Ранним утром в Кройцберге (здесь и далее имеются в виду разные районы Берлина — прим. ред.) происходит перестрелка, после которой четырех тяжелораненых людей отвозят в больницу, в том числе известных персонажей из криминального мира Берлина. Застрелен мужчина из одного из арабских клана, начинается потасовка между соперничающими группами, пока не вмешивается полиция.

Такие сцены — не редкость для Берлина. Столица Германии стала ареной столкновений различных банд, ведущих между собой все более ожесточенную борьбу за криминальные сферы влияния.

Речь идет о больших деньгах. Только в 56 комплексах дел, которые берлинская уголовная полиция расследовала в 2019 году в сфере организованной преступности (ОП), были получены доходы в размере 135 миллионов евро. Наибольшую прибыль дают, как и прежде, контрабанда наркотиков и торговля ими. Самым распространенным наркотиком на рынке вот уже несколько лет является кокаин. Приблизительно раз в две недели берлинская полиция перехватывает «оптовые поставки» и конфискует большие количества кокаина. Но эти успехи мало вредят криминальному бизнесу. На берлинском рынке наркотиков доминируют кланы с арабскими корнями, а также криминальные элементы из Турции и Албании.

Большие деньги вызывают зависть преступных групп, о которых еще несколько лет назад никто ничего не знал. Даже если некоторые игроки, как, например, криминальные банды байкеров под давлением полиции уходят со сцены, то на их место тут же становятся новые. К последним относятся и криминальные группировки чеченцев. Многие из них под видом беженцев прибыли в Германию преимущественно в 2013 году из российской Чеченской республики. Как ожидающих получения убежища их расселили в том числе в Берлине и Бранденбурге.КонтекстLe Monde: Европа больше не может предоставить чеченцам защиты, на которую они так надеялисьLe Monde11.12.2020Les Echos: чеченская диаспора — между государством и кодексом честиLes Echos23.06.2020

Вначале эти люди занимались вымогательством денег у владельцев пивных и пытались проникнуть в среду охранников, пропускающих людей, например, в ночные клубы. Вскоре они стали предлагать свои услуги другим криминальным группам в качестве наемников. Они занимались запугиванием жертв или насилием над ними, то есть брали на себя «грязную работу». Один из подобных случаев Берлин пережил в 2017 году, когда в кафе «Классик» в Моабите произошла перестрелка с применением автоматического оружия. Речь шла о столкновении двух албанских преступных групп, не поделивших что-то в торговле наркотиками.

Одна из групп решила воспользоваться в борьбе с соперниками услугами чеченцев. В ходе следствия была установлена их связь с криминальной группой Guerilla Nation Vaynach, к которой в 2016 году примкнули чеченцы. В группе заправляли турки, ее члены носили футболки и куртки с характерной эмблемой и были вооружены. Однако благодаря действиям полиции эта байкерская банда вскоре самораспутилась.

Предводитель чеченцев, участвующих в налете на кафе, был установлен и против него возбудили уголовное дело о контрабанде наркотиков. В мае 2019 году следователи установили личность и второго предводителя чеченцев. Полицейские провели обыски в нескольких квартирах, где обнаружили несколько килограммов наркотиков, наличные деньги и оружие. В квартире одного из чеченцев они нашли две боевые граната югославского производства. Поэтому всех других жильцов дома пришлось временно эвакуировать. Два главных обвиняемых были приговорены к двум с половиной и трем с половиной годам тюремного заключения.

Четко организованных структур в среде чеченской организованной преступности в Берлине следователи из уголовной полиции еще не обнаружили. Но существует несколько отдельных групп, конкурирующих между собой. Так в августе 2018 года произошла перестрелка перед зданием Чеченского культурного центра в квартале Меркишес Фиртель. Стреляли друг в друга две группу, два чеченца в возрасте 21 и 31 год были ранены и доставлены в больницы.

И в этом конфликте, в котором участвовало предположительно 16 человек из Северного Кавказа, речь шла о торговле наркотиками и конкретно о том, кому положено собирать деньги с дилеров — группе из Ноэншёнхаузена или из Веддинга. Правда, пока берлинские чеченцы еще не контролируют оптовую торговлю наркотиками. Но они пытаются проникнуть в этот бизнес. Чеченцы слывут крайне жестокими и циничными, поэтому с ними считаются и их боятся.

