Президент Франции Эммануэль Макрон предупредил, что в стране проживает около 6 миллионов мусульман, назвав их «параллельным обществом», и что ислам переживает «кризис» во всем мире. А недавно он заявил о том, что Франция не откажется от «карикатур», оскорбляющих ислам и пророка Мухаммеда, что вне всякого сомнения демонстрирует степень нетерпимости французов ко всему, что связано со второй по популярности религией в стране. Французская исламофобия в основном проистекает из исторического опыта и старой политической фобии, заключающейся в том, что эта религия стремится стать французской. Об этом сообщил французский исследователь Винсент Гайер.

Заявления президента Франции в адрес ислама и мусульман не первые и не последние в своем роде, так что французский лидер будет продолжать поддерживать журнал Charlie Hebdo и его карикатуры. Политика Макрона была понятна с момента его прихода к власти. В 2018 году во время муниципальных выборов он заявил, что «часть общества хочет создать политический проект во имя ислама», назвав его «параллельным обществом», что, конечно же, является продолжением антимусульманской политики его предшественников — Николя Саркози и других французских лидеров.

Исторические отношения

Отношения между Францией и исламом имеют долгую историю. Они балансировали от открытого до скрытого конфликта и проходили через разные этапы, которые прямо или косвенно способствовали формированию основных особенностей их взаимоотношений, в первую очередь, через культурные, социальные и политические взгляды.

Чтобы понять французско-исламские отношения, нужно обратиться к истории и посмотреть на основные этапы их развития, что позволит определить хронологию событий и выявить основные факторы, влияющие на отношения европейской страны с исламом и мусульманами.

Неверно полагать, что присутствие мусульман во Франции связано с периодом обретения независимости арабских стран (иммиграция из Магриба). Мусульмане исторически присутствовали на территории европейских стран. Первый контакт между исламом и французскими землями произошел в начале VIII века (714 год), то есть спустя всего 3 года после завоевания Андалусии мусульманами.

Взаимоотношения исламского мира и Франции можно разделить на пять этапов:

1. Мусульмане вступили на французскую землю в начале II века по хиджре (714 год). Первыми, кто попал на землю франков, были представители мирных миссий. Они были посланы мусульманскими армиями на север Пиренейского полуострова после завоевания Андалусии.

Исламское вторжение на землю франков длилось более 250 лет, а именно с 719 по 972 годы. Мусульмане начали с Нарбонны, а закончили замком Ла-Гард-Френе. Они оставались в регионе Монпелье до XII века. Более того, мусульманские войска достигли окраин Парижа и взяли под контроль Нарбонну, Авиньон, Лион, Тулузу, Ниццу и Бордо.

2. В 1492 году пала Андалусия. Тогда произошли изменения в отношениях между мусульманами и Францией. Они начали сотрудничать на фоне общих интересов, в основном представленными во враждебном отношении к католической Испании.

3. Период османского владычества. В 1536 году король Франции Франциск I и османский султан Сулейман Великолепный заключили Франко-османский союз. Его называют «первым неидеологическим дипломатическим союзом такого рода между христианской и мусульманской империями». Благодаря ему Франция была защищена от амбиций короля Испании и императора Священной Римской империи Карла V. Кроме того, в этот период активно процветал культурный и научный обмен между двумя странами.

4. Отступление османов и кампания Бонапарта. Аннулирование соглашений, таких как Карловицкий мирный договор (1677 год), согласно которому турки уступили Венгрию Австрии. В 1774 году последовал Кючук-Кайнарджирский мир, по которому город Азов перешел под контроль России, а русские получили право иметь свой флот на Черном море.

Османская империя начала приходить в упадок, что побудило французов начать Египетский поход (1798-1801 годы), целью которого была попытка отрезать Великобританию от ее колонии — Индии. Кампания Бонапарта встретила сопротивление со стороны египтян (восстание в Каире), но французы подавили его, убив лидеров восстания, в том числе шейха Сулеймана аль-Джуски, который попытался убить Наполеона. Об этом пишет великий арабский писатель Али Ахмед Бакасир.

5. Колониализм и независимость. Первые колониальные поползновения Франции в арабском и мусульманском мире начались после Наваринского сражения 1827 года — крупного морского сражения между соединенной эскадрой России, Англии и Франции, с одной стороны, и османо-алжиро-египетским флотом — с другой. Франция оккупировала Тунис в 1881 году, Марокко в 1912 году, Сирию и Ливан в 1920 году, а Алжир в 1930 году.

