«Долой царя!» — скандировали студенты, собравшиеся 23 января 2021 года у станции московского метро «Страстной бульвар». «Свободу! Свободу!» — выкрикивали другие. Виктор Шендерович, икона российской журналистики и политической сатиры 1990-х годов, с удивлением наблюдал за этой сценой и потом написал на своей странице в Фейсбуке: «Какой у нас век?»

Десятки тысяч человек собрались в субботу в Москве на протесты против ареста Алексея Навального и против коррумпированного режима Владимира Путина. Примерно в 110 городах России на улицы вышли более 100 тысяч человек. В далеком Якутске люди не побоялись мороза в минус 50 градусов и провели несанкционированную демонстрацию. Полиция и пресловутый ОМОН действовали жестко: к концу дня, по данным организации «ОВД-инфо», по всей стране были задержаны более 3 тысяч человек.

Так больше продолжаться не может

Трудно подсчитать точно, сколько людей отозвались на призыв Навального и возглавляемой им НПО выйти на протесты против коррупции в России. Наблюдатели говорят о крупнейшей акции за многие годы. На улицы вышли прежде всего молодые люди, не поддающиеся влиянию государственной телевизионной пропаганды и черпающие информацию в социальных сетях.

При этом большинство из них и не знают никакого другого правительства, кроме правительства Владимира Путина, находящегося у власти уже 20 лет. У молодого поколения накопилось недовольство. Демонстранты едины в том, что так больше продолжаться не может. Они хотят для себя и своих детей другого будущего: Россию со свободными выборами, свободными СМИ и без коррумпированной элиты, представители которой делят богатства страны между собой.

Навальному удается мобилизовать недовольных, регулярно публикуя все новые и новые видеоролики, разоблачающие правящую верхушку. Через несколько дней после возвращения в Россию и ареста в московском аэропорту он представил фильм под названием «Дворец для Путина». Это почти двухчасовое видео, которое за неделю посмотрели более 70 миллионов человек, посвящено «истории самой большой взятки» — строительству замка за 1,12 миллиарда евро на российском черноморском побережье. Он якобы был возведен по распоряжению Путина на коррупционные деньги.

В политической борьбе с Навальным, от которой российскому президенту после всего произошедшего в последние недели никуда не деться, будущее России, как ни удивительно, не играет никакой роли. Примечательно при этом, насколько активно обе стороны в борьбе за внимание общественности апеллируют к коллективной памяти россиян и превращают историю в политическое оружие.

Например, в фильме Навального о якобы принадлежащем Путину дворце подробно говорится, что на воротах красуется золотой орел, так что они напоминают ворота Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Во внутреннем убранстве также присутствуют многочисленные украшения, напоминающие о былом величии Российской империи. Из всего этого Навальный делает вывод, что Путин, видимо, считает себя легитимным наследником российских самодержцев, а страну, которой управляет, — своей личной собственностью.

Орел на туалетном ершике

Как сказал Навальный в закадровом комментарии к фильму, каждому россиянину известны знаменитые ворота дворца в Санкт-Петербурге — не в последнюю очередь по кадрам штурма Зимнего дворца в знаменитом историческом фильме «Октябрь» Сергея Эйзенштейна, снятом в 1927 году. Воспоминания о свержении царя в 1917 году живы в России и поныне. И хотя российское руководство в 2017 году сделало все возможное, чтобы не привлекать большого внимания к 100-летней годовщине революции, субботние лозунги «Долой царя!» похожи на привет из далекого прошлого. С намеком на упомянутый в фильме Навального элемент роскоши некоторые демонстранты принесли с собой 23 января туалетные ершики, украшенные «позолоченными» орлами.

КонтекстForeign Affairs: чтобы заставить Навального замолчать, Путин попытается заручиться поддержкой ЗападаForeign Affairs28.01.2021FT: кто тот мистер N, которым Путин «потрясен»?Financial Times26.01.2021Časopis argument: кто такой Алексей Навальный?Časopis argument27.01.2021Виктор Шендерович, наблюдая в субботу за толпами людей в центре Москвы, также вспомнил о болезненном историческом опыте поздних царских времен. С целью помешать скоплению народа московские власти перекрыли Пушкинскую площадь, из-за чего постоянно растущая масса народа столпилась на тротуарах широких улиц в центре столицы. Лишь чудом не случилась вторая Ходынка, сказал Шендерович, имея в виду массовую панику на Ходынском поле на тогдашней окраине Москвы, случившуюся в ходе коронации Николая II в 1896 году. Тогда погибли более 1,3 тысяч человек. По мнению многих историков, долгая предыстория российской революции 1917 года началась именно на Ходынском поле.

Однако и официальная правительственная пропаганда, которой волей-неволей пришлось реагировать на возвращение Навального 17 января, запустила руку в сундук истории. Учитывая внимание всего мира к этому событию, государственные телеканалы не могли полностью игнорировать его. Всего около двух минут возвращению блогера посвятила информационная программа «Вести» на канале «Россия». При этом команда телевизионного директора Дмитрия Киселева обратилась к известной исторической фабуле: материал о возвращении Навального, озаглавленный «В опломбированном вагоне», повествовал о том, что это не что иное, как операция немецких спецслужб.

При этом была проведена аналогия с возвращением в Россию Владимира Ленина из Швейцарии в апреле 1917 года. Авторы материала утверждали, что правительство Германия «с немецкой основательностью» якобы тратит огромные деньги на возвращение Навального. Они отметили, что в аэропорт Берлина блогер с помпой прибыл в сопровождении эскорта из нескольких полицейских машин, регистрацию Навального и его жены также взяли на себя представители правоохранительных органов.

Далее авторы материала указали, что багаж четы Навальных не был досматривался, а сами они прошли мимо очереди на посадку прямо к самолету, где их ждала толпа журналистов. При этом подчеркивалось, что в аэропорту Навальный не дал интервью ни одному немецкому журналисту. Исторически подкованные зрители могли узреть в этом аналогию с отказом Ленина пообщаться с представителями прессы на территории Германии в апреле 1917 года.

Чего быть не должно

Ленин, отправляясь из Цюриха в Россию, знал, что на родине людей настраивают против него, утверждая, что он — «немецкий шпион». Алексей Навальный по возвращении в Россию также вновь столкнулся со старым обвинением в том, что он якобы не более чем марионетка внешних сил, стремящихся дестабилизировать ситуацию в России и свергнуть нынешний порядок. В комментариях к материалам западных интернет-СМИ вновь появились целые армии российских «троллей» и заговорили о якобы финансируемых Западом «цветных революциях» на постсоветском пространстве. Поскольку не может быть чего-то такого, чего быть не должно, официальные российские СМИ принижают масштабы растущего протестного потенциала в собственной стране или называют протесты следствием «непатриотичной» и даже предательской деятельности «иностранных агентов».

Пытаясь осознать бурные события последних недель, российская общественность ищет прибежище в собственной истории. Ведь Россия, согласно известному афоризму, страна с непредсказуемым прошлым. И сейчас в ходе политических дебатов многие обсуждают прошлое страны, пробуя трактовать ее настоящее и будущее.

Одна молодая доцент кафедры истории, вернувшись с большой демонстрации в Санкт-Петербурге, услышала от маленькой дочери вопрос, были ли все участники акции историками. «Думаю, нет», — ответила она. Но вполне возможно, что люди, выйдя на этот массовый протест, написали историю.

Источник: inosmi.ru