Старший лейтенант Корнелиус Таубер знал, что ему созодать. Был вторник, 6 июня 1944 года, около 07:30 утра. Из замаскированного блиндажа на дюне у Курсёля офицер 716-й пехотной дивизии лицезрел, как бессчетные танки «Шерман» идут вдоль пляжа в сторону германских укреплений.

Конкретно для таковых целей Таубер, офицер-сапер, имевший опыт войны на восточном фронте, подготовил собственный участок. В его взводе было несколько «Голиафов» — самоходных мин с дистанционным управлением, которые должны были доставить к целям от 60 до 100 кг взрывчатки.

Он отдал приказ запустить первого «Голиафа», которого никто в вермахте не называл его официальным наименованием «особое мобильное устройство 302» (вариант с электромотором) либо «303» (вариант с бензиновым мотором). Стоял громкий грохот от противотанковых орудий, беспрерывно стрелявших пулеметов и в особенности от корабельной артиллерии, обстреливавшей тылы на побережье. Потому стрекот мопедного мотора «Голиафа» был полностью не слышен.

Вдруг один из снарядов, выпущенных из корабельного орудия, лопнул рядом с блиндажом Таубера. Лейтенант кратковременно растерял сознание. Вновь придя в себя, он сперва бросил взор на самоходную мину. Но та стояла, не издавая ни звука: одна из гусениц была повреждена. Сейчас в мине не было никакого толка.

Таубер отдал приказ запустить вторую самоходную мину. Та поехала вниз по дюне, приблизилась к одному из «Шерманов» и вдруг встала метрах в 20 от него. Что вышло, старший лейтенант осознать не мог. Он отдал приказ бойцу, дистанционно управлявшему миной, активировать заряд «Голиафа». И снова что-то не сработало. Судя по всему, был поврежден кабель дистанционного управления.

Группа канадских боец бежала ввысь по пляжу под прикрытием «Шермана», не обращая на «Голиафа» никакого внимания. Но здесь вдруг один из боец Таубера выстрелил из замаскированного блиндажа и тем заинтересовал противника к данной для нас позицию.

Ручная лимонка с выдернутой чекой закатилась в окоп и взорвалась. Несколько боец Таубера погибли на месте либо были тяжело ранено. Канадцы обошли замаскированный блиндаж и подожгли третьего, стоящего наготове сзади блиндажа «Голиафа». Таубер был рад, что остался живой.

6 июня 1944 года стоящие наготове самоходные мины типа «Голиаф» не сработали фактически нигде на побережье Ла-Манша. Так же было и во время длившейся несколько недель напряженной битвы за Нормандию, когда части вермахта пробовали с их помощью штурмовать войска союзников. Почему же это потаенное орудие оказалось фактически никчемным в боевых критериях?

КонтекстСамые необыкновенные танки 2-ой мировойDie Welt15.04.2013

Мысль сама по для себя была неплохой. Сначало она родилась в голове 1-го французского инженера, который и сделал 1-ый эталон в 1940 году. Вермахт захватил его в качестве трофея и модернизировал. Машинка обязана была как можно незаметнее доставить как можно больший заряд в главную точку на позиции противника и самоподорваться.

Полевая артиллерия могла буквально попасть в цель лишь в том случае, если такая находилась в прямой видимости от орудия. Тыловая артиллерия подвесного огня и минометы стреляли недостаточно буквально. Естественно, заряд могла бы доставить к цели ударная группа, но это было очень рискованно для боец.

Решение навязывалось само собой: управляемое дистанционно мобильное устройство, защищенное от обстрела противником лучше, чем бойцы, и в то же время довольно маленькое, чтоб остаться незамеченным в пылу схватки. Другими словами, «Голиаф».

Модификации самоходных мин достаточно очень отличались друг от друга. Поначалу началось серийное создание «специального мобильного устройства 302» с 2-мя электродвигателями общей мощностью в восемь лошадиных сил. В боевом снаряжении машинка весила 370 кг, имела 1,5 метра в длину, 85 см в ширину и всего 56 см в высоту.

Кроме аккумов, она мог перевозить 60 кг взрывчатки на расстояние от 750 до 1500 метров. Корпус был изготовлен из брони шириной всего в 5 мм — он и не был должен лишне ослаблять силу взрыва.

В первый раз новейший вид вооружения был применен в позиционных боях на восточном фронте в весеннюю пору 1942 года. С одной стороны, «Голиаф» отлично показал себя в ликвидировании сторожевых постов противника. С иной стороны, дальность деяния самоходной мины была очень малеханькой, и даже пулеметные патроны пробивали её корпус. При цены 1-го экземпляра в 3000 рейхсмарок считать это орудие действенным было недозволено.

Потому инженеры компании «Цюндапп» (Zündapp) разработали совсем новейшую версию, только снаружи напоминавшую макет. Новейшую самоходную мину снабдили двухцилиндровым бензиновым движком мощностью 12 лошадиных сил, шестилитровый бензобак дозволял аппарату передвигаться на расстояние в 10 км.

Броня корпуса лишь в самых уязвимых при обстреле местах имела толщину в один сантиметр, а завышенная мощность мотора дозволила прирастить вес заряда до 100 кг. Стоимость 1-го экземпляра составляла сейчас только около 1000 рейхсмарок.

Но один недочет у машинки все-же был: ее движок тарахтел, как все мопедные моторы. Не услышать его было нереально, во всяком случае в тиши. Потаенным «особое мобильное устройство 303», которое обязано было неприметно с помощью дистанционного управления подкрадываться к неприятельским позициям, быть не могло.

Не считая того, обе версии имели и общие недочеты: их гусеницы хотя и были снабжены различными ходовыми частями, но оказались уязвимыми для пулеметного огня противника. А самым слабеньким местом был кабель, по которому производилось управление миной. Его просто мог перебить снаряд либо осколок. Выходом могло бы стать радиоуправление, но технические способности периода 2-ой мировой войны не дозволяли сконструировать подобающую установку так компактной, чтоб ее могли обслуживать один либо два человека.

Англичане столкнулись с подобными трудностями. Компания «Виккерс» (Vickers) разработала в 1940 году «мобильную наземную мину» — доработанную копию французского макета. Было сделано и протестировано 50 экземпляров. И это вышло в то время, когда в британском небе неистовствовала «Битва за Британию».

Скоро сделалось ясно, что недочеты модели, нареченной «наземной торпедой», существенно превосходили ее достоинства, потому от серийного производства отказались. А вот «Голиаф» в обоих вариантах был сделан в количестве 8 тыщ экземпляров, и большая часть были применены в ходе боевых действий. Сейчас в военных музеях мира хранятся не наиболее 50 самоходных мин.

Источник: inosmi.ru