Москвич Дмитрий подал прошение о предоставлении убежища в Финляндии, потому что боится несправедливого судебного разбирательства в России. Помощь другу, которого мучили родственники, обернулась сфабрикованными уголовными обвинениями, из-за которых Дмитрий может попасть в тюрьму.

Миграционная служба Финляндии беседовала с Дмитрием уже десять раз. По итогам этих бесед отрицательное решение было принято дважды, последний раз — в марте.

Итог не изменился. Вместо международного убежища и разрешения на проживание — возвращение в Россию.

Дмитрий пытается остаться в Финляндии, поскольку боится, что в России он станет жертвой преследований и несправедливых судебных разбирательств из-за сфабрикованных уголовных обвинений.

«Наверное, мне отказали в убежище, потому что им было тяжело поверить в такую абсурдную ситуацию», — рассуждает Дмитрий.

История, которая привела к бегству из России, началась в конце 2014 года, когда Дмитрий познакомился на сайте для сексуальных меньшинств с 17-летним Егором, который жил в Нижнем Новгороде.

КонтекстIlta-Sanomat: скандала фильм «Туве» в России не вызвалIlta-Sanomat03.07.2021Libération: как на Западе спасают чеченских гомосексуалистовLibération15.05.2021Time: российские активисты выиграли важную битву за права ЛГБТTime08.12.2020Датский эксперт: не думаю, что Путин захочет остаться еще на два срока (JP)Jyllands-Posten03.07.2020

Дмитрий относит себя к сексуальному меньшинству, но не хочет говорить о своих особенностях подробнее. Егор — транссексуал и бисексуал. Оба молодых человека скрывали свои взгляды от семьи.

Егор написал в интернете о тяжелой ситуации в своей семье. Властная мать изолировала его дома, перевела его на домашнее обучение и порой была неуравновешенной — например, могла ударить.

Мать обнаружила в компьютере Егора определенные материалы, на основе которых она сделала вывод, что ее сын — гомосексуалист. Мать это не приняла.

В России у Егора взяли интервью сотрудники «Радио Свобода»*, получившее в России статус иностранного агента. В 2020 году на сайте Open Democracy появилась статья о Егоре на английском языке.

Мать Егора начала «лечить» сына, и в этом ей помогали знакомые врачи. Они назначили Егору лекарства от шизофрении и депрессии.

Ситуация дома усугубилась, и в начале 2015 года Егор сбежал в Москву и остался у Дмитрия. По словам Дмитрия, знакомство в интернете переросло в близкую дружбу.

Бегство Егора продлилось недолго: мать написала заявление о пропаже сына, и чиновники помогли ей его найти.

Попытки сбежать повторились еще несколько раз, и мать направила сына в психиатрическую больницу.

Во время одной из попыток сбежать Егор опубликовал в соцсетях видео, в котором он требовал лишить его мать родительских прав и просил его не искать.

Дмитрий был очень взволнован, когда его друга отправили в психиатрическую больницу из-за сексуальной ориентации. Он начал кампанию в соцсетях по оказанию помощи Егору и рассказал о его ситуации в семье. Свое настоящее имя Дмитрий не указал.

Дмитрий связался с депутатами и правозащитными организациями. Юрист, занимающийся правами человека, пытался встретиться с Егором в больнице, но, по информации «Радио Свобода», мать этому воспрепятствовала. Вскоре после этого Егор вернулся домой.

По словам Егора, его история вызвала столько шума именно из-за кампании в интернете. Многие российские СМИ приехали побеседовать с матерью Егора и даже с соседями семьи. Версия матери звучала в прокремлевских источниках.

Плохое отношение к сексуальным меньшинствам в России культивируется на государственном уровне. В 2013 году в силу вступил закон о запрете пропаганды «нетрадиционных» сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

В России этот закон обосновывают заботой о детях. По мнению российских активистов и правозащитных организаций, из-за введения закона общество стало относиться к гомосексуалистам негативнее.

Российским СМИ мать Егора сообщила, что ее сына сделали гомосексуалистом в Москве, где его принудили стать секс-рабом. Интернет-страница Life News писала, что в Москве Егору давали женские гормоны.

Мать рассказывала, что до побега из дома у Егора не было «гомосексуальных мыслей», и что он встречался с девочками.

