Наше интервью с Екатериной Шульман откладывалось два раза. Я была к этому готова. 42-летняя Шульман — один из самых нужных политологов в Рф. Ранее она была членом Совета по правам человека при президенте РФ. У ее канала на Ютубе 350 тыщ подписчиков, а еще у нее есть собственная радиопрограмма «Статус» на «Эхе Москвы».

Шульман — доцент Русской академии народного хозяйства и гос службы. Одна из ее специализаций — народные протесты. Они, по ее словам, нужны Рф. Она гласит о этом открыто, хотя и состоит на гос службе. Шульман не просто посиживает в собственном кабинете и пишет, она — в высшей степени общественная и даже возлюбленная народом личность. Почти все мои российские друзья, утверждающие, что терпеть не могут политику, все равно глядят ее канал. Им нравится ее неописуемо подвижный разум и чувство юмора.

«Россияне не аполитичны. Напротив, мы очевидно политическая цивилизация. Люди употребляют всякую возможность, чтоб обсудить политику», — гласит Екатерина Шульман.

В конце концов ей удалось втиснуть наше интервью меж лекцией и деловой встречей. Она попросила о встрече где-нибудь вблизи от зеленоватой ветки метро, чтоб сходу поехать далее, когда мы закончим.

Мы сидим в ресторане неподалеку от Пушкинской площади в центре Москвы, Екатерина Шульман торопится доесть легкий обед из кальмаров. А я пока беру у нее содержательное 50-минутное интервью о том, почему, по ее воззрению, Наша родина безизбежно изменяется — при этом, к наилучшему.

«Прямо до 2017 года все протесты в Рф сводились к стачкам на рабочих местах. Потом начались местные демонстрации, такие как акции протеста против свалки в Шиесе либо против волны сносов (которую официально именуют реновацией) в Москве. Либо против строительства церкви в одном из малочисленных парков Екатеринбурга. А с 2019 года мы смотрим больше протестов, связанных с выборами, как, к примеру, прошлогодние манифестации во время городских выборов. Не лишь в Москве, но и в регионах, к примеру, в Элисте и Улан-Удэ. Таковых протестов становится лишь больше. Царствует всеобщее недовольство, и оно отыскивает выхода».

Dagens Nyheter: А протесты в Хабаровске? У их, похоже, очевидно политическая повестка. Люди откровенно выступают против Путина.

Екатерина Шульман: Россияне постепенно перестают страшиться очевидных политических позиций. Ранее люди нередко предпочитали гласить, что их протесты не носят политического нрава. На данный момент все они пореже говорят, что местные губернаторы нехорошие, а Путин неплохой. О этом очевидно свидетельствуют социологические опросы.

Недовольство, по воззрению Шульман, соединено с тем, что сегоднящая система в Рф ненатуральная и искусственная.

«Все, что мы на данный момент лицезреем в Рф, в первую очередь результаты выборов, — противоестественно, это искусственная система. Плод пропаганды и способов принуждения. Поддерживать ее становится все дороже и труднее. Если бы мы ее отменили, у нас бы сходу возникла совсем иная общественность, остальные партии, остальные политические фавориты. Наша родина — страна, где у большей части населения есть высшее образование, а 75% людей живут в городках. Конфигурации у нас неминуемы».

Благодаря соц сетям россиянам сделалось еще легче организоваться, констатирует Шульман.

«Социальные сети — умопомрачительный инструмент организации. У Ленина были газеты, у современных россиян — Фейсбук и Инстаграм».

КонтекстDN: город, который обиделся на ПутинаDagens Nyheter21.10.2020SvD: россияне желают дружить с Европой, а не с КитаемSvenska Dagbladet29.11.2019

В Рф нередко молвят: не желаю иметь ничего общего с политикой. По словам Екатерины Шульман, это весьма далековато от правды.

«Наша родина — страна, где весьма обожают что-то дискуссировать и вести дебаты. Это парламентская цивилизация, которую лишили парламента. Вот почему хоть какой форум мы стремительно превращаем в политический. LiveJournal был ресурсом дневников американских подростков — но как его открыли для себя россияне, он здесь же перевоплотился в политическую платформу. Фейсбук употребляли, чтоб постить фото котиков, а россияне сделали его политическим форумом. Инстаграм сделали, чтоб выкладывать рисунки пищи и милых домашних питомцев, у нас же с его помощью пробуют влиять на губернаторов».

Шульман гласит о Рф как о «литературоцентричной цивилизации». Устное и письменное слово тут в центре всего. Это автоматом порождает в людях склонность к дебатам.

«Наши писатели — национальные святые. Мы молимся на слово. Люди вправду могут гласить, им необходимы публичные дебаты и арены для их проведения, а их у их отняли. Я помню 2017 год, когда у нас проводились публичные штатские встречи по поводу столичной программки реновации. Четыре сотки москвичей должны были встречаться с мэром Собяниным и его бюрократами.

