Отношения между Европой и Россией опустились на еще более низкий уровень. Санкции и прямой вопрос российского министра иностранных дел, можно ли с ЕС вообще еще иметь дело, наглядно характеризуют ситуацию. Последние действия против российского оппозиционного политика Алексея Навального, ставшие очередным явным нарушением правил Европейского совета, только подчеркивают это.

Тем не менее нежелание говорить друг с другом не соответствует ни европейским, ни российским интересам. Тут есть варианты — и один принципиальный вопрос, который необходимо решить. Германия может сыграть свою роль в том, чтобы указать на него и этим воспользоваться.

При этом для нас, европейцев, не подлежит сомнению тот факт, что аннексия Крыма и продолжение асимметричной войны на востоке Украины не только противоречат нормам международного права, но и ставят под вопрос все послевоенное устройство, которое обеспечивало мир и взаимопонимание. Мало того: если такое государство, как Украина, больше не может положиться на «гарантии» Будапештского меморандума в отношении неприкосновенности своих границ, то какой другой стране в мире можно теперь предложить подобные гарантии в обмен на отказ от атомного оружия? Россия не хочет понять, насколько далеко идущую ошибку она совершила. А Запад не может с ней смириться.

Соблюдать чувство меры важно и во внешней политике

С другой стороны, Запад совершенно справедливо воспринял расширение ЕС и НАТО как свободное волеизъявления суверенных государств и их народов, но недооценил опасения Россия относительно приблизившейся к ней «угрозы». Германия, высказавшаяся против вступления Грузии в НАТО и предоставления Украине военной помощи, на которой настаивали американские круги, показала, что и во внешней политике важно соблюдать чувство меры.

КонтекстMDR (Германия): с 1 января возможен въезд в Россию по электронной визе. Больше всех радуются в бывшей ГДРMitteldeutscher Rundfunk31.12.2020Dagbladet: мы намеренно игнорируем законные потребности РоссииDagbladet17.12.2020

Помимо географической близости, Европу — и в особенности Германию — многое объединяет с Россией в культурном и историческом отношении. И в политике в любой период находились поводы для сотрудничества с Россией. Сейчас самое время вновь обратиться к ним. Я вижу следующие сферы общих интересов, которые могли бы улучшить наши взаимоотношения, прежде всего потому, что они имеют значение для наших граждан:

во-первых: пандемия covid-19 показала, что в российском здравоохранении нужно многое улучшить. Тут мы могли бы сотрудничать более тесно. При всех наших политических разногласиях речь идет о людях и гуманности;

во-вторых: взаимная заинтересованность в более тесном сотрудничестве есть и в области защиты климата. Россия сталкивается со значительными проблемами, вызываемыми изменением климата (лесные пожары, тающая вечная мерзлота), и среди российского населения растет запрос на введение современных стандартов в области охраны окружающей среды. Центральными сферами более интенсивного сотрудничества могли бы стать: совершенствование экологичных технологий, повышение энергоэффективности, развитие возобновляемой энергетики. Этому могли бы способствовать и партнерские отношения между городами, и сотрудничество высших учебных заведений. Также совместные усилия по сохранению бразильского дождевого леса могли бы стать более эффективными, если бы Россия использовала свои возможности в общении с партнером по БРИКС Бразилией. Не в последнюю очередь можно было вместе ответить на вызовы в области политики безопасности, обусловленные изменениями климата в Арктике;

в-третьих: возможности для экономического сотрудничества — независимо от существующих экономических и финансовых санкций — расширились бы, если бы Россия стала более привлекательной для иностранных инвесторов. Для этого нам необходимо создать условия, чтобы через большую открытость и соблюдение норм правового государства, уменьшение бюрократии и коррупции, обеспечение стандартов ВТО стал бы возможен более оживленный экономический обмен. На этой основе можно было бы стремиться к уже поставленной цели создания общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Необходимо стратегическое терпение

Конечно, такие темы, как разоружение, реализация Минских договоренностей или восстановление европейского мирного порядка, — наиболее насущные задачи. Но в настоящее время уровень взаимного доверия для этого еще недостаточен, и поэтому следует запастись стратегическим терпением. Если и Россия захочет диалога и сотрудничества с ЕС, то она должны как минимум соблюдать основные правила и стандарты Европейского совета, что она как член Совета делать обязалась. Это касается и дела Навального.

Основанный на соблюдении правил порядок, защищаемый Европой, оспаривается и Китаем. Но, в отличие от России, Китай хочет — согласно своим представлениям — стать самой могущественной державой на свете и установить синоцентристский миропорядок. На какую сторону в этой борьбе встанет Россия, неизвестно. Но в наших обоюдных интересах, чтобы Европа и Россия и в этом аспекте нашли общий язык.

Ради диалога о проблемах двусторонних отношений, а также о возможных перспективах Европейскому союзу следует пойти на контакт с Россией, и Германия должна дать толчок этому процессу. 

Источник: inosmi.ru