Ранее всё было лучше. Ранее всё решал Зепп Блаттер. Ранее Германия была запасным кандидатом номер один. И эпидемия была ни при чем. К примеру, в мае (2007 года). В ФИФА всё было как постоянно, Блаттер стоял во главе, все весьма переживали о последующем Чемпионате мира, который пару лет спустя (2010) состоялся в Южной Африке.

Все ожидали тогда сообщения, текст которого уже издавна был готов и мог повторяться вновь, вновь и вновь, о чем бы ни шла речь — о настоящих либо воображаемых опасениях по поводу чемпионатов мира по футболу, гандболу либо по росписи морских камушков — либо же просто было безрассудно приятно слышать имя собственной страны в новостях. Германия — запасной кандидат номер один, Германия готова, Германия может подставить плечо.

Не в последнюю очередь этому содействовал достаточно удачный Чемпионат мира по футболу 2006 года. Но даже он на фазе подготовки вызывал серьезные задачи. При всем этом не из-за безвкусной саморекламы, а из-за суровых опасений в отношении пожарной сохранности. Увлекательный вопросец: была ли Германия тогда запасным кандидатом для себя самой?

Сейчас все по-другому. Блаттер уже издавна не президент Интернациональной федерации футбола. Мишель Платини, страстно мечтавший стать преемником Блаттера в ФИФА, больше чем на президента УЕФА не потянул. Но позже и он погорел на гонорарах, которые получал типо за консультации. А в наследие от Платини остался ужас, чуть переживший последующий Хэллоуин: до невозможности раздутый Чемпионат Европы, для которого в его сегодняшнем виде не нашлось ни одной пригодной принимающей страны. Потому УЕФА пришлось проводить турнир в одиннадцати государствах и 12-ти городках.

КонтекстLe Parisien: Евро-2021 может пройти в РоссииИноСМИ02.11.2020

Потом в игру включился коронавирус. Турнир был отложен на год. Но вирус и позже никуда не делся, и вот в пн в газете Le Parisien возникло 1-ое сообщение на тему «кто же может стать запасным кандидатом».

Может, функционеры УЕФА просто не знали, с кем побеседовать на данную тему в Германской федерации футбола. Либо есть некое правило, предписывающее футбольным федерациям просто-напросто разглядывать в качестве запасного варианта страну, принимавшую Чемпионата мир в прошедший раз. Но, как бы то ни было, французские коллеги пишут, что Наша родина готова.

Мысль хорошая, в особенности если учитывать, что коронавирус и там выходит из-под контроля, из-за что на деньках шеф Кремля к кошмару всех германских грамотеев, уповающих на спасателя Путина, ввел неотклонимый масочный режим от Выборга до Владивостока. Не считая того, Чемпионат Европы с 24 командами-участницами и аудиторией в несколько млрд — не такое уже принципиальное спортивное событие, и потому его можно исключить из запрета на проведение интернациональных спортивных соревнований в Рф, введенного из-за ее гос системы допинга. На данной нам недельке русское антидопинговое агентство опротестовало запрет в Международном спортивном арбитраже в Лозанне. Если из иска ничего не выйдет, собственная страна станет для сборной Рф сценой для прощального выступления, до этого чем она перевоплотится в команду нейтральных атлетов на чемпионатах мира.

Правда, УЕФА здесь же опровергла сообщение о Рф. Но и это тоже часть игры. К слову, о Чемпионате мира и о наследстве Платини: в современном футболе, беря во внимание честность и последовательность функционеров УЕФА, в качестве запасного кандидата — все равно для какого мероприятия — может рассматриваться лишь Катар.

Источник: inosmi.ru