Один за иным участники встречи выходили на сцену и обосновывали свою точку зрения. Я посиживала, слушала и задумывалась: какой же прекрасный парламент у нас мог быть, если бы в стране были вольные выборы! У этих людей отняли право выбирать для себя политических представителей. Так что заместо этого они глядят политические каналы на Ютубе».

Шульман, как и почти все остальные русские политологи, именует сегодняшний режим в Рф гибридным. А не так давно возник термин «информационная автократия». Он значит автократическую систему, которая имитирует демократические университеты, но при всем этом еще больше опирается на пропаганду и даже на откровенное насилие.

«В XX веке деспотии были на 80% насилием и на 20% пропагандой. Сегодняшние автократии — 20% насилия и 80% пропаганды. Сейчас в мире осталось весьма не достаточно незапятнанных диктатур, практически это лишь Куба и Северная Корея. Африка равномерно демократизируется. У Китая свое ноу-хау в том, что касается строительства автократии: это однопартийная система в композиции с капитализмом.

Но у нас в Рф гибридный режим, сразу нестабильный и твердый. У него больше шансов выжить, чем у чисто автократических моделей: к примеру, он может впустить часть оппозиции в парламент. Он не таковой, как Русский Альянс, которому недоставало гибкости».

Тем не наименее, по воззрению Шульман, из-за собственной искусственности гибридный режим Путина все равно не выдержит длительно. Но он отлично умеет жить одним деньком, повсевременно вымучивая для себя еще мало времени.

«Режим адаптируется. Он повсевременно пробует выиграть время, прожить еще немножко. „Умру не сейчас, а завтра». До этого времени это работало, но скоро закончит. Безизбежно произойдет смена поколений», — гласит она.

Сегодняшний политический класс Рф родился опосля 1950-х годов и, по словам Шульман, представляет собой особенное общество со схожим образованием, актуальным опытом и взором на мир.

«Нами управляют русские люди, родившиеся опосля 1950-х. Наш президент, члены Совета сохранности, управление огромных телеканалов, муниципальный аппарат — они все родились опосля войны и прошли полную идейную обработку. Для их нормально гласить одно, а созодать другое, их взоры на моральные рамки резко контрастируют с взорами наиболее юного поколения».

«Во времена их юности в Русском Союзе было рекордное количество абортов и разводов. Они поглотили специфическую мораль русской власти, тогда как следующему поколению уже не приходилось настолько не мало врать. Не считая того, современное общество еще наиболее прозрачно, неправду гласить сделалось еще труднее».

Статьи по темеDN: с российской привычкой наслаждаться малым можно достигнуть многогоDagens Nyheter23.09.2019

По словам Екатерины Шульман, это привело к тому, что наиболее юное поколение россиян, в первую очередь люди младше 55-ти, просто-напросто не соображает собственных родителей, бабушек и дедушек.

«Пропасть в русском обществе очевидно пролегла меж теми, кто старше 55 и теми, кто младше. Все социологические исследования свидетельствуют, что разница меж ценностями 40-летних и 20-летних людей не очень велика. Взоры на общество сорокалетних родителей и их малышей весьма идентичны. Различия возникают в сопоставлении с теми, кому больше 55: в сфере употребления СМИ, в политических взорах, во взорах на мужчину и даму, на гомосексуальность…»

Но, по словам Шульман, было бы очень упрощенно свести все к патриархальности старшего поколения. Гранит преткновения — быстрее суждения о том, что верно и что некорректно.

«Мы на данный момент всюду лицезреем, как наиболее юное поколение ведает старым, что верно, а что нет. Эти дебаты напоминают те, что ведутся у вас, на Западе. Ранее числилось обычным и даже приятным флиртовать на работе, и никто не возражал, если начальник спал с подчиненными. На данный момент это уже некорректно».

«Грета Тунберг воспитывает взрослых по поводу погодных вопросцев. И так дальше. У юного поколения наиболее строгие моральные ориентиры, чем у старых, — буквально так же, как и в Рф. Наше общество по сущности собственной совсем нормально и весьма похоже на западное. Просто мы пока сами этого не поняли».

Екатерина Шульман

Родилась 19 августа 1978 года в Туле.

Шульман (урожденная Заславская) — политолог, доцент Русской академии народного хозяйства и гос службы. Один из самых узнаваемых политологов Рф, публицист, ведущая на радио «Эхо Москвы» и, согласно опросу публичного представления «Левады» 2020 года, — один из самых вдохновляющих публичных деятелей страны. У нее есть свой канал на Ютубе с 350 тыщами подписчиков.

Замужем за набоковедом Мишей Шульманом, трое малышей.

Источник: inosmi.ru