А вы заметили? Как хотите, мало помалу, но «Геть от Москвы» с каждым годом все больше. Ментальный отрыв все дальше. Ров все глубже. Это теперь естественный процесс, как тектоника плит, и он неизбежен. Через два поколения Украина вообще не будет понимать, какое отношение к ней имеет Московия.

В моей ленте не было вообще ни одно поста про Меньшова. Вот вообще ни одного. Ни обсуждений, ни разговоров о том, что он ***, ни уж, тем более, рассказов, что фильмы-то у него были неплохие.

Ноль. Полна тишина.

А еще пару лет назад все это пережевывалось бы. Доказывалось. Обсуждалось.

Сейчас вообще по барабану. Вот просто в ноль. Кто там помер, что он сказал, какие деньги чемоданами в ОРДЛО возил… Идите нафиг. Плевать. Совсем.

На таких примерах это движение очень хорошо видно.

Тектоника штука медленная.

Разлом растет по паре сантиметров в год.

Но растет неостановимо.

И когда я смотрю на Скабееву, которая обсуждает, что украинцы, не скорбящие по Великому Режиссеру, с нами больше не один народ, я — искренне с ней, надо признать, соглашаясь, давай, давай, Оля, вкладывай эту мысль в головы миллионам своих сограждан, делай за меня мою работу, никогда мы не будем братьями, отцепитесь от нас, вложите эту мысль себе уже в башку и идите нафиг — недоумеваю: а вы, блин, вообще кто? Кто все эти люди, фамилии ни одного из которых я уже не знаю, что-то там орущие про Парламент Украины? Про Шухевича и Бандеру? Про учения НАТО и ВСУ? Вы кто? Вы зачем? Вы каким тут боком?

КонтекстБабченко: Украину надо срочно вытягивать за уши (Delfi)Delfi.lt29.11.2019Бабченко: Кремль писает от счастья (Обозреватель)Обозреватель20.11.2019Деловая столица: Украино-Титаник тонетДеловая столица05.11.2019

Зачем. Вы. Ненавидете. Кого-то. Кто. Вам. Не братья. И. Не любит. Ваших. Великих Режиссеров?

Я вот искренне посмотрел эти две минуты, и искренне не понял. В моей голове ментальный разрыв уже точно произошел.

Уже сейчас украинская молодежь не поймет, кто такой этот Меньшов, а уж через сто-то лет…

Все не напрасно. Все не зря.

Причем, я это и по себе чувствую. Пять лет назад я написал бы большой пост, пару лет назад я написал бы пост, сегодня…

Прочитал, забыл, листаешь дальше.

Всё.

Касательно самого сабжа. То есть, не сабжа, конечно. Просто еще раз проиллюстрировать разрыв. Наглядно.

У меня есть два фильма, которые я не перевариваю органически. Вот просто на физиологическом уровне. У меня от них в самом прямом смысле слова начинаются рвотные позывы. Это «Натюрлюх, Маргаритапаллна!» и «Людк, а Людк!».

Я этого победившего в войне быдло-алкоголика из коммуналки и деревенскую кухарку видеть не могу. Я их слышать не могу. Я этот совок за километр нюхать не могу.

Наверное, это хорошее кино. Талантливое. Может быть, даже гениальное. Потому что действительно очень точно передает эти совковые образы.

Но любить его невозможно.

Как невозможно любить «Список Шиндлера», «Иди и смотри», или «Обыкновенный фашизм».

Спилберг — гениальный режиссер. Он снял гениальное кино.

Но, чтобы любить «Список Шиндлера», надо любить то, что в нем показано. Изнасилования, пытки, убийства, уничтожение человеческого в человеке, концлагерь.

Этому можно только ужасаться.

Так вот, вашим Натрюлих Маргаритампаллнам и Людк-а-Людкам тоже можно только ужасаться. Серьезно. Правда.

Но вы их любите.

Потому что вы любите не «Любовь и голуби».

Вы любите не кино, в котором показан совок.

Вы любите сам совок.

Потому что только в этом случае можно умиляться всем этим вашим Рись-пись-писям. От которых постороннему человеку блевать хочется. Не видеть и не слышать больше никогда. А уж не то, что каждый раз на новый год пересматривать эту вашу заливную рыбу.

У меня от этих киношек каждый раз одно только ощущение — залитой лимонадом липкой клеенки в грязной совковой чебуречной на автовокзале Воронежа в сорокаградусную жару.

Статьи по темеТелеканал новин 24: что будут делать с россиянами в Крыму24 Телеканал Новин10.07.2021Страна: украинцам усложнили въезд в Россию?Страна.ua10.07.2021Тихановская: «не так-то просто жить в демократии» (Сегодня)Сегодня10.07.2021

Вот в этом смысле это, наверное, талантливое кино. Рвотное. Чтоб опять вспонить, как это было. Ужаснуться. Не забывать. И никогда больше не повторить.

Но любить…

В этом и есть ментальный ров между мирами и вся его глубина.

Мочеполовую «Ширли-Мырли», о которой российская интеллигенция почему-то очень высокого мнения, я вообще посмотреть не смог. «Я этого *** знаю, он в Химках деревянными членами торгует» — а-ха-ха, какая свежая, остроумная шутка, как, смешно, как гениально!

