У президента Владимира Зеленского имеются амбиции по масштабному обновлению инфраструктуры страны. По статистике, размещенной на официальном веб-сайте проекта, «Большая стройка» насчитывает 500 девяносто три объекта социальной инфраструктуры.

Это 100 семнадцать детских садов, 100 40 две школы, двести двенадцать отделений критической мед помощи и 100 20 два спортивных объекта. Не считая того, проект содержит масштабные планы по строительству дорог.

Только на объекты социальной инфраструктуры в 2020 году планируется издержать наиболее 5 с половиной млрд гривен. Львиная толика от данной нам суммы — расходы из муниципального бюджета — 3,19 млрд гривен. Остальные 2,35 млрд гривен — средства местных бюджетов.

Стикерами «Большенный стройки» представляют также стройку и ремонт 6 с половиной тыщ км дорог, на что в 2020 году планируется издержать 100 два с половиной млрд гривен, в том числе 30 5 млрд гривен, перераспределенных из Фонда борьбы с covid-19.

На 2021 год амбиции смотрятся скромнее. На дороги предвидено около семидесяти 2-ух млрд гривен. Еще под дорожное стройку Минфин обещает предоставить госгарантии на кредиты на сумму практически восемьдесят млрд гривен. Естественно, это лишь в том случае, если найдутся желающие кредитовать Укравтодор на такую сумму.

Что прячется за «Большенный стройкой» Зеленского?

Размер финансирования социальной инфраструктуры в рамках этого проекта на 2021 год неизвестен. Вообщем, в проекте закона о госбюджете-2021 серьезные расходы уменьшены на 20 четыре процента (до восьмидесяти 5 млрд гривен) даже по сопоставлению с кризисным 2020 годом.

Самой большенный неувязкой будет то, что из-за недочетов планирования и недостатков законодательства часть проектов «Большенный стройки» может перевоплотиться в долгострой.

Масштаб и сущность трудности

По данным официального портала «Большенный стройки», к первому октября 2020 года его объекты профинансированы только на 30 девять процентов от годичного плана. При этом источники финансирования — муниципальный либо местные бюджеты — не указаны.

С учетом темпов субсидирования этих проектов можно представить, что по результатам 2020 года будет профинансировано и, может быть, завершено только 50 три-пятьдесят 5 процентов объектов.

Но ужаснее всего то, что по почти всем проектам в 2021 году средства, быстрее всего, не будут предусмотрены. На веб-сайте «Большенный стройки» и в проекте закона о муниципальном бюджете на 2021 год никакой детализированной инфы не представлено, сколько проектов планируется профинансировать из муниципального и местных бюджетов не понятно.

Вообщем, имеются планы по продлению в 2021 году остальных серьезных расходов. Они неутешительны. Из 30 2-ух экономных программ, имеющих серьезную либо инфраструктурную цель и которые реализуются в 2020 году, 20 не имеют финансирования в 2021 году.

В том числе опять не заложено финансирование строительства Запорожского моста (как и в целом программки «Стройку и реконструкция мостов»), аэродрома интернационального аэропорта Днепропетровск, сооружений одесского аэропорта Измаил.

Делая перерывы в финансировании инфраструктурных проектов, политики и бюрократы делают ловушку, в которой Украина пребывает уже много лет попорядку: долгострои.

Без соответствующего финансирования серьезные сооружения изнашиваются, материалы дорожают, а техно документация теряет актуальность. Потом, когда внимание политиков вновь ворачивается к проекту, оказывается, что необходимо поновой разрабатывать техно документацию, а опосля этого — перезапускать тендерные процедуры.

Как не провалить «Огромную стройку» из-за нехватки кадров

Такие трудности привели к возникновению на Украине ряда знаменитых долгостроев.

Посреди их — мост в Запорожье (стройку началось в 2004 году), Подольско-Воскресенский мост в Киеве (стройку обязано было начаться в 1993 году, а началось в 2003 году), аэродром и метрополитен в Днепре, корпус детской поликлиники «Охматдет» (стройку началось в 2011 году), комплекс для захоронения радиоактивных отходов «Вектор» (стройку началось в 1998 году).

Мост в Запорожье строят с 2004 года. В течение 5 лет финансирование не предоставлялось совершенно, а в предстоящем производилось не стопроцентно. Правительству пришлось поновой заказывать разработку проектной документации и начинать стройку.

На стройку запорожского моста за эти годы потрачено наиболее 2-ух с половиной млрд гривен в текущих ценах. В ценах 2019 года, другими словами с учетом инфляции, — восемь с половиной млрд гривен. Для сопоставления: это суммарный годичный бюджет Минрегиона и Министерства молодежи и спорта на 2019 год. Но моста до этого времени нет.

