Советник министра зарубежных дел Исламской Республики Иран опосля недавнешнего визита в Баку посетил также Москву, Ереван и Анкару. Повесткой денька турне было роль Ирана в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе.

Итак, Иран сейчас тоже стал частью «карабахской задачи». В данном материале читайте о деталях принципиальной забугорной миссии замминистра зарубежных дел Исламской Республики Иран Аббаса Эракчи. Вопросец, который следует задать сейчас, — неувязка «престижа» северных соседей (Ирана) сейчас тоже исчерпала себя?

В итоге Тегеран оказался вовлечен и в делему Нагорного Карабаха. Советнику министра зарубежных дел Ирана по политическим вопросцам Аббасу Эракчи пришлось провести непростой раунд переговоров с представителями Армении и Азербайджана по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе в Баку, потом были также трудные переговоры в Москве, Ереване и Анкаре.

Советник главы МИД страны Аббас Эракчи, который совершенно не так давно заходил в известную группу переговорщиков по иранской ядерной программке (напомним, в группу входили сам министр зарубежных дел Мухаммад Джавад Зариф, а также постпред Ирана при ООН Маджид Тахт-Раванчи), сейчас брал на себя задачку представлять интересы Ирана в переговорах по урегулированию в Нагорном Карабахе. Данный шаг нужен был для того, чтоб вывести переговоры на наиболее высочайший интернациональный уровень, а также выделить значимость данной задачи для Исламской Республики Иран.

Иран предпринял шаги для роли в переговорах опосля того, как уже были достигнуты договоренности о прекращении огня, но режиму перемирия не предначертано было выдержать и нескольких часов. Стороны вновь возобновили военные деяния, обвиняя друг дружку в нарушениях перемирия.

Официальные лица Исламской Республики вначале объявили о нейтралитете Ирана в данном вооруженном конфликте, но временами обращались к конфликтующим сторонам с призывами закончить военное противоборство. Президент страны Хасан Роухани повсевременно находился в контакте с официальными лицами 2-ух государств и, в частности, он откровенно заявил премьер-министру Армении Николу Пашиняну: «Наш регион не вынесет новейшей большенный войны». И сам Роухани, и остальные официальные лица Ирана, в том числе министр зарубежных дел, повсевременно находились в контакте с представителями обеих стран, вовлеченных в конфликт.

КонтекстInfo: «кровавый сад» КарабахInfo.cz31.10.2020Hürriyet: Путин и Эрдоган условились по Нагорному КарабахуHürriyet30.10.2020The Telegraph: Пашинян призвал ввести в Карабах русских миротворцевThe Telegraph UK30.10.2020Но все призывы и воззвания к конфликтующим сторонам оказались недостающими ни для урегулирования, ни даже для более-менее крепкого режима прекращения огня; в итоге, как и предвещали некие аналитики и комментаторы, Ирану пришлось занять наиболее активную позицию и взять на себя ведомую роль в достижении режима прекращению огня, а также принять наиболее активное роль в процессе политического урегулирования. Тегерану сейчас, непременно, предстоит вести и тяжелую работу дипломатичного нрава опосля того, как фаза военного противоборства будет завершена.

(…)

Рискованный и тяжелый вызов для Ирана

Опосля того, как конфликт в Нагорном Карабахе, имеющий достаточно долгосрочную историю и насчитывающую уже наиболее 30 лет, опять возобновился в очередной раз и перерос в полномасштабные военные деяния, некие аналитики справедливо указывали, что чуть ли какой-нибудь из сторон получится достигнуть собственных целей методом военного противоборства. Но на сей раз карабахский конфликт втянул в себя, кроме 2-ух противоборствующих сторон, и остальных наружных игроков, которые имеют свои интересы в закавказском регионе. Нежданно для почти всех активность показали Турция и Израиль, любой из которых, исходя из собственных интересов, откровенно занял сторону Азербайджана в данном противоборстве. Как в и любом другом вооруженном конфликте, ясно выслеживается и роль США, на этот раз, благодаря наличии в Соединенных Штатах влиятельного армянского лобби. Наша родина, Франция и те же США также считают нужным учавствовать в процессе урегулирования как члены Минской группы, которая несет ответственность за выполнение режима прекращения огня.

Иран же на фоне всех этих игроков смотрится государством, которая не хочет применять ситуацию в собственных интересах, и уж тем наиболее не стремится к ублажению откровенно алчных интересов, в отличие от упомянутых Турции и Израиля. Но, тем не наименее, Иран узрел и определенный риск в том, чтоб на сто процентов отстраниться от конфликта, и поэтому в итоге также стал участником процесса урегулирования. Но даже такое роль только политико-дипломатического нрава имеет и свои опасности. Большая часть аналитиков и наблюдателей еще в начале возобновления вооруженного конфликта предупреждали, что вступление в него Ирана, пускай и в роли посредника-миротворца, соединено с вероятными рисками ухудшения его отношений с любым из 2-ух враждующих стран, являющихся, к тому же, соседями Ирана. Схожий сценарий очень возможен, если Иран поставит интересы одной из сторон конфликта выше, чем интересы иной стороны. Но в конечном счете, урегулирование карабахской задачи оказалось для Ирана наиболее принципиальным, нежели преследование в регионе собственных интересов, а также, нежели предотвращение либо избежание обозначенных выше рисков.

