Foreign Affairs (США): Соединенные Штаты не вправе управлять всем миром

То, что Соединенные Штаты должны управлять всем миром, часто воспринимается как подабающее, по последней мере в Вашингтоне. Соединенные Штаты игрались эту роль на протяжении наиболее 70 лет опосля окончания 2-ой мировой войны, и большая часть янки не желают, чтоб сейчас эту роль брал на себя Китай. В связи с сиим было бы просто представить, что, если америкосы проголосуют за уход Дональда Трампа и за избрание убежденного интернационалиста Джо Байдена, Соединенные Штаты сумеют просто возвратиться «во главу стола», как было сказано в статье Байдена, не так давно размещенной в журнальчике Foreign Affairs. Но Америка совсем не уполномочена возглавлять мир.

Трамп нарушал традиции глобального господства Соединенных Штатов самыми различными методами, которые отлично для вас известны. Но, хотя большая часть союзников Вашингтона (с несколькими видными исключениями, таковыми как Израиль и Саудовская Аравия) придерживаются подхода «кто угодно, лишь не Трамп», для восстановления конструктивной роли Америки в мире будет нужно нечто большее, чем просто заявить, что Соединенные Штаты возвратились и вновь встали на дотрамповский курс. Америка обязана приспособиться к базовым изменениям в ее позиции на мировой арене. Если разглядывать ситуацию в исторической перспективе, то Америка — это страна, которая поначалу была разделена от мира, потом стояла на верхушке мира, а сейчас оказалась посреди остальных государств в этом мире, и в связи с этими переменами ей нужно внести некие коррективы.

Потускневший идеал

Самопровозглашенная «величайшая демократия в мире» показывала смятение и непоследовательность начиная с конца 1990-х годов. Всего за 20 с маленьким лет двоим президентам США был объявлен импичмент, Верховный трибунал стал оказывать воздействие на финал выборов, в Ираке прошла война, которую международное общество осудило, и случился денежный кризис, последствия которого затронули весь мир. В 2008 году Соединенные Штаты избрали своим президентом чернокожего сенатора, пользовавшегося почтением во всем мире, но спустя восемь лет они решили резко поменять направление движения, сделав выбор в пользу расиста и бывшего ведущего реалити-шоу, который во всех неудачах Америки обвиняет ее союзников.
Статьи по темеХвиля: Украине пора понять реалии современного мираХвиля01.03.2020«Империя зла» Путина? Всего только преувеличениеThe American Conservative25.07.2018FP: южноамериканская империя — это нездоровой 21 векаForeign Policy04.04.2019

Если разглядывать политику так, как мы рассматриваем валюты, — другими словами оценивать ее стабильность на основании данных о колебаниях снутри зоны равновесия, — то почему друзья Соединенных Штатов должны веровать, что, если Трамп проиграет на выборах 2020 года, южноамериканская политика остается в данной нам зоне равновесия навечно? Заместо этого даже близким союзникам придется подстраховаться на тот вариант, если Соединенные Штаты опять сменят курс опосля последующих президентских выборов либо даже опосля выборов в конгресс 2022 года.

Результаты внутренней политики южноамериканского правительства навряд ли в состоянии сделать Соединенные Штаты образцом действенного управления. Америка занимает 27-е пространство в рейтинге государств Организации экономического сотрудничества и развития по показателям социальной справедливости, что является отражением политических решений, принятых за длительное время до прихода Трампа. Уровень экономического равенства в Соединенных Штатах снижался на протяжении крайних 40 лет, а уровень «смертей отчаяния» быстро вырастает. Системный расизм портит репутацию Америки как защитницы демократии, справедливости и диктатуры закона.

Таковы «приобретенные заболевания нашего политического тела», как произнес владелец Пулитцеровской премии Вьет Тан Нгуен (Viet Thanh Nguyen), и ответ американских властей на пандемию коронавируса стал их отражением. Ни одна страна не смогла идеально совладать с распространением covid-19 (даже в Новейшей Зеландии был зафиксирован определенный уровень контактных заражений опосля нескольких месяцев их отсутствия), но ни в одной иной стране не было увидено такового уровня борьбы снутри правительства, и ни в одной иной стране люди, протестующие против локдауна, не врывались в строения законодательных органов с орудием в руках. Центры по контролю и профилактике болезней, которые не так издавна числились золотым эталоном глобальной диагностики и контроля заболеваемости, оказались униженными и ослабленными.

К середине июля в Соединенных Штатах от covid-19 умерло больше людей, чем во Вьетнаме, Персидском заливе, Афганистане и Ираке, совместно взятых. К концу сентября число смертей от covid-19 подросло еще на 43%. Невзирая на продолжающееся ухудшение экономической ситуации, страна все еще не может положить конец политическим играм, которые там в истинное время разворачиваются. Почему кто-то должен веровать, что Соединенные Штаты способны со всей серьезностью взять на себя глобальное управление? Даже Ганс Моргентау (Hans Morgenthau), умственный крестный отец принципа политики с позиции силы, сделал упор на необходимости «сконцентрировать усилия на разработке такового южноамериканского общества, которое сумеет послужить остальным странам прототипом для подражания».