Чеченские группировки «ведут себя с демонстративной агрессивностью в криминальной среде», их поведение основывается «на экстремальном применении насилия, устрашении и явном стремлении расширить свое влияние по всем направлениям» — так написано в последнем отчете о ситуации с организованной преступностью в Берлине. Там говорится также, что влияние чеченских криминальных группировок за последние годы «заметно расширилось». Быть только наемниками чеченцы больше не хотят.

Это приводит к конфликтам с теми, кто до сих верховодил в криминальном мире Берлина. В том числе с кланами арабского происхождения. В Берлине есть около дюжины таких кланов. Этнически они связаны с ливанскими курдами и палестинцам без гражданства, которые начали приезжать в Западный Берлин в 70-х годах как беженцы от войны в Ливане.Статьи по темеФранцузские читатели: чеченцы в Дижоне сделали то, что не решилась сделать наша полиция (Le Figaro)Le Figaro22.06.2020Valeurs actuelles: проблемы с чеченцами во Франции — «одичание нравов»?Valeurs Actuelles20.08.2020

Недавно произошли кровавые потасовки между чеченцами и представителями печально известного клана Р. Сначала чеченцы напали на закусочную в Нойкельне, которая считалась принадлежащей клану Р. Там чеченцы принялись избивать молотками посетителей. Несколько часов спустя уже чеченцев атаковали мужчины арабского происхождения из Веддинга. На следующий день на чеченцев напали вновь, одному из мужчин вонзили нож в спину. В целом в течение двух дней было ранено одиннадцать человек. Но так как обе стороны располагают и огнестрельным оружием, то дело могло иметь более кровавые последствия.

Считается, что и в этом случае конфликт разгорелся из-за торговли наркотиками. То, что самоуверенные чеченцы стали развивать собственный бизнес в этой сфере, вызвало недовольство арабских кланов. Ведь новые пришельцы оспаривают их позиции, которые те «завоевали» еще несколько десятилетий назад.

У мужчин с Северного Кавказа и преступников из кланов много общего. Обе группы живут в изоляции от остального общества по своим собственным законам. И для тех, и для других важнейшую роль играет гипертрофированное мужское поведение и понятие чести. Это приводит к тому, что даже по самым ничтожным поводам между ними происходят схватки с применением насилия. Прежде всего, молодые мужчины считают себя обязанными отстаивать свою честь, если считают ее оскорбленной. Чеченцам, задержанным после нападения на закусочную в Нойкельне, было от 17 лет до 31 года.

Однако и различия между двумя этими группами значительны. У чеченцев нет контактов, создававшихся годами, нет у них и такого количества денег, как у арабских кланов, которые владеют компаниями и недвижимостью и могут позволить себе лучших юристов. Но зато чеченцы опираются на совершенно иной опыт, чем члены кланов. Их не только воспитывали воинами, многие из них действительно сражались на войне — это и войны за независимость против российской армии в Чечне, и служба наемниками в Сирии на стороне «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации — прим. ред.) и участие в боях на территории восточной Украины.

Их репутация непримиримых и беспощадных бойцов помогает им создавать криминальный имидж, которым они активно пользуются. Правда, и члены арабских кланов заботятся о своем имидже. Сюда относится и публичное демонстрация своего благополучия и владение роскошными автомобилями, но в первую очередь пренебрежение правилами поведения в обществе и законами. Но выросшие в Германии молодые поколения арабских кланов уже привыкли к тому, что находятся под защитой немецкого правового государства, у них мало общего с жизненным опытом чеченцев.

Кланы арабского происхождения состоят из бывших людей без гражданства, у которых не было родины ни в Ливане, ни в Турции. Они рассматривают семейные узы и большие семьи как единственную надежную опору в жизни. В отличие от них чеченцы — это народ, осознающий себя общностью. У них есть собственная земля — их родина на Северном Кавказе. За ее независимость они борются уже несколько столетий, за нее принимали страдания, например, когда по приказу Сталина сотни тысяч чеченцев в 1944 году из-за якобы сотрудничества с немцами были депортированы.КонтекстLe Monde: Европа больше не может предоставить чеченцам защиты, на которую они так надеялисьLe Monde11.12.2020Les Echos: чеченская диаспора — между государством и кодексом честиLes Echos23.06.2020

И хотя борьбу за государственную независимость после распада Советского Союза они проиграли, но зато теперь у них есть свое квазигосударство в тылу. И это имеет совершенно конкретное значение: тот, кто хочет чего-то добиться в криминальной среде в Германии, нуждается в поддержке Рамзана Кадырова, деспотичного правителя Чечни, сидящего в ее столице Грозном. Он, по мнению следователей, может давать поручения своим людям в чеченском сообществе в Германии.