КонтекстЭксклюзивное интервью Макрона: «Мои слова были искажены» (Al Jazeera)Al Jazeera02.11.2020Die Welt: безграничная ярость исламского мира показывает, насколько он опасенDie Welt30.10.2020Le Monde: Макрон выступил с заявлением по поводу теракта в НиццеИноСМИ29.10.2020France 3: карикатуры из «Шарли» на стенах гостиниц Тулузы и МонпельеFrance 326.10.2020В 1916 году Франция и Великобритания заключили соглашение Сайкса — Пико, в котором были разграничены сферы интересов на Ближнем Востоке. Франция стремилась стереть основы культурной самобытности арабских стран и начала ожесточенную борьбу против ислама, уничтожая мечети и медресе. В 1836 году она построила первую христианскую школу в Алжире. Национально-освободительные движения в арабском мире жестоко подавлялись. В 1954-1962 годах погибло 1,5 миллиона алжирцев, в дополнение к 1500 человек, которые пали жертвой резни на реке Сена. В Тунисе французы нападали на жителей, насиловали женщин и убивали детей.

Франция не только эксплуатировала богатства арабских колоний, но и мобилизовала арабов в Первую мировую войну, в которой участвовали 173 тысяч алжирцев, 58 770 тунисцев и 25 тысяч марокканцев.

Можно сказать, что Первая мировая война способствовала иммиграции жителей Магриба во Францию. До нее количество марокканцев во Франции не превышало 15 тысяч человек. Во время войны 180 тысяч жителей Северной Африки прибыли во Францию, и многие из них остались там после окончания военных действий. Так начали формироваться первые арабские районы во Франции, такие как «Ла Гут д’Ор» и «Бегренелль» в Париже и «Винисио» в Лионе.

Арабы и мусульмане, особенно марокканцы, участвовали также во Второй мировой войне. Франция насильно вербовала арабов во французскую армию, пользуясь их нуждами и бедностью. В 1946-1954 годах она использовала арабов во время Первой Индокитайской войны, которая шла между французской колониальной администрацией и вьетнамскими прокоммунистическими силами во главе с Хо Ши Мином.

Секуляризм и исламофобия

Религиозные войны, раздиравшие общество в XVI веке, и кровавые гражданские войны, унесшие жизни миллионов французов во время борьбы католиков и протестантов, черная полоса во французской истории под названием «Восемь религиозных войн» (1562-1598 годы) и Французская революция (1789-1799 годы), которая привела к власти Наполеона Бонапарта породили элиту, враждебно настроенную к любому религиозному истеблишменту.

Франция приняла секуляризм как политическую и социальную стратегию, основанную на том фундаменте, что был заложен философам эпохи Просвещения — Жан-Жаком Руссо, Вольтером, Дидро и Монтескье. В 1905 году был принят закон о секуляризме, отделивший церковь от государства, а в 2004 году было провозглашено равенство всех религий.

Что касается «исламофобии», то она уходит корнями к французскому историку Алену Руссо. В 1910 году он сказал: «Народы западной христианской цивилизации всегда имели и будут иметь предубеждения против ислама, поскольку многие считают, что мусульмане — естественные и непримиримые враги христиан и европейцев, и что ислам отрицает существование других цивилизаций, поэтому от мусульман можно ожидать только варварства и подлости».

Термин «исламофобия» впервые появился в 1997 году. Британский исследовательский институт The Runnymede Trust впервые использовал его для того, чтобы охарактеризовать растущее чувство ненависти и страха по отношению к исламу и мусульманам. Он опубликовал исследование под названием «Исламофобия: вызов для всех нас», цель которого состояла в том, чтобы пролить свет на это явление. Кстати говоря, «исламофобия» усилилась после террористического акта в США 11 сентября 2001 года.

Таким образом, можно сказать, что «исламофобия» — это иностранный термин во французском языке, который «создавался» более 100 лет, в отличие от враждебности к исламу, укоренившейся во французской политике в результате исторической напряженности между Западом и исламским миром на протяжении последних веков.

Ассимиляция и замещение

Теории, выдвинутые французскими писателями и философами, были приняты на вооружение правящими элитами, ультраправыми и ультралевыми партиями.