У вас даже ваши гении — быдло, играют быдло, в быдлокомедиях и для быдла.

Вот и все ваши Матроскины.

А уж тем более, что кинцо — любое — насквозь лживое. Где в коммуналке все живут дружной веселой семьей, а не орут матом друг на друга, стоя в очереди в сортир каждый со своей сидушкой и не плюют в щи соседу на кухне. А в деревне у советского крестьянина, которому по закону было запрещено держать больше двух свиней и больше трех кустов смородины, находится отличный ухоженный дом, голубятня, мотоцикл и чистота и порядок без вони поросенка в сенях. Если кто представляет, что такое содержать хотя бы одну корову и какой это адский, дикий труд, он сразу задастся вопросом — чувак, а ты откуда силы и время на голубятню-то берешь?

«Лимитчица», ставшая директором завода, а не спившаяся окончательно в общаге, или, в лучшем случае, в той самой коммуналке, но только не на Покровских воротах, а в закопченой Капотне, на окраине, куда забитым автобусом добираться три часа как до райцентра, и слесарь Гоша с академическим образованием.

Именно так все и было, да.

Адский труд в деревне от рассвета до заката — в самом наипрямейшем смысле этого слова — за трудодни, без денег, без паспорта, преждевременная старость, женщины без возраста, бражка, разваленный обоссанный деревенский клуб, мордобой, баня, мат, необразованность, водка, водка, водка — и полная, абсолютная, высасывающая безнадега. Чтобы выехать в город на учебу — до семидесятых надо было писать объяснительную и получать разрешение.

Я черт его знает, где вы берете такие архангельские деревни с любовями и голубями.

Причем, что меня каждый раз поражает — почему это есть только в России? Почему даже в «союзных республиках» было уже не так? Почему в доме у литовского крестьянина будет библиотека, высшее образование, два языка, и ты с ним спокойно сможешь поговорить о Довлатове или Достоевском? Он их как минимум читал. Я уж молчу про польского крестьянина. А уж про французского сыродела, в доме у которого с высокой степенью вероятности будет уже не только отличная библиотека, но и рояль, на котором он, или его жена, с высокой долей вероятности, могут играть вальсы…

И так во всем мире. Ну, может, за исключением реднеков библейского пояса США — не был, не знаю просто.

Ни литовского, ни польского, ни французского, ни голландского, ни немецкого крестьянина вы не отличите от жителя Парижа, Берлина, Лондона. Ни по образованности, ни по кругозору, ни по поведению, ни по воспитанности, ни самосознанию, ни по одежде. Пока вам человек не скажет, вы не поймете, откуда он. Из европейской столицы, или из хутора на семь человек. Нет никакой разницы.

Я выступал по закоулкам, по реальным деревням, и везде приходили люди, слушали, задавали вопросы, интересовались, покупали книги, брали автограф. И у английского, датского, шведского крестьянина на полке стоят книги, подписанные каким-нибудь Маркесом, который с промоушен-туром заезжал в их деревню, и фотографии в стиле «Я и Салман Рушди».

Мультимедиа25 мест в Швеции, которые стоит посетить (Aftonbladet)Aftonbladet10.07.2021Эмоциональный Евро-2020: как болельщики разных стран поддерживали свои командыИноСМИ08.07.2021Десять лучших советов, как отпугнуть комаров (Expressen)Expressen03.07.2021

Я выступал в деревнях Франции, Англии, Италии, да и черт его знает где еще.

Единственные деревни, в которых я, на тот момент русский писатель, не выступал — русские.

Да, собственно, никому бы и в голову не пришло везти писателя в деревню Замарайка уезд Грязи Липецкой губернии. Это я сейчас не выдумал, моя бабушка оттуда родом.

Поговорить с русским крестьянином про Набокова…

Зомбоящик, быдло-комедии, в том числе с этими самыми вашими ширлями-мырлями, а скорее всего, с Жириновским, потому что его реально смотрят как «Аншлаг-Аншлаг», Путин, средство от запора-поноса-кариеса-грибка-этих дней, водка и завтра новый день нескончаемого адского труда с половины пятого до сумерек в навозе и слепнях.

Всё.

Так вот. К тому, с чего начали. Уже следующее поколение украинцев вообще не будет понимать — оно и знать-то уже не будет, но если вдруг где-то всплывет и столкнется, то вообще не сможет понять — какой Меньшов, кто это, зачем. И если вдруг решит — с переводом, потому что московскую уже не поймет — посмотреть вдруг этот заповедник совка, то впечатление будет только одно — что это за г*** и для г***?

Ленни Риффеншталь они нашли.

Да.

Копать. Копать этот ментальный ров. Рыть в своем мозгу. Каждый божий день. Самостоятельно. Взять лопату, и рыть, рыть, рыть… Только так рождается самосознание нации. Только так оно и рождается.

И я рад, что в этом рву есть и мои несколько лопат, выкинутых как можно дальше.

Чтоб обратно уже точно не скатилось.

Источник: inosmi.ru