El País (Испания): российские не сдаются

В Рф, как и во почти всех остальных странах мира, високосные годы пользуются дурной славой. Считается, что в эти года происходят противные сюрпризы, возникают неожиданные трудности, приходится управляться с томными испытаниями. 2020 год вполне подтвердил эту теорию. В феврале в Сирии Наша родина чуток не вступила в военный конфликт с Турцией. В марте вышло резкое падение цен на нефть. Потом начался глобальный экономический спад, а в апреле страна ощутила на для себя разрушительные последствия пандемии. Лето было отмечено массовыми протестами в Хабаровске, а закончилось катастрофическим инцидентом, произошедшим с Алексеем Навальным, и публичными волнениями в примыкающей Белоруссии. Хотя Новейший год еще далековато, уже можно сказать, что этот год был самым томным для русских управляющих с начала века.

Вроде бы поступил капитан судна, оказавшегося в центре безупречного шторма? Спустил бы паруса, без которых возможно обойтись, уменьшил бы скорость, брал бы управление на себя и по мере необходимости сбросил балласт и стал на якорь. Разумно представить, что форсмажорная ситуация обязана была привести к значимым изменениям во наружной политике Рф. К примеру, к минимизации «ядовитых активов», уменьшению размера обременительных интернациональных обязанностей, отказу от воинственной риторики либо, по последней мере, к рвению заключить договоренности с геополитическими противниками. Либо сделать символические однобокие деяния, чтоб показать добрую волю и поменять и без того неблагоприятное воспоминание интернационального общества о Рф.

Но ничего этого сейчас не происходит. Судя по всему, наружная политика Рф не поменялась и не поменяется. Перемены не коснутся ни 1-го направления, будь то Сирия, Ливия, Украина либо Венесуэла. Дела с Западом, как показал инцидент с Алексеем Навальным, с каждым разом стают всё наиболее напряженными. В итоге корабль русской наружной политики движется вперед через шторм, не сбавляя оборотов, не меняя курса, не сбрасывая балласт и не вставая на якорь.

Что происходит? В обществе русских профессионалов есть и новейшие идеи, и новейшие инициативы. Трудно поверить и в то, что русские руководители не понимают всю серьезность ситуации. Тем не наименее разумеется, что если в этот год и произойдут значимые конфигурации в отношениях Рф и Запада, то они уж буквально не будут положительными.КонтекстCumhuriyet: с чем связана пассивная позиция Рф по КарабахуCumhuriyet01.10.2020FT: опосля истории с Навальным Макрону самое время разлюбить РоссиюFinancial Times01.10.2020

Может быть, разъяснить это можно инерцией, скопившейся за время конфронтации. Годы, прошлые с начала украинского кризиса, не прошли даром ни для страны, ни для русского общества. Двинуть с места массивный закостенелый муниципальный механизм, перенастроить бестолковый пропагандистский аппарат и поменять ориентацию, определяющую рутину целой армии чиновников «глубинного страны» — это то же самое, что поменять направление нефтяного танкера с грузом в сотки тыщ тонн. Не считая того, наружная политика Рф на данный момент в большей мере находится под воздействием силовиков, отвечающих за соблюдение законов, чем под воздействием технократов либо дипломатов. Еще труднее поменять мировоззрение общества, сложившееся за крайние годы, относительно современного мира и места Рф в нем. Тот факт, что россияне утомились от конфронтации с Западом, совсем не значит, что они отрадно поддержат поворот к разуму в стиле Миши Горбачева либо Бориса Ельцина.

Очередное разъяснение состоит в том, что когда повсевременно происходят невиданные катаклизмы, постоянно возникает надежда на волшебство. А что, если твоему противнику будет ужаснее, чем для тебя, из-за всех этих катастроф? Кризис интернациональной системы, усугубившийся в 2020 году, почти всеми в Москве воспринимается как окончательный приговор Западу. Либо даже как свидетельство неэффективности чисто рыночной экономики и предзнаменование рокового конца политического либерализма в целом. Согласно недавнешнему заявлению ассистента президента Путина Максима Орешкина, в этом году Наша родина войдет в пятерку самых экономически продвинутых стран мира. Причина не в быстром росте русской экономики, а в том, что экономика Германии пострадает еще посильнее. Если кто-то уверен, что время играет ему на руку, что опосля окончания кризиса он будет в наилучшей форме по сопоставлению с противниками, то пора отыскать мотивы начать переговоры тут и на данный момент.

Но третье разъяснение мне кажется самым принципиальным для осознания обстоятельств, из-за которых русская политика остается постоянной. Уже издавна русские руководители убеждены, что неважно какая односторонняя мера и хоть какой сдвиг во наружной политике Москвы на Западе непременно примут как признак беспомощности. А как следует, как призыв к западным странам усилить давление на Россию. Схожая логика не дозволяет Кремлю признать даже самые тривиальные внешнеполитические ошибки, совершенные в прошедшем, что существенно усложняет любые пробы поменять внешнюю политику и описать будущие политические кандидатуры.

Российские не сдаются! Наружная политика нашей страны весьма изредка отступала от этого принципа, независимо от правительства, которое в данный момент находилось у власти. И даже когда необходимо было отойти в итоге проигранных войн и краха гос политики, в сознании общества постоянно оставалась надежда свершить историческое возмездие.

Российские не сдаются! Если это так, то несуразно ожидать, что Москва пойдет на уступки из-за еще большего наружного давления. Довольно вспомянуть крайние годы, когда западные страны пробовали вынудить Кремль поменять политику при помощи экономических и политических санкций. Санкции и взаправду стукнули по экономике РФ, но они же привели к объединению элиты страны вокруг Кремля. Также к тому, что в обществе усилились антизападные настроения.

Российские не сдаются! Невзирая на слова приверженцев оказания большего давления на Москву, преобразование русской системы началось не из-за нестерпимой гонки вооружений, навязанной США, а из-за того, что у Русского Союза появилось чувство, что у него нет геополитических противников. А конкретно понимание присутствия неприятеля сплачивало русское общество и узаконивало деяния властей.

Это не означает, что Европа либо США должны придерживаться политики умиротворения по отношению к Москве и покорливо принимать все заявления Кремля как природное явление, не поддающееся контролю человека. Но принудительные меры и давление не могут и не должны повсевременно подменять дипломатию. Решительный отказ от диалога, открытое перекрытие линий коммуникации и отношение к Рф как к беспринципиальной стране делают лишь трудности как на Востоке, так и на Западе.

Естественно, мы можем занять выжидательную позицию. Мы можем веровать, что корабль наружной политики Рф, не собирающийся поменять курс среди худшего геополитического шторма в истории, рано либо поздно разобьется о подводные горы. Но если это случится, последствия этого ужасного крушения, непременно, затронут весь мир. Навряд ли Запад заинтересован в таком развитии событий.

Андрей Кортунов — генеральный директор Русского совета по интернациональным делам (РСМД).

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.