Тот факт, что Наша родина, аннексировав Крым в 2014 году, вразрез с международными нормами передвинула границы в Европе, сделалось для Евро союза так грубым нарушением послевоенного мироустройства, что он просто не мог возвратиться к обыкновенной повестке денька. Аналогичным образом ЕС отреагировал некоторое количество дней вспять и на отравление в августе русского оппозиционера Алексея Навального нелегальным хим веществом «Новичок». Если опосля оккупации Крыма штрафные меры касались в основном экономики, новейшие санкции затронули в большей степени лиц из наиблежайшего окружения русского президента Владимира Путина.

Сейчас им недозволено приезжать в страны ЕС, воспользоваться там своими активами либо банковскими счетами. Затронутые санкциями лица занимают высочайшие должности в спецслужбах, в армии и Администрации президента. Санкции распространяются также на русский Институт органической химии и технологии.

«Эти санкции я считаю правильными. Поэтому что здесь вышло очевидное нарушение прав человека», — гласит инженер-электрик Томас Брюнинг (Thomas Brüning), ответственный за связи с Россией в бранденбургской фирме «Бальс». 55-летний Брюнинг провел в Рф четыре года и до этого времени много ездит по стране. Уже пару лет он следит, как болезненно русские партнеры реагируют на все новейшие и новейшие западные санкции, принимаемые не лишь странами ЕС, но и США.

«Мы замечаем, что в определенные области приходят изготовители и поставщики из Азии — туда, где ранее работали европейские и германские компании. Мы сталкиваемся с трудностями на таможне и часто с ценовым давлением в неких сделках. Это самые приметные проявления, c которыми мы там имеем дело».

Его компания, в которой заняты 300 служащих, производит соединительные элементы для электросетей, ранее она сотрудничала с русской армией. Так было до 2014 года, поэтому что опосля аннексии Крыма и введенных в связи с сиим санкций экспорт так именуемых изделий двойного предназначения — то есть тех, что могут употребляться как в штатской, так и военной области — запрещен.

Легкий вздох облегчения

В германских экономических кругах вздохнули с облегчением: крайние санкции не повлекли за собой вероятной остановки, а то и полного прекращения строительства газопровода «Северный поток — 2», от что пострадали бы и германские компании. Но трубить отбой на Балтике пока рано.

Октябрь 2020 года, страны ЕС лишь что условились о санкциях в связи с Навальным. В этот момент премьер-министр земли Мекленбург-Верхняя Померания Мануэла Швезиг (Manuela Schwesig) посетила промышленный порт Лубмин. Тут газопровод выйдет на сушу. Отсюда по серебристым сияющим трубам русский газ из «Северного потока — 2» устремится в Германию и далее в Западную Европу. Так в один прекрасный момент должен заработать «Северный поток — 2». Но пока до этого еще далековато.

«Потому мы в особенности рады гостье из Гос канцелярии, — гласит Штеффен Эберт (Steffen Ebert), пресс-атташе „Северного потока — 2″ в Германии. — Наземный стыковочный пункт газопровода „Северный поток — 2″ в Лубмине был на техническом уровне готов к эксплуатации еще в конце прошедшего года. С того времени проведено только несколько работ, к примеру, асфальтирование подъездных путей, антикоррозионная обработка и так дальше. Но сама станция готова к работе». 97% труб уложены. Осталось доделать только отрезок к юго-востоку от Борнхольма.

КонтекстHandelsblatt: «Северный поток — 2» становится проблемой для Джо БайденаHandelsblatt19.10.2020Америкосы: что, если российские перекроют газ среди зимы? (Fox News)Fox News20.10.2020

«Из-за опасности санкций с американской стороны в конце прошедшего года нам пришлось приостановить прокладку труб. На данный момент мы изыскиваем способности для продолжения строительства, чтоб поставлять газ». Как произнес дальше Эберт, политики Мекленбурга и Верхней Померании поддерживали и 1-ый проект газопровода по дну Балтийского моря. По словам бургомистра Лубмина Акселя Фогта (Axel Vogt), русские партнеры постоянно делали договоры по поставкам и соблюдали договоренности по инвестициям. На нефтеперерабатывающий завод Лубмина в согласовании с договоренностями поступали российские средства, и стройку «Северного потока — 2» продвигалось без всяких заморочек.

