У Карин Так полыхает гора. За крайние деньки к югу от Шуши, исторического города в Нагорном Карабахе, бои стают все ожесточеннее. Над лесами поднимаются клубы дыма. На равнину падают ракеты. Эхо пулеметного огня гласит о приближении схватки.

Азербайджанским силам удалось за крайнее время осязаемо продвинуться на южном фронте войны за возвращение Нагорного Карабаха (его именуют «Республикой Арцах» армянские сепаратисты, которые контролируют регион опосля победы над Азербайджаном в 1994 году). По «столице» Степанакерту вот уже 5 недель наносят удары с помощью ракет и беспилотников, а на данный момент она быть может отрезана от остального мира.

У людей в Шуши и Степанакерте весьма печальные лица. В их очах ясно читается тревога, при этом не лишь из-за часто падающих на головы ракет. Обитатели этих городов-призраков, те, кто не ушли на фронт и не бежали в соседнюю Армению, уже практически привыкли к сиренам и взрывам с начала войны 27 сентября. Они соображают, что эти еще не так давно пугавшие их звуки войны недозволено даже ассоциировать с страшными обстрелами в горах. Они знают, что их бойцы живут там в реальном аду. Они сообразили, что неприятель приближается.

Нападающие продвинулись в 3-х направлениях на южном фронте: на юго-востоке у Гадрута, в центре у Шуши и на юго-западе в сторону Лачинского коридора у армянской границы. Победа в хотя бы одной из 2-ух крайних точек будет означать захват ведущей из Степанакерта в Армению стратегической дороги. Не считая того, взятие Шуши привело бы к тому, что расположенная ниже столица не просто была бы отрезана от тыла, а стала легкой целью для артиллерийского огня с высот. Победа азербайджанцев у Лачинского коридора и в Шуши стала бы поворотным либо даже решающим моментом войны.

Угроза разрыва связи с Арменией

Мэр Шуши Арцвик Саркисян посиживает в подземном убежище с автоматом Калашникова за плечом. Он признает, что «неприятель находится в 5 километрах», подтверждая изготовленное 2-мя деньками ранее заявление президента «Республики Арцах» Араика Арутюняна. Его слова прогремели как гром посреди ясного неба. «Основная цель неприятеля — вторжение в Шуши. Тот, кто контролирует Шуши, контролирует Арцах», — произнес президент. За сиим непривычным предупреждением последовал призыв к мобилизации: «Давайте объединимся и будем совместно биться!»

Первой целью азербайджанских сил сделалось расположенное у армянской границы село Агавно. Это врата Лачинского коридора, который открывает путь до самого Степанакерта. В равнине шумят взрывы. Ситуация критичная. «В 1-ый денек войны неприятель напал в 200 км отсюда. Сейчас он в 8 км от Агавно», утомилось признает в местном командном центре мэр Антраник Чавушян.

Утрата Агавно и Лачинского коридора означала бы разрыв связывающей нити с Арменией. «У нас есть лишь один путь, и проигрывать недозволено», — вполголоса гласит он, отпивая кофе. На фоне притока все новейших сообщений с фронта по рации, он пробует успокоить сам себя, объясняя, что в критериях азербайджанского военного приемущества стратегией армян было дозволить полосы фронта растянуться, чтоб неприятельские силы продвигались в равнинах, и можно было бы «их обстрелять, когда они уязвимее всего».

«Азербайджанцев намного больше, чем нас, и мы желаем сохранить жизни наших людей. Потому мы позволяем им продвинуться на определенных участках», чтоб потом развернуть контрнаступление, разъясняет мэр. Он гласит, что его больше волнует пришествие на Шуши, чем на Агавно. «У Шишу есть историческая ценность, это сердечко Арцаха. Не считая того, это высокогорный город, откуда они могли бы захватить всю местность, начиная с этого коридора».

КонтекстMarianne: Нагорный Карабах — «1-ый вариант массового внедрения дронов на войне»Marianne28.10.2020Труд: почему мир на Кавказе невозможенТруд15.10.2020Пашинян: Карабах никогда не будет в составе Азербайджана (Panorama)Panorama.am08.10.2020Азербайджан контролирует небо с помощью беспилотников

Два старенькых грузовика движутся по тропе, которая стала другим методом опосля обстрела моста. По «Лачинскому коридору прибывают подкрепления из Армении. Закрытые камуфляжной сетью (либо просто обмазанные грязюкой) авто продвигаются к Шуши в надежде, что не попадут под удары беспилотников, которые обеспечили Азербайджану господство воздухе.

В округах Шуши до этого времени пылает лес опосля ночных ударов с применением белоснежного фосфора. Оба лагеря винят друг дружку в применении этого ужасного орудия. На дороге водители с опаской всматриваются в горы. Фронт совершенно близко, там неистовствуют бои. Вроде бы то ни было, дорога на Степанакерт остается открытой.

В Шуши разрушенный православный храм стал эмблемой азербайджанского пришествия, которое призвано возвратить ему Нагорный Карабах. «Мы даже не думаем о падении Шуши», — гласит Арцвик Саркисян. Он все еще верует, что неприятель будет вытеснен в равнину и не сумеет взять гору.

Расположенный ниже Шуши Степанакерт живет в ужасе падения древнего городка. Если Шишу захватят, карабахская столица будет обречена. «Если они возьмут Шуши, мы продолжим биться, но мы вправду можем быть обязаны бросить Степанакерт и укрыться в горах. Нрав войны тогда резко поменяется, — считает стратегический советник президента Арцаха Давид Бабаян. — Потому мы будем до конца биться за Шуши».

«Если они возьмут Шуши либо Лачинский коридор, это конец»

На Степанакерт и так любой денек падает несколько ракет: три перемирия (обсуждены Москвой, Парижем и Вашингтоном) и взятое в Женеве обязательство воздержаться от обстрелов мирного населения ничего не дали на практике. 1 ноября ракета попала на центральный рынок незадолго до его открытия. Никто не пострадал.

Степанакерт и так практически опустел в 1-ые недельки войны, а опосля сообщения президента о приближении неприятеля к Шуши, там сделалось еще меньше людей. Ведущая на север, в Армению, автодорога все еще находится в руках карабахских сил, но она проходит совершенно рядом с линией фронта и может в хоть какой момент оказаться под обстрелом. «Если они возьмут Шуши либо Лачинский коридор, это конец», — вздыхает Анна. Тем не наименее женщина хочет оставаться в Степанакерте до самого конца и даже «присоединиться к партизанской войне в горах».

Хотя Баку любой денек повторяет, что его цель — полное завоевание спорной местности, Давид Бабаян все еще уповает на прекращение боев. «Конфликт должен тормознуть. Мы должны спасти наш люд…» Степанакерт и Ереван призывают к вмешательству Москвы. Хотя надежд на это не достаточно. Наша родина уже заявила, что для нее «красноватой линией» сделалось бы нападение на саму Армению, а по Нагорному Карабаху она наслаждается призывами к прекращению огня.

Раздаются сирены. Вышедшие на перекур офицеры ворачиваются в убежище. Батарея ПВО открывает огнь в попытке сбить невидимого дрона. Залпы ракет уносятся в сторону Карин Так — туда, где на данный момент решается судьба Нагорного Карабаха.

 

Источник: inosmi.ru