Жизель Литтман говорит об «арабизации» Европы. Она родилась в Египте в еврейской семье. Литтман бежала из Каира в Великобританию после Суэцкого кризиса, а в 1960 году переехала в Швейцарию вместе со мужем-британцем.

Литтман пишет под псевдонимом Бат Йе’ор, что на иврите значит «дочь Нила». Во всех своих книгах она пишет о тайном заговоре. По ее словам, ЕС во главе с французской элитой намеревается продать Европу мусульманам в обмен на нефть.

Знаменитый французский философ Ален Финкелькраут в книге «Несчастная идентичность» пишет, что французская идентичность исчезает на фоне активного размножения мусульман, что представляет собой «опасность для республики».

Писатель Рено Камю — создатель теории Великого замещения, которая стала источником вдохновения для многих ультраправых партий во всем мире.

Французский писатель Мишель Уэльбек написал роман «Покорность», события которого происходят в 2022 году. В романе Франция предстает в образе раздробленной страны, в которой Мухаммад ибн Аббас, лидер организации «Мусульманское братство», во втором туре побеждает на президентских выборах лидера партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, получив поддержку как левых, так и правых партий.

Французский философ Мишель Онфре написал книгу «Декаданс: от Иисуса до Бен Ладена, жизнь и смерть Запада», в которой он описывает гибель западной цивилизации из-за гегемонии индивидуализма и духовной пустоты.

Многие французские авторы негласно призывают к возрождению христианских ценностей, которые лежали в основе общеевропейской идеи.

Нежелание сближаться

Франция, которая выступает как защитница индивидуальных свобод, включая свободу вероисповедания, всегда боролась с мусульманами или теми, кто их поддерживает, чтобы не допустить усиления влияние ислама, которое, по ее мнению, нарушает самобытность страны. Имеется в виду христианство, которое изначально было центром конфликта.

Франция не отличается терпимостью, несмотря на свой девиз — свобода, равенство, братство. Особенно ярко это проявилось, когда Роже Гароди принял ислам. Кроме того, были уничтожены доказательства, подтверждающие, что французский писатель Виктор Гюго, автор всемирно известного шедевра «Отверженные», также принял ислам.

То же самое относится к Морису Бюкаю, который умер в 1998 году. Он не смог рассказать о том, что исповедовал ислам, несмотря на наличие письменных свидетельств. Напомним, что широкую известность он получил как автор книги «Библия, Коран и наука». Кстати говоря, знаменитый французский ученый Жак-Ив Кусто также был мусульманином.

Недавно французский политик Максенс Баттей, победитель муниципальных выборов в Нуази-ле-Гран, объявил о принятии ислама. Со своей стороны, праворадикальная партия «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен призвала заморозить его членство, чтобы предотвратить возможные выступления в поддержку ислама. Об этом сообщил Мишеля Шамбард, который признал, что многие члены партии, если не приняли ислам, то признают величие Священного Корана.

Макрон и фальшивые обещания

Президент Франции Эммануэль Макрон объявил о принятии закона против религиозного «сепаратизма», но на самом деле он говорит, что свободу вероисповедания нельзя реализовать, так как мусульмане предпринимают попытки построить социальные «гетто» и идеологические баррикады, угрожающие существованию Французской Республики. Более того, правительство Франции приравнивает ислам к джихадистским организациям и регрессивным тенденциям, чего даже нет в его родной среде (арабский и исламский мир).

Макрон лукавит, когда говорит, что ислам угрожает светской Франции. Его усилия направлены на восстановление разрушенных отношений между церковью и государством и возрождение христианского наследия и его политической роли. Таким образом, Франция усиливает культурно-светскую экстремистскую политику, отвергая исторические усилия французских мусульман по сохранению своей идентичности. Она поддерживает связи между государством и католической церковью, а также пытается защитить христиан на Востоке.

Этот парадокс побудил французские левые партии подвергнуть Макрона критике. Они обвинили его в нарушении закона от 1905 года, объявившего Францию светской республикой, то есть страной, где религия отделена от государства. Но эти голоса молчат, когда речь идет о французских мусульманах.

Это означает, что настоящий кризис кроется не в исламе, как утверждал Макрон, а в политическом и социальном кризисе, который переживает европейское государство. Оно отказывается признать ислам второй по популярности религией в стране, в отличие от других европейских государств, которые интегрировали мусульман в свои общества и социальные институты. Например, Великобритания разрешила носить хиджабы женщинам-полицейским.