«На фазе планирования и строительства и на данный момент, на фазе эксплуатации, Наша родина была и остается надежным партнером. И это касается и остальных русских вложений». В зависимости от поступающего размера газа коммуна Лубмин лишь за счет эксплуатации наземного стыковочного пт газопровода «Северный поток — 1» получает раз в год от 1 до 1,5 миллионов евро в виде промыслового налога. Благодаря «Северному сгустку — 2» коммуна стала бы получать еще более.

Но о этом пока и мыслить не стоит. С конца прошедшего года работы на газопроводе не ведутся. США угрожают участвующим в строительстве фирмам санкциями. Основание: они типо загоняют Европу в зависимость от поставок энергоносителей из Рф. В качестве наказания Вашингтон пригрозил германским компаниям закрыть доступ к экономическому и денежному рынку США.

Новейшие опасности

Швейцарская компания в ответ на это увела свои судна-трубоукладчики из зоны строительства. То, что стройку остановлено, ощущается и на полуострове Рюген, поточнее в порту Засниц-Мукран. Там все еще лежат 15 из 200 тыщ труб, созданных для газопровода. Крайние трубы были бы уложены русским судном «Академик Черский», которое в течение нескольких недель проходило модернизацию в порту Мукран.

В начале августа прозвучали новейшие опасности. Трое сенаторов США выслали письма в адресок администрации компании «Паромный порт Засниц», которая занимается эксплуатацией порта Мукран. Она на 10% принадлежит земле Мекленбург-Передняя Померания и на 90% — городку Засниц.

В письме сенаторы ссылаются на ужесточенный закон «О защите от противников Америки» со статьей, касающейся «Северного потока — 2» (Lex Nord Stream 2). Там говорится, что, коль скоро Мукран помогает при прокладке труб и дает пристанище русским суднам, то к его руководителям могут быть использованы индивидуальные санкции. Не считая того, вероятны суровые санкции и против самой компании, а также ее возможных деловых партнеров, если таковые поддерживают связи с США.

В связи с сиим бургомистр Засница Франк Крахт (Frank Kracht) произнес: «Я как бургомистр, а также управление компании воспринимаем эту опасность весьма и весьма серьезно, поэтому что, как выяснилось, эта мера встретила одобрение не лишь одной партии, но и значимого большинства Сената. То есть непринципиально, кого изберут в президенты в ноябре и будет ли он зваться государем Трампом либо государем Байденом. Если дела там решаются так просто, то компании, которые желают основаться в Мукране, но также работают в Мексиканском заливе либо в Соединенных Штатах, из-за боязни попасть под санкции дадут задний ход».

Премьер-министр Швезиг выступает против хоть какого политического давления на «Северный поток — 2». И отравление русского оппозиционера Навального ничего не изменит. На собрании служащих порта Мукран в середине августа она произнесла: «Грех, направленное против государя Навального, обязано быть расследовано, но недозволено употреблять его для того, чтоб помешать строительству балтийского газопровода. До его окончания осталось совершенно незначительно времени. Германии он нужен для энергоснабжения, и федеральное правительство не обязано допустить, чтоб южноамериканские политики и учреждения грозили стабильности рабочих мест в Германии».

В адресок Лубмина, куда должен поступать газ через «Северный поток — 2», подобные опасности еще не поступали. Но, как произнес бургомистр Аксель Фогт, «если газопровод будет достроен, на что я надеюсь, и введен в эксплуатацию, то я могу для себя представить, что внимание янки переместится в сторону Лубмина».

Длинный спад

К введенным в 2014 году санкциям против Рф земельное правительство в Шверине постоянно относилось очень скептически, потому что они больно стукнули по верфям в Мекленбурге-Фронтальной Померании, а пищевая индустрия пострадала от русских контрсанкций. Руководители остальных восточных земель также критиковали санкции, как и Нижняя Саксония и Северный Рейн-Вестфалия. Они все пошли на риск некого ослабления единой позиции Запада.

Из Восточной Германии раздается совершенно точно больше жалоб на санкции: там боятся за сложившиеся в течение десятилетий дела с Россией. Клаус Крэер (Klaus Kräher) из Хемница присваивает огромное значение поддержанию этих связей.