Как арабские кланы, так и чеченцы способны за короткое время мобилизовать многочисленных помощников, если предстоят стычки с соперничающими группами или с полицией. Берлинская полиция время от времени вводит режим ЧС из-за возможных массовых беспорядках, когда, например, члены какого-нибудь клана собираются вместе, чтобы вступить в противоборство с другими группами. Так же и у чеченцев — в случае конфликта на место события подчас приезжают десятки, а то и сотни помощников. Во время разборок и драк в общежитиях для беженцев в последние годы такое случалось нередко.

Когда чеченцы в ноябре напали на закусочную в Нойкёльне и арабские кланы дали им отпор, полиция установила, что обе группы призвали своих сторонников по всей стране приехать в Берлин и поддержать «братьев» в борьбе с противником. Только благодаря активным действиями полиции в возможных местах сбора участников потасовки и контролю приезжающих групп удалось в значительной мере предотвратить насильственные эксцессы в столице Германии, хотя некоторые «помощники» все-таки проникли в Берлин.

Вслед за этим представители обеих групп начали пиар-акцию, чтобы успокоить страсти, организовав так называемое умиротворение. Роль посредника сыграл боксер Мануэль Чарр. У этого сирийца ливанского происхождения хорошие контакты с обеими группами, кроме того он поддерживает дружеские связи с Кадыровым и даже провел несколько боев в Грозном. Чарр опубликовал в Инстаграме фотографию, на которой изображены группы чеченцев и представителей клана Р., сидящими вместе на диване. Встреча состоялась в офисных помещениях на Кайтштрассе у Виттенберг-платц. На фото можно было видеть и Тимура Дугазаева, считающегося чем-то вроде посла Кадырова в Германии и приехавшего по этому поводу из Гамбурга.

Обычно переговоры внутри кланов ведут некие третейские судьи, не привлекая внимания общественности. Но в данном случае информация о встрече была целенаправленно распространена. Благодаря этому должно было создаться впечатление, что встреча состоялась по согласованию и с разрешения полиции. Но в уголовной полиции Берлина подчеркивают, что полиция подобные встречи не поощряет и продолжит расследование преступлений несмотря ни на какие соглашения. Однако у полиции нет достаточных возможностей, чтобы пресекать подобные переговоры. Поэтому она пытается, наблюдая за криминальной средой выяснять, кто с кем переговаривается.

Конфликты между членами клана Р. и чеченскими группами встревожили специалистов берлинской полиции. Потому что совершенно реальным стал сценарий возникновения войны банд, которая вполне могла вырваться из-под контроля. Есть как минимум два события, доказывающих, насколько велика эта опасность. Одно из них произошло недалеко от Берлина в городе Райнсберг земли Бранденбург. Там в результате конфликта между поляком и чеченцем произошла массовая драка между немцами и поляками с одной стороны и чеченцами с другой.

Второе событие, встревожившее берлинских полицейских больше других, произошло в июне 2020 года во французском Дижоне, в квартале Грезий. Около 200 чеченцев в масках, в большинстве своем сильно вооруженных, в течение четырех дней терроризировали весь город. Они использовали куски арматуры и бейсбольные биты, у многих были пистолеты и автоматы Калашникова. Чеченцы вели уличные бои с выходцами из северной Африки, обладавшими таким же оружием и даже гранатометами. Было сожжено несколько автомашин и бар в центре города.

Полиция оказалась застигнутой врасплох и не вмешивалась в происходящее несколько дней. Чеченцы приехали в Дижон не только из французских городов, но и из Бельгии, Австрии и Германии. Поводом для вспышки насилия стало то, что один молодой чеченец был избит в кальянной несколькими арабами, предположительно наркоторговцами. В конечном итоге министерство внутренних дел послало специальные подразделения в города для подавления террора. И в этом случае беспорядки прекратились после «заключения мира» в одной из городских мечетей.

О войне банд между арабами и чеченцами в столице Германии берлинские полицейские еще говорить не хотят. Но они твердо уверены в том, что конфликты между криминальными группами с применением насилия продолжатся. Удастся ли им в каждом отдельном случае избежать такого же обострения ситуации, как в Дижоне, неизвестно. «Мы боимся того, что случилось в Дижоне», — говорят в уголовной полиции Берлина.

Источник: inosmi.ru