Французский политик Пьер Мендес считал, что, так как США является мировой державой, европейцы, которых серьезно затрагивают решения Белоснежного дома, обязаны иметь возможность голосовать на американских выборах. Таковой вывод он сделал в разгар прохладной войны, совпавший с периодом американской экономической и военной мощи, когда страна прилагала все усилия для построения собственной империи. Тем временем Европа лишь начинала оправляться от разрушительных последствий 2-ой мировой войны. Непонятно, достоверна ли эта история, но разумеется, что от результатов завтрашних выборов зависит не лишь будущее американских людей, но почти во всем и наше собственное. И то, что поставлено сейчас на карту в Америке, — это будущее демократии.

Недельку вспять я прочел заявление нью-йоркского журналиста, который считает, что южноамериканская демократия с самого начала была неидеальной. По сути неважно какая демократия несовершенна, и это нормально. Демократия, которая именует себя совершенной, никогда не будет такой, поэтому что реальная демократия обязана стремиться к нешаблонному управлению. Это режим, основанный на многообразии, дискуссиях и обсуждениях, которому постоянно грозит сектантское внедрение провозглашаемых и защищаемых им свобод. Единственная защита от таковых нападений — это университеты и заслуги согласия по законам Конституции. Потому разумеется, что демократическая система хрупка, из-за что реальных демократий в мире совершенно мало. Ну и те стали демократиями всего столетие вспять, когда дамы получили право голоса.

Идейная поляризация, экономическое неравенство на уровне государств третьего мира, конфронтация на почве расизма и призыв к ненавистнической риторике — конкретно по такому сценарию будут развиваться завтрашние выборы. Трамп закреплял эти тенденции, проводя политику национализма, кичась собственной демагогией и правлением в формате «реалити-шоу». Но он является не столько предпосылкой этого антидемократического дрейфа, сколько его следствием. У него крепкая избирательная база — от 30 до 40 процентов населения, которому он вещает с трибуны конкретно то, что оно желает услышать: «Создадим Америку опять величавой».

Девиз свидетельствует о том, что глобальное первенство Америки стоит под вопросцем. США уже не ведущая глобальная держава: страна растеряла первенство в отрасли технологий и вот-вот лишится собственного экономического лидерства. Но она как и раньше владеет большой военной мощью, имея практически восемьсот военных баз в наиболее чем шестидесяти странах за рубежом, невзирая на то, что она потерпела большое поражение во Вьетнаме. Пирровы победы в Афганистане и Ираке также являются примерами того, что победы в войне не постоянно гарантируют преобладание в мирное время. Восстановление престижа и производственного и распределительного потенциала в сопоставлении с китайским гигантом является ценностью не лишь для Республиканской партии, но и для демократов. Таковым образом, торговая война с Пекином, развязанная Трампом, будет длиться, хотя и наименее интенсивно, даже в случае победы Байдена и разовьется в новейшую прохладную войну меж США и самой густонаселенной государством на земле, которая преобразуется в сверхдержаву XXI века.КонтекстThe American Conservative: опросы скрывают лидерство ТрампаThe American Conservative21.10.2020TAI: Наша родина и Китай могут лишить США главенства, пока южноамериканская элита в замешательствеThe American Interest09.08.2020

Охото возлагать, что в случае победы демократов, как это обычно предвещают аналитики, в США произойдет возврат к многосторонней политике, возвращение к Парижскому пакту о изменении атмосферного климата и к Глобальной организации здравоохранения (ВОЗ). Глобальные препядствия, с которыми мы сталкиваемся, требуют глобальных решений: от пандемии и глобального потепления до миграционных потоков, экономического неравенства и старения населения во почти всех продвинутых странах. И это при том, что в скором времени население Земли будет составлять 8 млрд человек. Но национализмом мучается не лишь Европа и Республиканская партия США. От Джефферсона и до наших дней статус США как заступника прав и свобод в покоренных либо колонизированных странах отлично оправдывал в моих очах южноамериканское военное вмешательство за рубежами США.

В американской истории можно отметить три базовых вехи: война за независимость против британцев, штатская война и победа над нацизмом. Крайнее превзошло программку Рузвельта «Новейший курс» — первую попытку сделать нечто схожее на правительство всеобщего благосостояния в стране, во многом построенной на развитии одичавшего капитализма. Президент Джон Фицджеральд Кеннеди пробовал достигнуть этого под девизом «Новейший предел», а Барак Обама методом проведения соц программ, таковых как программка мед страхования Obamacare, которая находится под опасностью из-за политики Трампа. Но ни один из этих 3-х величавых президентов-демократов не отказался от интервенционизма в самых различных формах, когда они лицезрели опасность интересам, воздействию либо сохранности собственной страны. Феноминально, но сегодняшний президент — 1-ый за почти все годы, который баллотируется на переизбрание, не объявив ни одной войны, чтоб пробудить в собственном народе чувство приемущества. Похоже, что его истеричной демагогии полностью довольно.

Так что, кто бы ни одолел завтра, навряд ли сегодняшний дрейф Америки либо народные настроения относительно понижения ее воздействия в мире претерпят конструктивные конфигурации в короткосрочной перспективе. Если Байден одолеет, он столкнется с штатской войной, подпитываемой расизмом, милитаризованными меньшинствами, экономическим неравенством, пандемией и ненавистническими высказываниями Трампа. В интернациональной политике его обещания спасти многостороннюю дипломатию будут затруднены кавардаками, вызванными глобализацией и ужасом перед ее последствиями в странах-союзниках. Тем временем Китай, не влезая в войны, производит все наиболее явное лидерство на Африканском материке и в Южной Америке. Вернуть равновесие с Европой ему будет нетрудно, но ему придется рассчитывать на ограничения, наложенные Москвой, так как Путин не допустит, чтоб границы его своей шаткой империи подошли очень близко к США в случае, если Украина и Белоруссия окажутся под воздействием демократических государств. Новеньким игроком, все наиболее недружелюбным, является Турция, стремящаяся возглавить исламский протест против того, что некие мусульмане считают новеньким крестовым походом Запада. При всем этом Турция — как и раньше союзник в составе НАТО с армией колоссальных размеров.

В таковых критериях, к огорчению, ни одна из 2-ух величавых партий, участвовавших в выборах, не смогла представить наилучших кандидатов, в большей степени соответственных запросам нынешнего денька. Кандидат от демократов представляет собой приятного для практически всех человека, способного вернуть диалог и стремиться к гармонии. Но Байден еще не верно обозначил границы собственной политики, и, что еще ужаснее, не смог уверить собственных приверженцев в нереалистичности американской мечты.

Кандидат от республиканцев — клоун, с которым мы уже знакомы, который разрушил мирное сосуществование людей и преобразовал «южноамериканскую мечту» в ужас. Иными словами, если Байден выиграет, то удовлетворенной новостью будет до этого всего то, что проиграл Трамп. Может быть, нам придется ожидать некоторое количество дней, а то и недель, чтоб узнать это, беря во внимание непрямую избирательную систему США и опасности Трампа объявить выборы подтасованными, если он проиграет. Конкретно потому демократы всего мира ложут сейчас свои надежды на Камалу Харрис, потенциального вице-президента, которой, может быть, предначертано стать преемником президента. В ожидании результатов стоит произнести молитву величавого поэта-афроамериканца Лэнгстона Хьюза: «Пусть Америка опять будет Америкой — государством, которой она никогда не была и которой обязана стать».

Источник: inosmi.ru