Статьи по теме«Северный поток — 2» будет достроен: одно судно ушло, три новейших пришли (Focus)Focus12.10.2020Forbes: «Северный поток — 2» понизит стоимость на газ для Европы на 25%. Неуж-то скандал вокруг Навального важнее?Forbes09.10.2020

«Людей, которые интенсивно действовали 30 либо 40 годов назад, сейчас в Рф больше нет. Но представители последующего поколения уже посиживали тогда за столом, когда приезжали гости из Германии. И на данный момент это так. И если речь входит о инвестициях, то к кому они обратятся в первую очередь? Естественно, к тем, кого знают». Инженер Крэер — генеральный директор Хемницкой станкостроительной компании «Найлс-Симмонс», которая во времена ГДР называлась «Завод токарных станков имени 8 мая».

«Ранее — и это не имеет никакого дела к ностальгии по временам ГДР, а просто факт — Наша родина была для нас торговым партнером номер один. Из 400 станков, которые мы производили в год, 90% отчаливали в Россию, то есть в Русский Альянс. Сейчас мир, естественно, иной. И на данный момент 80% нашей продукции все еще идет за границу, и Наша родина занимает в нашем экспорте третье пространство».

Сотрудничающие с Россией компании в Саксонии пережили длинный период спада деловой активности. В отличие от санкций, связанных с Навальным и эти компании не затронувших, ограничения в связи с аннексией Крыма стали для почти всех очень болезненными. Для обеих сторон. С досанкционного 2013 года торговля Саксонии с Россией сократилась на 70%, то есть практически на три четверти. Ни одна иная земля ФРГ не пострадала посильнее, чем Саксония. Санкции совершенно стукнули по восточным германцам больнее, чем по западным, хотя размер восточногерманского бизнеса с Россией в целом был существенно меньше.

Клаус Крэер из хемницкого станкостроительного завода «Найлс-Симмонс» вспоминает время сходу опосля введения крымских санкций. Ни 1-го рабочего места не уменьшили, но коллектив завода был дезориентирован, а управлению пришлось находить новейшие способности для работы компании.

«Я считаю, в санкциях была заложена совсем точная мысль: продукты военного предназначения принципно недозволено поставлять таковым странам. Эту идея и мы разделяем. Это часть идеологии нашего компании. Но вопросец, действуют ли санкции либо нет, связан постоянно с тем, кому в конечном итоге они прибыльны».

Различные представления о Рф на востоке и на западе

Взор директора компании «Найлс-Симмонс» ориентирован на Соединенные Штаты. «В сегодняшней ситуации мы лицезреем, что США преследуют определенные интересы. Если поглядеть на вкладывательную активность США либо американских инвесторов в Рф, можно узреть, что опосля 2014 года она не сократилась, а напротив, очень возросла».

Существенно наиболее критически по отношению к Америке, чем директор «Найлс-Симонс», относится обладатель компании Ганс Науман (Hans Naumann). В начале 1990-х годов он купил бывшее «народное предприятие». Науман, саксонец по происхождению, вырос в Западной Германии и позже жил в США. На данный момент ему 85 лет, но настроен он по-боевому. В интервью одной из газет он обвинил Соединенные Штаты в стремлении загнать клин меж ЕС и Россией, чтоб помешать появлению наиболее широкого евро союза.

Директор Крэер не делит точку зрения обладателя компании, но и не опровергает. «Санкции серьезно навредили отношениям Европы и Рф. И если это отвечает интересам американской администрации, то она достигнула фуррора. Но на данный момент ситуации та же, что и сходу опосля аннексии Крыма. Ничего не поменялось, и потому, с моей точки зрения, мы должны задуматься о нраве таковой санкционной политики».

То, что восточные немцы в особенности интенсивно критикуют санкции, некие наблюдатели разъясняют их тесноватыми связями с Москвой, существовавшими на востоке в социалистическую эру и сохранившимися до этого времени. Согласно опросам, больше восточных, чем западных германцев считают политику ЕС по отношению к Рф очень твердой и хотят развития сотрудничества. Центр восточноевропейских и интернациональных исследовательских работ (ZOIS) установил, что люди в Восточной Германии лицезреют во Владимире Путине не столько опасность, сколько действенного президента. Но также он нашел, что не все родившиеся в Восточной Германии испытывают теплые чувства к Москве. А обитатели Западной Германии имеют хотя бы в аспектах наиболее критичное представление о Рф. В целом исследование показало, что опрошенные не достаточно знают о деталях санкций, но тем не наименее их критикуют.