Действия Дмитрия матери Егора не понравились. По словам Егора, мать хотела опозорить Дмитрия, потому что он, по ее мнению, испортил репутацию семьи.

Мать связалась со Следственным комитетом и начала выдвигать обвинения против Дмитрия.

В итоге против Дмитрия были выдвинуты обвинения в насильственных сексуальных действиях, жертвой которых был Егор. Дмитрий отрицает обвинения и называет их сфабрикованными.

В ордере на арест, выданном Бабушкинским районным судом города Москвы в 2017 году, указана мера пресечения в виде тюремного заключения на три года. Журналисты Helsingin Sanomat видели этот документ.

Как сообщает организация «Русь сидящая», которая оказывает помощь обвиняемым и осужденным, Дмитрию может грозить до 20 лет тюрьмы.

Дмитрий показывал финским чиновникам письмо от Егора, заверенное нотариусом. В письме Егор утверждает, что Дмитрий не виновен в преступлениях, в которых его обвиняют. Редакция Helsingin Sanomat видела копию этого письма.

По словам Дмитрия, уголовное дело все еще рассматривается.

Спустя шесть лет после произошедшего 23-летний Егор скрывается от своей семьи в Москве, родственники подали заявление о его пропаже. Егор работает и живет в столице нелегально, потому что боится, что мать его найдет.

«Мама не может принять, что я уже взрослый, никак не успокоится».

В 2016 году Дмитрий отправился из Петербурга в Финляндию на автобусе, чтобы подать прошение о предоставлении убежища. Он боится, что судебный процесс в России может стать для него крайне несправедливым.

«Я думал, что Финляндия — это новый мир, мир справедливости, добра и света. Частично я был прав».

Статьи по темеPostimees: ЛГБТ-пара из России чувствует себя в Эстонии свободноPostimees02.10.2019Маша Гессен о жизни геев: «Пока не ворвется Путин, размахивая казацкой нагайкой…» (The New Yorker)The New Yorker15.06.2019В России у геев нет будущегоTurun Sanomat04.12.2017Сомнительная победа ЛГБТ в РоссииDer Spiegel22.06.2017

В Москве Дмитрий сочинял музыку на компьютере, брал случайные подработки и ходил на митинги — в том числе, выходил на Болотную площадь на акции против Владимира Путина.

В Хельсинки он уже пять лет живет в центрах для беженцев. Это становится похоже на какое-то наказание. Дмитрий страдает от депрессии и тревожного расстройства.

«Странная ситуация: мне пришлось бежать из родной страны, потому что я пытался быть хорошим человеком и хотел сделать что-нибудь хорошее».

Дмитрий разочарован решением Миграционной службы Финляндии и критикует ее работу. По его мнению, у служащих не хватает времени и профессионализма, чтобы тщательно изучить вопрос.

«Миграционная служба не считает фактом, что есть основания полагать, что сфабрикованное обвинение действительно может привести к несправедливому наказанию», — пишет Миграционная служба Финляндии.

«Миграционная служба соглашается с тем, что после возвращения в Россию вас действительно могут арестовать».

«Тот факт, что к вам может быть применена такая мера принуждения, не означает, что судебное разбирательство может быть несправедливым. К тому же арест нельзя считать необоснованным в связи с подозрениями против вас и в связи с тем, что вы покинули страну во время досудебного расследования».

Миграционная служба сообщила Helsingin Sanomat, что не может комментировать дела просителей убежища в связи с секретностью информации.

В марте ЕС выдвинул санкции против России в связи с притеснением сексуальных меньшинств в Чечне.

Миграционная служба Финляндии сообщила в докладе о нынешнем положении сексуальных меньшинств в России, что представители меньшинств сталкиваются с большим количеством насилия, притеснений и обвинений со стороны отдельных лиц и групп.

Дмитрия удивило недавнее решение Миграционной службы. Служба не видит связи между сфабрикованными обвинениями и возможным несправедливым решением суда.

«Не думаю, что они желают мне зла. Это просто бюрократия», — говорит Дмитрий.

«Только для Миграционной службы ничего не изменится, если она допустит ошибку и не предоставит убежище, то есть, в моем случае — вышлет в Россию. А вот моей жизни придет конец».

 * Минюст России внес Радио Свобода в реестр зарубежных СМИ — «иностранных агентов»

Источник: inosmi.ru