Южноамериканские сенаторы угрожают «денежным разрушением» паромного порта на полуострове Рюген, засол Китая в Берлине в ходе разногласий из-за Huawei вслух размышляет о мерах возмездия против германских автопроизводителей. Такие конструктивные опасности демонстрируют, что международные конфликты больше проходят с применением экономических средств. Но у ЕС пока нет способности отреагировать.

Это может поменяться. Европейский совет по интернациональным отношениям при поддержке германского и французского правительства представил предложения по «Защите Европы от санкционных мер». Над ними работали, в том числе, высокопоставленные бюрократы, парламентарии и представители экономической отрасли. Предложения, находящиеся в распоряжении Handelsblatt, обхватывают разные сферы — от сотворения экспортного банка ЕС до введения цифрового евро, чтоб стать наиболее независящим от американской денежной системы.

Одно предложение несет в для себя особенный политически взрывоопасный заряд — «кооперативный европейский оборонный инструмент» должен отдать ЕС возможность ответить на санкции встречными санкциями — вызов для США и Китая. «В мире возрастающей конкуренции посреди величавых держав Европа обязана наиболее независимо и уверенно представлять свои интересы и ценности и во наружном мире», — поддержал инициативу министр зарубежных дел ФРГ Хайко Маас (СДПГ). «Чтоб мы в Европе могли сформировывать нашу свою политику, мы должны лучше защитить европейские компании от наружного давления».

Времена, когда экономический либерализм был лейтмотивом, в прошедшем. Сейчас ведущий конфликт меж Китаем и США описывает международную политику, торговые дела употребляются обеими сторонами с целью шантажа. Европа пока что достаточно беспомощна в данной ситуации, в новейшей эпохе конкуренции держав у материка нет средств для самоутверждения. Опасности санкций со стороны США привели к уходу европейских компаний из Ирана, приостановке строительства «Северного потока — 2», последующим на очереди может стать бизнес с Китаем.

Призывы к соблюдению интернациональных норм не подтолкнули американских сенаторов к тому, чтоб в конфликте вокруг «Северного потока — 2» они отказались от собственных угроз в отношении порта и мэра Засница. Также они не удержали Вашингтон от того, чтоб запретить европейским банкам предоставлять услуги основному обвинителю Интернационального уголовного суда Фату Бенсуде. Призывы в адресок Китая закончить нечестные торговые практики и бросить пробы устрашения экономически наиболее слабеньких государств остаются в Коммунистической партии Китая без внимания.

Что созодать? Этот вопросец в течение прошедших месяцев дискуссировался на закрытых заседаниях членами специальной рабочей группы по вопросцам санкций — высокопоставленные бюрократы, спецы экономических ассоциаций и парламентарии. Итог обсуждений — ЕС должен вооружиться в сфере экономической политики, чтоб санкции не были действенными, а также для сдерживания экономических агрессоров. «Предпочитаемой опцией ЕС в виду наружной опасности постоянно будут оставаться многосторонние усилия», — отметил Джонатан Хакенбройх, эксперт по наружной торговле Евро совета по интернациональным отношениям и основной создатель доклада рабочей группы. «Но это не постоянно реализуемо на практике». Если Китай и США используют в качестве орудия собственный рынок, ЕС должен быть в состоянии ответить на это.

Одобрение Большенный коалиции

В качестве последней меры в докладе формулируется призыв к рассмотрению ответных санкций. Целью санкций могут стать сотрудники американских сенаторов, которые пишут санкционные законы против компаний ЕС. То же самое касается китайских функционеров, которые притесняют германские автоконцерны. Европейцы могут ввести, к примеру, ограничительные меры в отношении импортируемых из Китая телефонов либо временно ограничить южноамериканские концерны по производству программного обеспечения в выводе их прибыли из евро бизнеса в США. «Инструмент ориентирован на сдерживание», — говорится в докладе. «Одно только его существование может уменьшить возможность того, что остальные будут прибегать к экономическому давлению на Европу, и что ЕС когда-либо прибегнет к нему».

Инициативу одобрила Большая блок. «Мы должны выложить на стол все «орудия пыток», а не только лишь мелкие древесные молоточки», — гласит Нильс Шмид, представитель фракции СДПГ по внешнеполитическим вопросцам и член рабочей группы. Идет речь о том, что сделать «равенство в оружии». Посыл последующий — «мы, европейцы, выступаем за вольную торговлю, но мы не дурачины».