А вот компаниям волей-неволей пришлось конкретно разбираться в запретах. Санкции, связанные с Минским мирным действием, а также с оккупацией Крыма и войной на востоке Украины, агрессивно регламентировали экспорт. То, что могло служить развитию инфраструктуры в Крыму, было запрещено. Это относилось и к трансферу определенных технологий, в том числе к планам хемницких станкостроителей из группы «Найлс-Симмонс-Хегеншайдт.

«Мы были практически в шаге от сотворения совместного компании. Но ничего не вышло из-за санкций. Потому в конечном итоге наши инвестиции и растраты, которые мы сделали к тому моменту, пошли прахом. Речь шла о разработке в Рф дочернего компании, которое изготовляло бы машинки специально для русского рынка».

Сделка лопнула, около 15 миллионов евро ушли в песок. «Но ложить всю ответственность за спад бизнеса с Россией лишь на санкции и контрсанкции было бы очень упрощенно», — гласит Рикардо Джуччи (Ricardo Giucci) из экономического консалтингового агентства Berlin-Economics, консультирующего федеральное и земляные правительства.

«Санкции были введены в июле 2014 года. Но неувязка в том, что в то же самое время очень свалилась стоимость на нефть. Когда стоимость на нефть высочайшая, у российских все в порядке с экономикой, у их есть покупательская способность, они могут вкладывать много средств и брать, кроме остального, германские продукты. Если же стоимость на нефть низкая, то доходов меньше, меньше валюты, и импорт сокращается».

Компенсация экспортных утрат

По воззрению аналитика Джуччи, еще одним принципиальным фактором в спаде обоесторонней торговли стали денежные санкции, больно ударившие по Рф, но чуть затронувшие ЕС.

«Определенные денежные университеты в Рф попали под санкции. А до этого они взяли кредиты на Западе. В обыденные времена они продлевались бы год за годом. И вдруг объявили, что больше продлевать недозволено. В одночасье страна фактически лишилась валюты. Центральному банку пришлось созодать интервенции, курс удалось стабилизировать, но уже на совсем другом уровне».

В крайние два-три года кривая развития вновь пошла ввысь. Хемницкие станкостроители оправились от экспортных убытков, они восполнили около 20% утрат, в том числе благодаря вкладывательной программке русского правительства.

«Это проекты для жд индустрии. Мы делаем машинки для производства и обработки жд колес. В данной области действует программка русского страны. Она запущена в 2017 году, в ее рамках выстроено много новейших путей, и потому требуется огромное количество техники для обслуживания подвижного состава».

Производящая электроштекеры компания «Бальс» из Фрайвальде также отыскала новейшую нишу в Рф: зарядные станции для электромобилей. Бизнесмен Томас Брюнинг, являющийся к тому же председателем внешнеторгового комитета Торгово-промышленной палаты городка Котбус, — один из инициаторов сотворения там Российского отдела. Как произнесла Зильке Швабе (Silke Schwabe), отвечающая за развитие бизнеса с Россией, палата сделала Российский отдел, поэтому что энтузиазм к российскому рынку вновь стал расти.

«Политика политикой, а экономика экономикой. Но мы лицезреем, что на русском рынке существует спрос на качественные продукты и технологии, связанные с весьма неплохим обслуживанием, что отличало бы их от китайских соперников».

Кроме антироссийских санкций, огромные препядствия фирмам как на Востоке, так и на Западе доставляет эпидемия коронавируса. Неуверенность в будущем велика, и успокаиваться рано. Хемницкие станкостроители могут столкнуться с еще большенными трудностями. О этом гласит и Клаус Крэер: «Из-за коронавируса и значимого обесценивания рубля, подешевевшего примерно на 30% по отношению к евро, мы столкнемся с последующими трудностями в бизнесе с Россией. В первой половине этого года заказы у нас сократились на 35%».

Все показывает на то, что кризис, вызванный коронавирусом, скоро превзойдет вызовы, связанные с антироссийскими санкциями. 

Источник: inosmi.ru