Движущие силы кризиса

Имея представления об отношениях Франции и ислама, можно выделить основные движущие силы существующего кризиса:

Внутренний двигатель: он представлен идеологическим фактором и французским самосознанием, то есть превосходством белой расы и потребностью в контроле арабских народов, которые ранее были колонизированы французами. Французский политик Жюль Ферри (1832-1893) говорил: «Высшие расы должны приносить цивилизацию низшим расам».

С другой стороны, религия — одна из внутренних движущих сил кризиса, особенно в связи с ростом политиков, призывающих к возрождению христианства и предупреждающих об идеологической и духовной пустоте (борьба за идентичность в эпоху Саркози — 2009 год) из-за растущего числа мусульман во Франции. Таким образом, секуляризм стал средством маргинализации ислама и примирения с католицизмом, который был союзником Франции в колониальную эпоху.

Выборы во Франции также являются одним из основных двигателей кризиса, поэтому недавние заявления Макрона — это не что иное, как попытка привлечь правых избирателей перед президентскими выборами 2022 года. Макрон борется за президентское кресло с Марин Ле Пен, лидером ультраправой партии «Национальный фронт», которая радикально настроена к исламу. Это означает, что Макрон вынужден прибегнуть к враждебной риторике против ислама, чтобы получить голоса правых.

Статьи по темеCharlie Hebdo: 59% французов поддерживают публикацию карикатур (Le Figaro)Le Figaro02.09.2020Anadolu: Эрдоган обвинил Россию в нежелании мира в СирииИноСМИ28.10.2020Evrensel: радикальный исламист из Франции просит убежище у ЭрдоганаEvrensel30.10.2020Французский театр в Авиньоне: нападавший оказался нацистом (Türkiye)Türkiye30.10.2020Ален Финкелькраут: «Враг не прощает нам то, что мы такие, какие есть» (Le Figaro)Le Figaro31.10.2020Внешний двигатель: экономическая блокада и безопасность, а также слабые стратегические перспективы Парижа. Все это побуждает французских политиков высказываться против ислама, особенно в то время, когда Париж ведет «войну» с Турцией на нескольких фронтах. Здесь следует упомянуть Ливию и Сирию, а также конфликт между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе и ситуацию со средиземноморским газом.

Французский социолог Винсент Гейссер заявил: «Сегодня мусульманин — это козел отпущения за провалы западной демократии. Мусульманин — безвинная жертва, которой можно пожертвовать, чтобы оправдать экономические и социальные проблемы Европы».

Также очевидно, что Макрон высказывается против ислама и мусульман для достижения стратегических целей. В частности, он хочет предотвратить мягкое проникновение Турции и Катара на французскую землю и создание там институтов, которые идут вразрез с французской культурной моделью.

С другой стороны, война, которую ведут французские политики против ислама, нацелена не на саму религию, а скорее на политический ислам как идеологическое движение, которое представляет угрозу. Кроме того, Париж от имени стран, противостоящих арабским революциям, таких как ОАЭ и Саудовская Аравия, стремится сохранить их существование в политическом смысле.

Об этом свидетельствуют отчеты, опубликованные на сайте Media Part, в которых говорится, что ОАЭ предоставило Франции 8 миллионов евро в 2017 году, что спасло «Национальный фронт» от экономического кризиса перед президентскими выборами.

Короче говоря, Франция никогда не выступала против ислама или мусульман. Нынешний кризис был создан в кулуарах Елисейского дворца по политическим соображениям, вызванных радикальными изменениями на геостратегической карте и появлением конкурирующих сил в регионе, который исторически находится под французским влиянием, а также снижением глобальной роли Франции. В прошлом она неоднократно сближалась с исламским миром (режимами), начиная с Наполеона, заявившего о принятии ислама ради подчинения Египта, до президента Франции Валери Жискара д’Эстена, который имел дружеские отношения с лидером иранской революции Имамом Хомейни. Кроме того, согласно признаниям наследного принца Саудовской Аравии, распространение ваххабизма было вызвано просьбой союзников во время «холодной войны», которые хотели предотвратить проникновение Советского Союза в арабские страны.

Источник: inosmi.ru