Возведение корпуса поликлиники «Охматдет» в 2020 году в конце концов закончилось, но началось оно еще в 2011 году, а с 2013 года по 2015 год было остановлено. В 2016 году стройку возобновили, а в декабре 2019 года из-за неидеального планирования пришлось «перекидывать» значимые доп средства на достройку корпуса по данной нам экономной программке из остальных программ.

В эти и остальные подобные объекты вложены сотки миллионов и даже млрд гривен, работы ведутся в период от пары лет до нескольких 10-ов лет, но большая часть из их еще не запущены.

Естественно, средства — не единственная причина возникновения долгостроев. Коррупция, нехороший менеджмент, неэффективное внедрение средств — вот остальные составляющие трудности. Но один из главных причин появления долгостроев — начало возведения новейших объектов в критериях, когда не достроены старенькые.

Что созодать

Чтоб решить эту делему, министерство денег употребляет разные инструменты экономного финансирования.

К примеру, финансирование проектов осуществляется через отдельные экономные программки общего фонда госбюджета либо как субвенции из муниципального бюджета местным бюджетам (в таком случае исполнителем проекта является местная власть).

Иной подход — финансирование проектов развития через особый фонд бюджета. В 2019 году через него прошло 40 два процента серьезных расходов бюджета. В таком случае средства направляются (в случае их поступления) только на определенный тип расходов.

В чем преимущество такового подхода к финансированию проектов? Если средства не были применены в течение года, и соответственная экономная программка имеется в последующем, то распорядитель может не возвращать их в казначейство, а применять и далее.

Часть проектов правительство финансирует на средства Муниципального фонда регионального развития, что подразумевает 10 процентное софинансирование проектов из местных бюджетов.

В конце концов, существует инструмент муниципальных вкладывательных проектов, который правительство употребляет, начиная с 2015 года. Но в крайние годы такое финансирование понижается, как и количество вкладывательных проектов. Если в 2019 году плановые расходы бюджета на муниципальные вкладывательные проекты составили два с половиной млрд гривен, то в 2021 году — только наименее чем полтора млрд гривен.

Любой инструмент имеет достоинства и недочеты, связанные с чертами экономного законодательства, но они все идентичны в 2-ух проблемных вопросцах.

Дешевые рабочие места, увеличение тарифов и «мечта Зеленского»: план правительства по спасению страны

КонтекстАпостроф: украинская экономика идет ко днуАпостроф07.11.2020Страна.ua: для чего основной преступный авторитет Турции приезжал в КиевСтрана.ua05.11.2020Вести: в борьбу за украинский «Мотор Сич» вступает ТурцияВести.ua03.11.2020

Во-1-х, это отсутствие гарантий длительного финансирования из муниципального бюджета. Во всех вариантах единственной гарантией является лишь утвержденный бюджет, а он утверждается на Украине лишь на один год.

Среднесрочная экономная декларация до этого времени не утверждается, но даже она может получить статус быстрее прогноза, чем документа, который будет гарантировать наличие средств на последующие два-три года, чтоб успеть выполнить инфраструктурный проект.

Во-2-х, финансирование серьезных проектов зависит от уровня выполнения бюджета по доходам. Если ситуация в госфинансах усугубляется, то Минфин финансирует в первую очередь защищенные расходы — заработной платы, пенсии, коммунальные услуги, сервис долгов. Зато так именуемые расходы развития финансируются по остаточному принципу.

К огорчению, правительства на Украине склонны планировать бюджеты очень оптимистично. Долгие процедуры использования средств (затягивание тендеров) и низкая способность распорядителей средств, плохое планирование, вызывают хроническое невыполнение плана серьезных расходов.

К примеру, за январь-август 2020 года серьезные расходы профинансированы на 30 три процента от годичного плана, защищены — на шестьдесят два процента. Но это не следствие пандемии, ведь в 2019 году ситуация была подобная: за январь-август защищенные расходы были профинансированы на шестьдесят два процента, а серьезные — на 30 семь процентов. По результатам 2019 года уровень финансирования серьезных расходов достигнул семидесяти 5 процентов.

Как следует, финансирование длительных проектов — слабенькое пространство современной экономной политики. Императивная команда обязана работать не столько над масштабами строительства в стране, сколько над действенной организацией экономных процедур, которые делают вероятным это стройку.

Если президент, правительство и народные депутаты желают значительно обновить инфраструктуру страны, то во время принятия бюджета им необходимо не лишь убедиться, что расходы на окончание начатых объектов заложены в проекте бюджета на 2021 год, но и удостовериться, что сам проект бюджета реалистичен.

Что в конце 2021 года не возникнет ситуация, когда Минфин не сумеет финансировать серьезные расходы из-за очень оптимистичных планов по поступлениям либо вербованию средств на покрытие недостатка.

Источник: inosmi.ru