В общем-то, ВТО была базирована с той целью, чтоб лишать такие экономические конфликты политической остроты и отыскивать конкретные решения. Но ВТО уже фактически недееспособен. США больше не готовы придерживаться правил ВТО, а китайский фаворит Си Цзиньпин хотя и гласит о мультилатерализме, но изредка когда действует в согласовании с ним. Это не тот мир, к которому стремится Европа. Но это мир, в котором Европа обязана отыскать свое пространство.

С созданием торговой платформы Instex ряд государств ЕС в 2019 году предпринял первую попытку обойти однобокие санкции США и спасти ядерное соглашение с Ираном. Инструмент поддержки — Instrument in Support of Trade Exchanges — был должен стать собственного рода платформой для поддержания экономических контактов в обход баксового места, чтоб не отдать США возможность ввести санкции. Но эта инициатива провалилась. Практически все компании ЕС закрыли собственный иранский бизнес, риск вызвать гнев со стороны Вашингтона, был для их очень велик.

Вариант введения ответных санкций будет сейчас означать готовность к эскалации, которой ранее старались избежать. Совместно с тем, они разрушат и те принципы, которые европейцы, в общем-то, желают сохранить. ЕС сам станет нарушителем норм — даже если только для того, чтоб предостеречь от нарушения норм остальные державы. Конкретно для Германии, которая считается заступником многостороннего, основанного на нормах мирового устройства, и которая, будучи экспортной цивилизацией, как никто иной выигрывает от вольных рынков, это весьма суровый шаг.

Потому логично, что Берлину тяжело обусловиться с точным курсом. Министр экономики Петер Альтмайер не желает политизировать экономические дела, он держится старенькой догмы о переменах через торговлю. Геоэкономическое мышление его ведомству быстрее чуждо. Совершенно по другому ведет себя МИД. Ведомство Хайко Мааса желает предупредить роль китайского концерна Huawei в развитии германских сетей 5G, чтоб не отдать Пекину еще больший потенциал для шантажа. И не так давно представленная стратегия по Индо-Тихоокеанскому региону идет в похожем направлении. Зависимость от Китая обязана быть сокращена за счет расширения торговых контактов с иными азиатскими странами. И в разработке доклада о санкциях министерство зарубежных дел также интенсивно участвовало. Статс-секретарь министерства Мигель Бергер управлял первым заседанием рабочей группы.

Экономическое равновесие через сдерживания

Последующим шагом обязано стать обсуждение доклада в государственных парламентах и в Брюсселе. Создатели ждут существенных разногласий. Но ничего не созодать — по их воззрению, это худший вариант. Аналогия с Прохладной войной поможет осознать их мышление. Тогда была взаимная угроза ликвидирования с применением ядерного орудия — доктрина MAD. Равновесие через сдерживание меж США и СССР сделало стабильность, так как ни одна сторона не могла рассчитывать на преимущество методом ядерной эскалации. Этот принцип необходимо сейчас перенести на экономическую политику. Расчет последующий — если америкосы и китайцы усвоют, что ЕС владеет возможностью ответного удара, они даже не будут пробовать шантажировать Европу при помощи экономических санкционных мер. В определенной степени идет речь о том, чтоб сделать баланс через сдерживания.

«Мы живем в то время, когда основанное на правилах устройство торговли больше вытесняется», — гласит политик ХДС, специализирующийся на экономических вопросцах, Штефан Роуэнхофф. Он также воспринимал роль в работе группы. «Мы должны подчиниться данной новейшей действительности». Из-за борьбы за власть меж Китаем и США глобальная экономика достигнула той точки, когда «оскал» имеет намного большее значение. Речь не о том, чтоб ЕС оставил свои многосторонние подходы, они продолжают оставаться лучшим решением, подчеркивает политик. Но: «Когда ситуация усугубляется, мы должны ответить на вопросец, какие у нас есть инструменты, чтоб оградить себя».

