Вардидер Нагабетян посиживала на раскладном стуле и ожидала, пока ей сообщат, где она сейчас будет жить. Вокруг посиживали 10-ки людей, занятые этим же. Платки на головах дам и мешковатые свитера парней выдавали в их сельских обитателей. Нагабетян и ее семья разводили свиней, скотин и лошадок в селении Дживани на восточной окраине Нагорного Карабаха.

Когда в конце сентября азербайджанские войска начали пришествие с целью возвратить контроль над данной нам территорией, Нагабетяны выдержали там пару недель, но в итоге были обязаны бежать. «Турки шли в атаку, — произнесла она. — Бомбардировали любой денек, жить сделалось нереально». (Не полностью ясно, кого непосредственно она имела в виду: почти все армяне издавна в качестве оскорбления именуют азербайджанцев «турками», но в данной нам войне Азербайджан также получает значительную военную помощь со стороны Турции.)

В конце концов она добралась до публичного центра в Ереване, где на данный момент и посиживала в ожидании новостей. Нагабетян стала одной из 10-ов тыщ мирных обитателей, которым пришлось покинуть свои дома из-за разгоревшихся военных действий меж армянами и азербайджанцами.

По оценкам правительства, в итоге войны перемещенными лицами стали около 90 тыщ человек. Большая часть из их перебрались в наиболее неопасные районы в Нагорном Карабахе либо Армении, подальше от мест, где развернулись самые жестокие бои. По словам заместителя министра труда и соц вопросцев Армении Татевик Степанян, в Армению из Карабаха приехали около 40 тыщ человек. Это при том, что общая численность населения местности составляет около 150 тыщ человек.

Правительство Азербайджана сказало о 40 тыщах мирных обитателей, покинувших районы, прилегающие к местам боевых действий.

В 1-ые некоторое количество дней эвакуация армян из Карабаха осуществлялась через организованную спонтанно местную компанию, «весьма по-армянски», произнесла Степанян Eurasianet.org. Потом процесс стал наиболее систематизированным и осуществлялся на базе плана действий в форсмажорных ситуациях, разработанного ранее ее министерством.

На границе меж Карабахом и Арменией разместились гуманитарные работники, регистрирующие всякого человека, и автобусы, которые отвозят прибывающих в разные места по всей Армении. Людей, у которых в Армении есть родственники, у которых они могут тормознуть, отвозят туда, а всех других — в публичный центр в Ереване, который бюрократы министерства именуют «распределительным центром».

(Люди, бежавшие из Карабаха в Армению, формально, согласно интернациональному праву, не являются беженцами, так как обитатели Карабаха обычно являются владельцами армянских паспортов. Таковым образом, формально они классифицируются как «спонтанно прибывшие».)

Распределительный центр забрали у местного отделения интернационального скаутского движения, управляемого базирующейся в Нью-Йорке благотворительной организацией «Всеобщий армянский благотворительный альянс».

В центре работают в основном волонтеры, в том числе много скаутов. Тут прибывшим предоставляют пищу и временный ночлег (в нескольких комнатах рядами стоят кровати) пока им не отыщут наиболее удобное жилище (обычно в течение 1-2 дней) в гостиницах, школах либо личных домах.

Персонал центра также помогает присматривать за детками прибывших. Один доброволец показал Eurasianet.org фото рисунков, нарисованных останавливавшимися в центре детками. На одном из их был изображен дом с деревом во дворе, который был разрушен в ходе боевых действий.

Новоприбывшим определяют температуру и выдают маски. Почти всем из их на протяжении нескольких дней либо даже недель пришлось скрываться в тесноватых подземных убежищах в Карабахе, где свирепствует covid-19. «Если они были в Степанакерте либо Шуше [два крупнейших города], если они были в подвалах с 20-30 людьми, то мы проявляем огромную внимательность», — произнес Варужан Мазманян, работающий в центре врач-доброволец. — Если у их наблюдаются симптомы, мы немедля отправляем их пройти тест [на covid-19]».

Опосля расселения люди продолжают получать помощь от местных властей. В переоборудованном под склад театре в городке Горис, расположенном поближе всего к Карабаху, стоят большие коробки с макаронами, мешки с картошкой, а также памперсы и остальные предметы первой необходимости. Склад находится в ведении местной мэрии, а работают тут в основном подростки-энтузиасты, которые собирают продукты для отправки по адресам по всей области, где поселились вновь прибывшие.

Продукты поступают из различных источников: часть покупает правительство, часть безвозмездно предоставляют личные лица и компании. «С моей точки зрения, тут наблюдается воистину поразительное сотрудничество меж НКО, правительством и бизнес-сектором», — произнесла заместитель министра Степанян.

КонтекстHaqqin: французские фашисты отправляются вести войну в КарабахHaqqin.az03.11.2020Info: «кровавый сад» КарабахInfo.cz31.10.2020Marianne: Нагорный Карабах — «1-ый вариант массового внедрения дронов на войне»Marianne28.10.2020

Некие добровольцы сами из Карабаха, включая, к примеру, 17-летнюю Яну Мирзоян, семья которой бежала из Степанакерта на последующий денек опосля начала боевых действий 27 сентября. Когда начались азербайджанские бомбардировки, «мы пошевелили мозгами, что это гроза либо, быть может, землетрясение. Я никогда не слышала ничего подобного, было так жутко», — произнесла она.

По словам Степанян, министерство труда и соц вопросцев также достигнуло соглашения с иными министерствами с целью облегчить для беженцев из Карабаха процесс адаптации. Министерство образования разрешило записывать малышей из Карабаха в всякую понравившуюся им школу в Армении, а Министерство здравоохранения дозволяет им обращаться в всякую муниципальную клинику. Обитатели Карабаха сейчас также могут получать свою пенсию в Армении.

По словам служащих распределительного центра, в денек, когда там побывал представитель Eurasianet.org, центр принял около 100 новоприбывших. Степанян отметила, что поток приезжающих по большей части снизился: «На данный момент весьма не достаточно людей приезжает».

Открытым для бежавших от войны остается вопросец о том, сумеют ли они возвратиться, и если да, то когда. Боевым действиям, похоже, не видно конца, но карабахцы держатся. Супруг и двое отпрыской Нагабетян остались вести войну в Карабахе. «В глубине души я понимаю, что мы вернемся», — произнесла она.

 

Источник: inosmi.ru