполитической обстановке президент США может предложить «План Маршалла для борьбы с Covid» с целью обеспечить резвый доступ к вакцине бедным странам и укрепить их системы здравоохранения. План Маршалла 1948 года отвечал интересам самой Америки и сразу интересам остальных государств; он оказал глубочайшее воздействие на формирование геополитики в следующее десятилетие. Таковой лидерский подход укрепил мягенькую силу Америки. К 2030 году «зелёная» повестка становится неплохой внутренней политикой, причём с таковым же значимым геополитическим эффектом.

Продолжение прежнего. В 2030 году эпидемия Covid-19 смотрится настолько же неприятно, как и Величавый грипп 1918-1920 годов смотрелся в 1930-м, а его длительные геополитические последствия оказываются настолько же ограниченными. Прежние условия сохраняются. Но вместе с ростом китайской силы, внутреннего популизма и поляризации на Западе, а также авторитарных режимов, сохраняется определённый уровень экономической глобализации и растёт осознание значимости экологической глобализации, благодаря трудному и неохотному признанию, что ни одна страна не может решить подобные препядствия, действуя в одиночку. США и Китай находят возможность для сотрудничества в вопросцах борьбы с пандемиями и конфигурацией атмосферного климата, хотя продолжают соперничать в остальных вопросцах (к примеру, ограничение навигации в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях). Дружба ограничена, но соперничество под контролем. Часть институтов увядает, остальные реформируются, третьи создаются с нуля. Америка остаётся наикрупнейшей державой, но уже без той степени воздействия, которая у неё была ранее.

У всякого из первых четырёх сценариев есть приблизительно один шанс из 10 стать будущим в 2030 году. Другими словами, шансы, что последствия пандемии Covid-19 глубоко изменят геополитику к 2030 году, равны наименее 50%. Ряд причин может поменять эти шансы. К примеру, стремительная разработка действенных, надёжных и дешёвых вакцин, которые будут обширно распределены во всём мире, повысила бы шансы на продолжение прежнего и уменьшила бы возможность воплощения авторитарного и китайского сценариев.

Но если переизбрание Дональда Трампа ослабит альянсы Америки и международные университеты, либо же нанесёт вред демократии снутри страны, тогда возможность реализации сценария продолжения прежнего либо «зелёного» сценария снизится. С иной стороны, если Евросоюз, который сначало был ослаблен пандемией, сможет обобществить издержки государств ЕС на борьбу с ней, тогда он сумеет стать принципиальным интернациональным игроком, способным повысить возможность реализации «зелёного» сценария.

Вероятны и другие виды воздействия; Covid-19 может привести к принципиальным внутренним изменениям, связанным с неравенством в сфере здравоохранения и образования, а также подстегнуть создание усовершенствованных институциональных устройств для подготовки к последующей пандемии. Оценка длительных последствий сегодняшней пандемии является не четким пророчеством грядущего, а упражнением по взвешиванию вероятностей и корректировке текущей политики.

Источник: inosmi.ru