Подумайте: если собственному правительству доверяют лишь 17% янки, почему остальные страны должны доверять Соединенным Штатам?

В отдалении, на верхушке, среди

В протяжении первых 150 лет собственного существования Соединенные Штаты воспользовались собственной географической удаленностью от Европы и Азии, чтоб держаться от остального мира на расстоянии. Эта страна не изолировалась от мира в серьезном смысле этого слова, но она постоянно кропотливо обдумывала, когда и где ей стоит с ним вести взаимодействие. Опосля 1945 года Соединенные Штаты в основном находились на верхушке мира, будучи господствующей державой в военном, экономическом, идейном и дипломатичном смыслах, и позиции Америки укрепились еще более опосля распада Русского Союза в 1991 году. Сейчас Соединенные Штаты находятся уже не в отдалении и не на верхушке мира. Они оказались среди мира, в котором они способны влиять на действия и действующие силы и сразу испытывают на для себя их воздействие.

Современный мир — это таковой мир, в котором ни одна страна — будь то Соединенные Штаты либо Китай — не может находиться выше всех других. Неизменные конфигурации в отношениях меж странами сделали такое преобладание еще наименее возможным.

Величавым державам проще всего доминировать тогда, когда единая угроза сохранности соединяет воединыжды несколько стран в группу, невзирая на различия в их интересах. Вспомяните, к примеру, начало 19 столетия, когда опосля хаоса наполеоновской эры сложился Европейский концерт, либо прохладную войну, когда Соединенные Штаты и Русский Альянс лицезрели друг в друге экзистенциальные опасности, а наиболее маленькие страны находили защиты у одной из 2-ух сверхдержав. В 21 веке миру еще лишь предстоит отыскать главную общую опасность сохранности. Администрация президента США Джорджа Буша-младшего не смогла сделать образ таковой опасности с помощью собственной «войны с терроризмом», начавшейся опосля терактов 11 сентября. Китай стал вести себя наиболее жестко, и, быстрее всего, он еще несколько десятилетий будет оставаться основным конкурентом Соединенных Штатов, но пробы американской администрации внушить образ «новейшей китайской опасности» не находят особенного отклика у тех государств, которые желают поддерживать дела с обеими державами.
МультимедиаValeurs actuelles: активисты BLM и Антифа избили белоснежного и бросили его без сознанияValeurs Actuelles18.08.2020

В современном мире сравнимо расплывчатых угроз и интересов только немногие страны ощущают себя уютно, поддерживая эксклюзивные дела только с одной большой державой. В период прохладной войны союзники Соединенных Штатов в Европе и Азии от всей души страшились, что Русский Альянс или захватит их, или попробует повредить их политические системы. Только немногие ощущают этот ужас сейчас, в связи с чем не достаточно кто испытывает потребность в том, чтоб выбирать ту либо иную сторону. У Индии и Австралии довольно напряженные дела с Китаем, но все они равно сотрудничают с ним в вопросцах, представляющих обоюдный энтузиазм. Невзирая на всю ту поддержку, которую администрация Трампа предоставила Израилю, в истинное время его наикрупнейшим торговым партнером в Азии и его все наиболее приметным инвестором является Китай. Полностью может быть, Саудовская Аравия — очередной победитель Трампа — обратится к Китаю за помощью в реализации ее программки по созданию ядерного орудия.

Во время прохладной войны и сходу опосля нее Соединенные Штаты были очень симпатичным заступником благодаря их военному приемуществу и центральному значению в интернациональной экономике. Но сейчас оба эти фактора больше не имеют такового воздействия, какое они имели до этого. Хотя военная мощь Америки играет главную роль в архитектуре сдерживания средством НАТО и Индо-Тихоокеанского партнерства, те 20 лет, в течение которых Америка вел войну в Афганистане и Ираке, где она издержала наиболее 6 триллионов баксов, наглядно показывают, что военное приемущество далековато не постоянно дозволяет достигнуть поставленных стратегических целей. Толика США в глобальном ВВП — в 1951 году она составляла 51%, а в 1991 году 25% — к истинному моменту уменьшилась до 15%. Те санкции, которые Соединенные Штаты ввели против Ирана, Венесуэлы и Северной Кореи, нанесли сиим странам значимый экономический урон, но так и не смогли вынудить их выполнить требования Америки.

