La Vanguardia (Испания): эстетическое схватка времен прохладной войны

Дизайн и архитектура перевоплотился в очередное поле для схватки меж западными и коммунистическими странами.     

В Берлине, опосля окончания 2-ой мировой войны напоминающем лунные пейзажи, разворачивалось схватка, никак не связанное с боевыми действиями. В 1949 году русская часть городка подготовила Сталину на денек рождения особенный подарок: будущая основная улица была названа в его честь — Шталин-аллее (Stalinallee). На данный момент она именуется Карл-Маркс-аллее (Karl-Marx-Allee). Широкий проспект, строившийся под контролем конструктора Германа Гензельмана (Hermann Henselmann) в период с 1952 по 1956 год, стала воплощением всех мыслях социалистического реализма. Два километра монументальных восьмиэтажных спостроек на полпути меж крепостью и неоклассическим строением. Начало данной нам дороги было обозначено 2-мя циклопическими башнями.

Западные страны ответили в 1957 году, проведя строительную выставку «Интербау» (Interbau). Она прошла в английской части городка, и там были представлены самые выдающиеся заслуги западных архитекторов. В центральном районе Берлина Митте, который ранее именовался Ганза, были построены строения по проектам таковых архитекторов, как Ле Корбюзье (Le Corbusier), Оскара Нимейера (Oscar Niemeyer), Алвара Аалто (Alvar Aalto) и самого Вальтера Гропиуса (Walter Gropius), немца, основавшего Баухаус и бежавшего в США. В прохладную войну шли не лишь галлактическая гонка и гонка вооружений, но эстетическое схватка в сфере архитектуры и дизайна.

КонтекстAl Jazeera: Нотр-Дам и Биг-Бен были украдены у арабовAl Jazeera26.09.2020Алишер Усманов: путь конструктора грядущего (BNE IntelliNews)bne IntelliNews13.05.2020Toyo Keizai: Стране восходящего солнца есть чему поучиться у столичного метроToyo Keizai22.06.2019Newsd: деспот либо «конструктор» СССР?Newsd22.04.2019

По естественным причинам Берлин совершенно подступал для схожей конфронтации. Но схватка длилось и на остальных площадках. На Глобальных выставках начиная с той, что свершилась в Брюсселе в 1958 году, СССР повсевременно затрагивал тему вселенной: он запустил 1-ый спутник, выслал первого человека в космос. Но 1-ый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев не подозревал, что Запад нанесет удар с совершенно иной стороны.

В 1959 году, во время периода сближения, известного как Оттепель, в Москве была проведена выставка, показывающая южноамериканский стиль жизни. Конкретно тогда была изготовлена популярная фото Никиты Хрущева и Ричарда Никсона, который тогда занимал пост вице-президента США, на кухне с желтоватыми стенками и бытовой техникой, произведенной компанией General Electric. «Может, лучше померяемся функциями стиральных машин, нежели потенциалом ракет?» — задал вопрос Никсон. «У нас тоже такие есть», — дал ответ Хрущев. Естественно же, это был блеф. Ни в СССР, ни в остальных странах русского блока, которые еще не оправились опосля войны и не участвовали в Плане Маршалла, не было новой бытовой техники.

«Приятный наружный вид»

Восстания в Венгрии и Польше в 1956 году проявили, что похоронить необходимо было не лишь Сталина, но и почти все его планы и идеи. Хрущев положил конец социалистическому реализму. Распространять модель Шталин-аллее сделалось нереально. К тому же берлинскую улицу удалось выстроить в рекордные сроки, лишь поэтому что работникам пообещали квартиры в новейших домах, но этого не случилось: их предоставили людям, интенсивно поддерживавшим имеющийся режим. Также, по рассказам зятя 1-го из ведущих архитекторов, работникам выдавали амфетамин.

Единственным методом сохранить социалистическую утопию сделалось стройку типовых жилых домов, которые как и раньше остаются эмблемой прохладной войны в восточных странах. Не считая того, числилось, что нужно было сделать иллюзию общества употребления. В страны коммунистического блока проникали западные идеи, потому было принципиально, чтоб граждане не ощутили свою отсталость. Чехословацкое правительство, к примеру, позволило проводить престижные показы, на которых постоянно представляли рабочие комбинезоны.

В любом случае основная неувязка была в последующем: скооперировать незапятнанное искусство и социализм было весьма трудно. В гос плановой экономике, погрязшей в бюрократии, создание товаров различных форм и цветов было похоже на ужасный сон. Люди делали, что могли: в Польше выдумали метод по низкой стоимости наносить мотивы произведений Пикассо на текстильные и глиняние изделия. А то, что создать не удавалось, считали никчемным капиталистическим капризом.

МультимедиаШесть спостроек, которые спорят с гравитацией (SvD)Svenska Dagbladet27.09.2019«Одно из самых уродливых спостроек в мире»ИноСМИ07.08.2013Самые прекрасные строения мираLonely Planet17.07.2013

В журнальчике «Декоративное искусство в СССР» можно было прочесть, что коммунистический продукт «в современном стиле был должен быть произведен из промышленных материалов, иметь ординарную и легкую структуру и приятный наружный вид». В итоге крайнее слово было не за дизайнерами, а за технократами. Конкретно они решали, что окажется на прилавках магазинов.

Одержимость пластиком

Пластик стал эмблемой коммунистической современности. В Германской Демократической Республике (ГДР) остались большие хим комплексы, а у СССР была нефть, которую он поставлял по нефтепроводу «Дружба». Таковым образом, удавалось создавать самые неописуемые продукты и экспортировать их в дружеские страны. К примеру, необыкновенные виды посуды.

В итоге, как и ожидалось, в сфере коммунистического дизайна начался застой. Препятствия предстоящему развитию были как промышленными, так и социально-экономическими. В типовых жилых домах, стройку которых поощрял Хрущев, одни и те же семьи жили по несколько поколений, потому места для чего-то новейшего просто-напросто не было. В случае германской марки каров Trabant свою роль сыграли и политические мотивы. ГДР была одержима полным контролем над гражданами, потому, естественно, правительство не прилагало особенных усилий по модернизации машин, которые дозволили ли бы людям свободно передвигаться.

По сопоставлению с Западом Восток постоянно смотрелся мало устаревшим, «лет так на 10». Поглядите кинофильм «Гуд бай, Ленин!» (2003). Фуррор этого кинофильма, а также кинофильма «Жизнь остальных» (2006), привел к возникновению 1-го из парадоксов, которые так характерны миру искусства. В 1989 году, когда пала Берлинская стенка, обитатели восточной части слепо приняли все чудеса западного мира. 20 лет спустя современная элита лишь и гласит, что о остальгии, ностальгии по жизни в ГДР. Самым броским проявлением этого течения стал «Остел» (Ostel), «хостел в стиле ГДР», как сказано в его рекламе. Еще это направление именуют «стилем Штази», в честь потаенной правоохранительных органов уже несуществующего страны. Но, естественно, когда мы говорим «в честь», то осознаем, что это просто образное выражение.

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.