КонтекстThe Times: Европа готовится к смертоносной зиме, а Восток уже поднялся с коленThe Times19.10.2020Трампистская Америка и «антитрампистская» Европа: обоюдная демонизацияИноСМИ01.10.2020FP: почему у ЕС отпор Рф выходит убедительнее, чем у СШАForeign Policy27.09.2020

Идентичные аргументы приводит и политик ХДС по вопросцам наружной политики Андреас Ник: «Мы недостаточно подготовлены к возвращению конкуренции величавых держав. ЕС не является величавой военной державой, конкретно потому она обязана применять собственный экономический вес». При традиционных торговых спорах она уже издавна это делает. К примеру, когда торговый партнер выбрасывает на европейский рынок продукты по демпинговым ценам либо ограничивает импорт из Европы, ЕС наносит ответный удар — с таковой решительностью и эффективностью, которая поражает даже США. Неслучайно, президент Дональд Трамп сетует, что никто так плохо не обращается с США, как ЕС. Если глядеть под таковым углом, то при попытках отыскать ответ на санкционные опасности, речь меньше идет о смене парадигмы, нежели о имеющемся инструментарии, для того чтоб приспособиться к изменившимся глобальным отношениям.

В Брюсселе инициатива группы, возможно, получит поддержку. ЕС преследует цель «стратегической автономии». «Мы на данный момент работаем над укреплением экономической возможности оказывать сопротивление и анализируем различные варианты», — гласит Валдис Домбровскис, комиссар по вопросцам торговли и экономики. Как и создатели исследования, и ЕС желает, чтоб его рвение к «возможности оказывать сопротивление» рассматривалось не как уход от вольной торговли, а как попытка сохранить как можно подольше вольную торговлю и гарантировать европейским компаниям добросовестные условия конкуренции.

Европейский план

Предложения рабочей группы

Политика власти постоянно присутствовала в мировой торговле, но почаще всего на заднем плане. Сейчас же она вышла на 1-ый план: экономика стала орудием. В докладе рабочей группы становится понятно, что Европа обязана отыскать свое пространство в данной изменившейся действительности.

Она дает сделать инструментарий с различными экономико-политическими способностями, чтоб уменьшить уязвимость Европы в геоэкономических противоречиях. Обзор важных мер.

Европейский экспортный банк

Южноамериканское правительство употребляет центральную роль бакса для оказания давления на компании — и не те, которые впрямую не торгуют с США. Потому в докладе предлагается сделать Европейский экспортный банк, который сумеет предложить услуги по оплате, которые не пересекаются с американской денежной системой. Это облегчит задачку компаний обойти южноамериканские санкции.

Естественно, экспортный банк может сам стать целью торговых санкций. Европейские страны могут сыграть на опережение и назначить в новейший институт высокопоставленных членов правительств. Это повысит порог эскалации, как и стоимость давления и угроз.

Цифровой евро

Создание цифрового евро также преследует родственную цель. В истинное время США пользуются преобладанием бакса, чтоб иметь обзор платежных потоков европейских компаний. Это дозволяет им точечно определять денежные санкции.

В качестве ответной реакции ЕЦБ может сделать цифровую европейскую платежную инфраструктуру, говорится в докладе. Из-за этого сократится риск раскрытия данных о транзакциях. Таковым образом, цифровой евро может содействовать укреплению «суверенитета Европы».

Новейший орган ЕС

В США есть Управление по контролю за зарубежными активами (OFAC), а в Китае Департаменты по контролю за экспортом (SECAD) для реализации собственных интересов при помощи экономических средств. Евро аналога до этого времени нет.

В докладе содержится призыв заполнить этот пробел. Таковой новейший орган для защиты экономических интересов может также стать ведомством, куда сумеют обращаться европейские компании, и механизмом ранешнего предупреждения, информирующим о санкционных планах остальных государств. Также в постоянных докладах ЕС может открывать информацию о том, как значительны утраты ЕС из-за санкций. Это может стать основой для ответных мер.

Ответные санкции

Пока что ЕС держится стратегии отказа от эскалации. На давление он не отвечает давлением, на опасности не отвечает опасностями, в том числе из-за того, что нет соответственных средств. Это может поменяться, если Европа добьется принятия механизма для введения ответных санкций.

Встречные санкции в зависимости от определенного конфликта могут иметь разную форму. ЕС может ввести ограничения в торговле услугами, заблокировать потоки данных в третьих странах и ввести индивидуальные санкции.

Источник: inosmi.ru