В период прохладной войны Соединенные Штаты могли вести остальные страны за собой частично благодаря делению мира на демократии и автократии. Но у такового идейного разделения надвое есть свои ограничения. Демократические союзники Соединенных Штатов являются естественными партнерами Вашингтона, и наружная политика противоборства Китаю, Рф и остальным автократическим государствам остается коллективной по собственному нраву. Но Соединенные Штаты постоянно показывали непоследовательность — и даже лицемерие — в отношении собственных недемократических партнеров и союзников. И во время прохладной войны, и сейчас такие вопросцы, как контроль над вооружениями, нераспространение ядерного орудия, изменение атмосферного климата и, как мы сейчас узнали, пандемии, требуют, чтоб Соединенные Штаты сотрудничали с авторитарными режимами, чтоб достигнуть собственных целей.

Вправду, сочетание covid-19 и повсевременно ухудшающейся ситуации с конфигурацией атмосферного климата указывает нам, что мы вправду находимся снутри этого мира, а не на его верхушке. Даже если б Соединенные Штаты приняли самые действенные меры по борьбе с пандемией и конфигурацией атмосферного климата, все они равно зависели бы от того, что делают либо не делают остальные страны. Изменение атмосферного климата раз в год становится предпосылкой смерти 400 тыщ человек по всему миру (для сопоставления в 2018 году от рук террористов погибло наименее 16 тыщ человек), и, согласно прогнозам, эта цифра возрастет на 50% уже к 2030 году. Выстраиванием системы защиты от схожих угроз должны заниматься все страны мира совместно.

Кроткий фаворит

Соединенные Штаты остаются неописуемо мощной державой, но, так как они находятся среди, а не на верхушке мира, от их требуется быстрее кроткий подход к интернационализму, а совсем не рвение вернуть прежнее положение вещей. Вашингтону нужно признать, что остальные страны тоже могут и должны играться роли фаворитов в глобальных делах. В дальнейшем остается очень не достаточно вопросцев, в которых Соединенные Штаты сумеют играться роль единственного фаворита, и покажутся такие вопросцы, в которых остальные страны сумеют совладать с ролью фаворита лучше их. Общественность снутри Соединенных Штатов поддерживает таковой подход: 68 процентов опрошенных считают, что Соединенным Штатам нужно поделить с иными странами роль фаворита, заместо того чтоб доминировать.

Администрация Байдена не может просто возвратиться к тем многосторонним соглашениям, из которых Трамп вышел, таковым как Парижское соглашение по климату либо иранская ядерная сделка. Ей придется их развивать. Даже если б Трамп не вывел Соединенные Штаты из Парижского соглашения и все страны делали бы свои обязательства (пока это сделали только немногие), объемы выброса парниковых газов в атмосферу все равно могли быть практически в дважды больше, чем необходимо. Таковым образом, администрации Байдена необходимо не просто вновь возвратить Америку в это соглашение, но и достигнуть подписания освеженного соглашения, которое принудит страны, поставившие подпись под ним, делать их обязательства. Байден может употреблять энергию и интерес прогрессивного крыла собственной партии, чтоб серьезно заняться решением трудности конфигурации атмосферного климата. Как демонстрируют результаты опроса, проведенного не так давно центром Pew, в том случае, если б Байден занялся сиим вопросцем, его поддержали бы две третьих янки.

Что касается соглашения по иранской ядерной программке, начальный план заключался в том, чтоб решить делему распространения ядерного орудия и заложить базу для предстоящей работы по урегулированию остальных разногласий, которые могут со временем возникать в отношениях меж США и Ираном. Сейчас срок деяния этого соглашения подступает к концу, а геополитическая напряженность наращивается. Если Соединенные Штаты вновь присоединятся к этому соглашению, это не решит главные трудности: участникам будет нужно составить новейшие соглашения, которые будут в большей степени соответствовать сегодняшним реалиям. Но, имея на то все основания, Тегеран с недоверием относится к хоть каким обещаниям и обязанностям, данным Америкой, европейцы очень возмущены теми вторичными санкциями, которые администрация Трампа ввела против их, а Наша родина и Китай пользуются ситуацией, хотя они по-настоящему заинтересованы в том, чтоб у Ирана не было ядерного орудия. Эти происшествия потребуют от Группы 5+1 еще больше усилий по налаживанию совместной работы, чем до этого.

Трезвый интернационализм подразумевает, что Соединенным Штатам придется провести переоценку собственных альянсов. Америке не следует ни автоматом сохранять, ни резко прерывать издавна имеющиеся связи, но ей следует перестроить их таковым образом, чтоб это отвечало ее текущим государственным интересам. 1-ое, с что необходимо начать, — это трансатлантические дела. В конце прохладной войны чудилось, что Европа все еще нуждалась в том, чтоб Соединенные Штаты обеспечивали ее сохранность: соседи Германии страшились ее воссоединения, а бывшую Югославию захлестнула волна насилия. Но сейчас настало время Соединенным Штатам интенсивно поддержать пробы Евросоюза выполнить его обещания касательно сотворения европейской системы обороны. Подобные усилия не стоит разглядывать как опасность для НАТО. По сути, сотрудничество меж НАТО и Евросоюзом вместе с укреплением связей меж ними станет основным фактором их фуррора.

