Для всякого, кто крайние несколько лет хоть незначительно смотрел за американской политикой, понятно: если Дональд Трамп проиграет выборы, то дела США с Украиной и Белоруссией ожидают огромные перемены.

Огромную часть собственного президентства Трамп беспримерным образом подчинил внешнюю политику США не просто нуждам внутренней политики, а собственной личной политической повестке. К примеру, как лишь прошлый вице-президент Джо Байден стал лидировать в предвыборной гонке, южноамериканские дела с Украиной оказались политизированными, как никогда. Манипуляции Трампа были так грубыми, что дело дошло до процедуры импичмента в Палате представителей.

Тема продолжает раскручиваться до этого времени — не так давно были размещены очередные обвинения в злоупотреблениях отпрыска Байдена Хантера, основанные на непонятных источниках. Все это приметно подорвало позиции США, привело к уходу опытнейших дипломатов, разрушило обычный процесс принятия решений.

Если Байден выиграет выборы, то ситуация, естественно, очень поменяется. На посту вице-президента он интенсивно занимался южноамериканскими отношениями с Украиной, да и в его команде хватает людей с опытом работы в данной области. Все есть основания считать, что по последней мере в исполнительной власти вопросец будет деполитизирован, а заниматься им будут карьерные дипломаты из Госдепартамента и остальных профильных ведомств.

Это, но, не значит, что украинский вопросец пропадет из американской политики. Быстрее всего, его продолжат интенсивно эксплуатировать республиканцы в Конгрессе, приклнные Трампу СМИ, а также сам Трамп и его сторонники. Для сопоставления: бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон до этого времени продолжают инкриминировать в халатности, приведшей к нападению террористов на представительство США в Бенгази в 2012 году, хотя прошло уже практически 10 лет.

Что касается сущности американской политики в отношении Украины, то в случае победы Байдена она, быстрее всего, возвратится к тем принципам, которые были заложены еще при Клинтоне, Буше-младшем и Обаме. Обычный процесс принятия решений будет восстановлен, а их выработка и регулирование опять станет делом нескольких политических назначенцев и карьерных дипломатов.

До вмешательства Трампа меж республиканцами и демократами не было особенных расхождений по поводу того, как должны смотреться дела США с Украиной. С 1991 года главными принципами были поддержка реформ, демократизации и верховенства закона, а также интеграция Украины в евроатлантические политические и военные структуры. Опосля событий 2014 года к этому добавилась поддержка территориальной целостности Украины. Ничто из этого не поменяется и в случае победы Байдена.

КонтекстWSJ: Байден лидирует благодаря избирательницам, но Трамп еще способен на сюрпризыThe Wall Street Journal02.11.2020Time: под Джо Байдена «копали» украинские мастера компромата. Хантер — их невинная жертва?Time22.10.2020Коломойский вытесняет Зеленского на политическом Олимпе? (The National Interest)The National Interest25.10.2020Поддержка вступления Украины в НАТО остается в американской повестке, но вряд ли станет ценностью — судя по разногласиям меж участниками альянса и низкой вероятности того, что это будет осуществимо в обозримом будущем. Намного вероятней смотрится разработка наиболее интенсивной программки двухстороннего сотрудничества в оборонной сфере и помощь в реформировании и модернизации Вооруженных сил Украины.

Полностью может быть, что кто-то из высокопоставленных чиновников станет куратором украинского направления и займется в том числе поиском дипломатичного решения конфликта на востоке Украины. Правда, шансов на прогресс в этом вопросце незначительно, а поэтому новенькая администрация вряд ли будет тратить на него силы и политический капитал. Быстрее основное внимание будет уделяться практическим шагам по понижению напряженности на полосы соприкосновения, гуманитарной помощи и координации действий с европейскими союзниками, которые, судя по всему, тоже глядят на ситуацию без особенного оптимизма.

Во время кампании Байден сосредоточился на внутренних дилеммах США и не достаточно гласил о наружной политике. Понятно, что он хочет поправить тот вред, который нанес Трамп интернациональной репутации США. Байден объявил о планах образовать лигу демократий, которые будут опираться на общие ценности и преследовать общие цели. Нечто схожее пробовали создать и прошлые администрации, но без особенных практических результатов. Контраст с циничным подходом Трампа может добавить привлекательности такому подходу, но в целом непонятно, что он сумеет навечно остаться центральным принципом американской наружной политики.

Внимание новейшей администрации будет поглощено пандемией коронавируса и ее разрушительными последствиями, восстановлением экономики и системы здравоохранения и почти всеми иными внутренними неуввязками. Так что для наружной политики остается не настолько не мало времени. А то, что остается, будет применено в основном для работы над отношениями с Китаем — основным внешнеполитическим ценностью США, имеющим большущее значение для экономики страны и ее интересов в сфере сохранности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Иными необходимыми направлениями для новейшей администрации, быстрее всего, будет исправление вреда, который нанес Трамп отношениям США с классическими европейскими союзниками, работа с иранской ядерной программкой, а также продление контракта СНВ-3 с Россией. Внимание будет уделяться и таковым вопросцам, как вывод войск и сохранение остаточного присутствия в Афганистане, дела с Турцией и южноамериканское военное присутствие в Сирии. Украины не будет посреди ценностей, если лишь не случится неожиданной эскалации в Донбассе либо чего-то еще чрезвычайного.

То же самое касается и Белоруссии. Невзирая на положение страны меж Россией и НАТО, за три крайних десятилетия дела с «крайней диктатурой Европы» оставались по большей части замороженными. В неких кругах в Вашингтоне разворот на Запад, который Лукашенко предпринял опосля 2014 года, пытаясь отыскать противовес Рф, породил надежды на то, что Белоруссия переориентируется на Запад. Протесты в данной стране стали сюрпризом по обе стороны Атлантики. Но у Вашингтона, как и у Брюсселя, незначительно инструментов для того, чтоб воздействовать на ход противоборства Лукашенко и протестующих — разве что заявления с осуждением режима, санкции и эмоциональная поддержка оппозиции.

Таковая ситуация вряд ли поменяется до конца срока Трампа, да и позже, даже если одолеет Байден, деяния США будут определяться событиями в самой Белоруссии. Если Лукашенко агрессивно подавит протест, а также получит поддержку от Рф, то за сиим последуют новейшие санкции и новейшие осуждения, но вряд ли что-то большее. Если же протесты сойдут на нет, то южноамериканская политика возвратится к состоянию до 2014 года, когда дела с Минском были чисто символическими.

Даже если в Минске начнется восстание по эталону Майдана — что маловероятно, — тяжело представить, что США станут интенсивно вмешиваться. При сегодняшнем уровне интернациональной напряженности значение Белоруссии как моста и барьера меж Россией и НАТО, а также наличие союзного контракта меж Москвой и Минском остудят пыл даже самых ярых приверженцев активных действий из опаски, что это может спровоцировать русское вторжение.

Звучит не весьма вдохновляюще, и почти все, может быть, произнесут, что все остается как до этого. Но в политике не наименее важны стиль и процедуры. Ни то ни другое не дает гарантии фуррора, но кандидатура — дурной стиль и нарушенные процедуры — обычно ведет к провалу.

 

 

Источник: inosmi.ru