Москва и Тегеран опять пишут историю вкупе — на этот раз в Карабахе

С целью обозначить роль Ирана в процессе урегулирования, советнику министра зарубежных дел Эракчи предстояло, как уже отмечалось, совершить долгое турне с остановками по нескольким пт, но важными остановками оказались Москва, и частично, Ереван, хотя по списку они значились уже опосля визита дипломата в Баку. Это вышло, в частности, поэтому, что и в вопросце Нагорного Карабахе, как и во почти всех остальных сюжетах интернациональной проблематики, Иран понимает, что его позиции и его цели идентичны с теми, что имеет тут Наша родина. По сущности, Иран становится тут активным игроком урегулирования уже опосля того, как Наша родина проводила консультации с целью установления режима перемирия в конфликтном регионе — консультации, поначалу казавшиеся перспективными (обе стороны достаточно стремительно согласились принять в их роль), но в итоге оказавшиеся безрезультативными. На данный момент на сцене возникает Иран, также имея на руках ту же самую программу-минимум — установление режима перемирия.

Статьи по темеИранский генерал о Карабахе: наилучшие системы ПВО на защите наших границ (Hamshahri)Hamshahri29.10.2020Resalat: вмешается ли Иран в карабахский конфликтResalat29.10.2020Anadolu: какова позиция иранского управления по Нагорному Карабаху?Anadolu Ajansı09.10.2020Resalat: за конфликтом в Карабахе слышен «глас Америки»Resalat03.10.2020Но сходство позиций Москвы и Тегерана — не лишь в том, чтоб посодействовать сторонам приблизиться к установлению мира, так как конкретно таковая цель, а не преследование каких-либо собственных интересов, более принципиальна для 2-ух игроков. Есть и еще принципиальная деталь — наподобие той, с которой Тегеран и Москва столкнулись, когда оказались активными игроками противоборства в Сирии: обе стороны и тут оказались лицом к лицу с Турцией Эрдогана, с его экспансионистской наружной политикой. Разумеется, что цели Анкары тут очень далеки от тех, что имеют Москва и Тегеран. Как и совершенно не так давно наблюдалось в процессе консультаций по сирийскому урегулированию в Астане (где также, напомним, участвуют и Анкара, и Москва, и Тегеран) Владимиру Путину и Роухани приходится прикладывать много усилий, чтоб приблизить враждующие стороны к миру, но сразу обоим приходится на этом пути если не открыто, противодействовать, то как-то смягчать внешнеполитические амбиции Реджепа Эрдогана.

Неувязка «престижа» северных соседей исчерпает себя?

Зарождается слабенькая надежда на то, что те усилия интернационального общества, которые, хотя бы на бумаге, но поддержали уже несколько принципиальных игроков, включая Иран, Россию, США и Францию, сумеют в итоге привести к хотимой цели — перемирию, а вооруженный конфликт в регионе, который вряд ли закончится в пользу одной из сторон, закончится либо хотя бы перейдет в политическую плоскость. Но относительно «послевоенной фазы» конфликта, есть огромные сомнения в том, что все противоречия будут решены, и о этом почти все молвят уже на данный момент.

Дело в том, что противоречия Армении и Азербайджана имеют весьма давнишнюю историю, которая намного превосходит и сегодняшний вооруженный конфликт, и историю независящего существования 2-ух стран. Эти противоречия имели сглаженный нрав и во времена существования СССР, но тогда централизованное управление страны задерживало соседей от открытого противоборства. В истинное время противоборство вокруг Карабаха — это вопросец престижа, чести и даже самых базовых основ государственности как Армении, так и Азербайджана, и на нынешний момент непонятно, есть ли некий сценарий, который посодействовал бы сохранить престиж сходу обеим сторонам, так, чтоб оба страны ощутили, что их интересы удовлетворены и соблюдены навечно. Есть суровый вопросец, можно ли решить делему противоборства, существовавшую несколько десятилетий, за один раз, за один-два раунда переговоров и консультаций. Ввиду этого, более близким к реальности и лучшим финалом представляется таковой сценарий, который мы уже следили с вмешательством в дело Минской группы ОБСЕ по урегулированию в Нагорном Карабахе, когда обе конфликтующие стороны, очевидно, не забыв о собственных претензиях друг к другу, всего только согласились отложить в сторону орудие и установить перемирие на пару лет, в самом наилучшем случае, на несколько десятилетий.

Если Ирану и Рф, может быть, Франции и США, если лишь роль крайних в урегулировании вправду будет конструктивной, удалось бы вправду отыскать некое решение конфликта, а не просто достигнуть временного прекращения военного противоборства, то все они вправду смогли бы освободить от тяжкого бремени большенный регион и открыли бы в конце концов, дорогу к его хоть какому-то положительному будущему. И за развитие данного региона, принципиального для почти всех государств и мира в целом и с политической, и с торгово-экономической и с энергетической точек зрения, можно было бы не бояться в предстоящем.

* Для удобства читателей перевод публикации приводится с сокращениями

Спецрепортаж, приготовленный группой «Политика»/Наружная политика/1-ая полоса издания Hamshahri

 

 

Источник: inosmi.ru