КонтекстForeign Affairs: почему Америка обязана вновь стать лидеромForeign Affairs10.03.2020Байден: Наша родина — «противник», Китай — «суровый соперник» (Breitbart)Breitbart18.09.2020Соединенные Штаты должны разглядывать НАТО как инструмент для координации политики сохранности с Канадой и Европой, а не как средство, обеспечивающее преобладание Америки над ее союзниками. По-настоящему перестроить внешнюю политику по отношению к Азии Соединенные Штаты сумеют лишь при наличии мощной Европы, которая будет способна без помощи других обеспечивать сохранность на собственном заднем дворе. С течением времени Соединенные Штаты должны играться быстрее поддерживающую роль, а не роль фаворита, как это случилось, к примеру, на западе Балкан в 1990-х годах.

Союзникам Соединенных Штатов в Индо-Тихоокеанском регионе требуются гарантии присутствия Америки и ее приверженности обязанностям, но у их есть и свои собственные интересы в отношениях с Китаем, потому они начинают противиться, если их пробуют втянуть в игру «с нами либо против нас». Япония, к примеру, проводит двухсторонние саммиты с Китаем. Внутрирегиональные соглашения — меж Австралией и Индией, меж Австралией и Японией, снутри Ассоциации стран Юго-Восточной Азии — играют все наиболее приметную роль в региональной системе сохранности. И американской администрации нужно сотрудничать с ними, а не плыть против течения, ей нужно подкреплять рвение остальных государств сдерживать Китай, заместо того чтоб заставлять к расколу региона на две части.

Следуя наиболее близкому к реальности взору на роль фаворита, Соединенные Штаты могут пересмотреть свою позицию на Ближнем Востоке, в том числе свои дела с Саудовской Аравией, а также в целом умерить свои ожидания касательно собственной возможности определять будущее этого региона. В Афганистане Америке следует присоединиться к региональной дипломатичной инициативе высочайшего уровня с ролью Пакистана, Индии, Рф, Китая, Саудовской Аравии и Ирана, любой из которых преследует свои собственные цели, но при всем этом может почти все утратить, как лишь Соединенные Штаты покинут эту страну. Фуррор не гарантирован, но у таковой стратегической дипломатии больше шансов положить конец самой долгой войне в истории США, которая в неприятном случае может продлиться еще подольше.

Соединенные Штаты способны взять на себя роль глобального фаворита в борьбе с пандемией covid-19, начав сотрудничать с иными странами и позволяя остальным выходить вперед тогда, когда их ресурсы и идеи разрешают им это создать. Глобальная организация здравоохранения нуждается в реформе, но, заместо того чтоб занимать позицию карателя, Соединенным Штатам стоит последовать примеру Германии и Франции и прирастить финансирование, чтоб ВОЗ стала наиболее мощной и независящей, а потом уже продвигать конструктивные предложения по реформам. Наиболее того, Соединенным Штатам, которые много лет рекомендовали всему миру обучаться у их, сейчас стоит поучиться у остальных. Либеральное правительство в Новейшей Зеландии, ограниченное правительство в Австралии, центристское правительство в Германии, вначале слабенькое правительство в Италии, а также почти все остальные правительства, в том числе в Южной Корее и Тайване, совладали с covid-19 еще лучше Соединенных Штатов. Хотя политические меры нереально хирургическим образом пересадить от одной страны иной, пользоваться чужими уроками все таки стоит. Когда эта эпидемия потухнет, южноамериканским бюрократам необходимо будет немедля выслать собственных профессионалов в те страны, которые наиболее удачно совладали с сиим болезнью, чтоб Соединенные Штаты смогли лучше приготовиться к последующему глобальному кризису здравоохранения.

Хотя Соединенные Штаты не постоянно будут — и не постоянно должны быть — во главе стола, эпидемия показала, что может случиться, если Соединенных Штатов за столом совершенно нет. Но остальные страны не станут просто ожидать Годо. Соединенные Штаты должны не принимать свое положение как нечто само собой разумеющееся и создать все вероятное снутри собственных территорий и за их пределами, чтоб стать фаворитом в мире 21 века.

Джеймс Голдгейер — приглашенный старший научный сотрудник Брукингского института и доктор в области интернациональных отношений в Южноамериканском институте.

Брюс Джентлсон — заслуженный доктор в области гос политики в институте Дьюка и прошлый бюрократ Госдепартамента США, работавший при администрациях Обамы и Клинтона.

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.