Прошлый советник президента США по вопросцам сохранности: «в базе проекта «Северный поток — 2» лежит коррупционная сделка» (Der Spiegel, Германия)

Герберт Раймонд Макмастер (Herbert R. McMaster) оглядывается на свою долгую карьеру в армии США. Когда в Европе пал «Металлический занавес», он был дислоцирован на местности Баварии, будучи офицером кавалерийского полка, патрулировавшего границу меж тогдашними ФРГ и ГДР. В феврале 1991 года он во время войны в Кувейте управлял боем, в ходе которого в течение практически нескольких минут были уничтожены 28 танков армии Ирака.

В феврале 2017 года президент Дональд Трамп провозгласил «трехзвездного» генерала своим советником по государственной сохранности. В Белоснежном доме у Макмастера скоро появился конфликт с президентом, поэтому что он выступал за то, чтоб южноамериканское правительство поддерживало собственных партнеров в Европе, и рекомендовал президенту воздержаться от выхода из Парижского соглашения о защите атмосферного климата. Из-за этого Макмастер стал «мишенью» для головного советника Трампа Стива Бэннона (Steve Bannon), приветствовавшего популистский курс президента.

Придерживающийся очень правых взглядов интернет-сайт Breitbart, на который Бэннон много лет работал, запустил запятнанную кампанию против Макмастера. А когда тот дозволил для себя во всеуслышание сделать возражение Трампу и заявил, что Кремль, «вне всяких колебаний», вмешивался в ход американских президентских выборов 2016 года, президент, недолго думая, уволил его. На данный момент 58-летний Макмастер преподает в Стэнфордском институте в Калифорнии. Не считая того, он успел написать книжку о падении США как ведущей мировой державы с момента окончания прохладной войны.

Spiegel: Генерал Макмастер, падение «стального занавеса», который вы застали в Германии, сделалось одним из основных триумфов американской наружной политики в ХХ веке. Но сейчас мы смотрим подъем Китая в качестве новейшей мировой державы, тогда как Наша родина, разумеется, вновь пробует манипулировать выборами президента США. Как такое сделалось вероятным?

Макмастер: Мы одолели в прохладной войне, но эта победа привела нас к неоправданному оптимизму и самодовольству. США и Европа задумывались, что кризис Русского Союза сделает вероятным окончательное укрепление вольных и демократических обществ. Мы задумывались, что эра величавой конкуренции политических систем подошла к концу, и народы всего мира в предстоящем будут совместно работать над решением огромных глобальных заморочек. Не считая того, победа в Кувейте в 1991 году укрепила нас во мировоззрении, что войска США и НАТО непобедимы по причине их силы и технического приемущества. В конечном итоге оказалось, что все эти догадки были неверны — и это привело к большенному разочарованию.

— Как оно велико?

— Теракты 11 сентября 2001 года показали, что с помощью обычного канцелярского ножика можно захватить несколько самолетов и уничтожить 3 тыщи человек. Не считая того, с новейшей силой возобновилась конкурентность политических систем: Китай грозит своим соседям по Южно-Китайскому морю и стремится подавить свободное движение в Гонконге. А Наша родина грезит о том, чтоб вновь стать мировой державой, что, в частности, отыскало свое отражение в аннексии Крыма. Европейцы отреагировали на это очень медлительно, а США к тому же допустили ошибку, выведя свои войска из Европы, тогда как русский президент Владимир Путин показал свою злость.

— Кто на данный момент представляет огромную опасность для вольного мира — Наша родина, Китай либо Дональд Трамп?

— Естественно, авторитарные режимы в Китае и Рф. Но, может быть, даже еще большая угроза состоит в том, что подорвано доверие к демократическим институтам и действиям. Эта неувязка была еще до прихода Трампа к власти, и он в большей степени отражает раскол общества, чем еще более углубляет его. Причина утраты доверия заключается в бесконтрольной глобализации, из-за которой почти все америкосы утратили работу. Не считая того, рабочие силы часто чувствуют, что политики бросили их на произвол судьбы. Ко всему этому добавился денежный кризис, добавочно обостривший ситуацию и подтолкнувший Китай на еще наиболее брутальный деяния на мировой арене.

— Почти все партнеры США, но, считают опасностью не Китай либо Россию, а сегодняшнего владельца Белоснежного дома. По данным опроса, размещенного несколько месяцев вспять, немцы намного больше доверяют Владимиру Путину и Си Цзиньпину, чем Трампу. Как вы сможете это разъяснить?

КонтекстСтив Бэннон: «Моя цель — отдать слово обычным людям» (Le Figaro)Le Figaro10.10.2018Il Foglio: «зеленоватая» стратегия ПутинаIl Foglio24.09.2019CNN: уводя войска от Меркель, Трамп льет воду на мельницу ПутинаCNN03.08.2020- Я считаю, это отражает, в первую очередь, значительную степень ненависти к самим для себя, но также и моральное уравнивание, ставшее для Запада таким проклятием. Мы все живем в демократических странах, наслаждаемся преимуществами правового страны, вольных СМИ и рыночной экономики, поощряющей проявление инициативы. Но в то же время мы упускаем из вида то, как очень авторитарные режимы ограничивают свободу раздельно взятых людей.

— У вас ведь не было иллюзий по поводу нрава президента, когда для вас предложили пост в Белоснежном доме. Почему вы все-же решили работать на этого человека?

— Я счел собственной обязанностью служить хоть какому избранному президенту. С того времени, как я поступил на службу в армию, прототипом для подражания для меня был и остается генерал Джордж Маршалл (George Marshall). Он был «архитектором» победы США во 2-ой мировой войне, а опосля нее работал над планом восстановления Европы. Маршалл ни разу в жизни не участвовал в выборах. Я тоже. Я не являюсь приверженцем той либо другой партии, не желаю ввязываться в политическую борьбу. Но в Ираке и Афганистане я как военный был должен воплощать в жизнь стратегии, которые, на мой взор, не имели огромного смысла. Они основывались на каких-либо фантазиях людей в Вашингтоне, а не на реалиях войны конкретно «на земле». Потому я желал пользоваться возможностью, чтоб скорректировать ситуацию и убрать стратегические недочеты. Я желал, чтоб президент воспринимал решения на базе анализа ситуации со стороны самых наилучших профессионалов. Но я, естественно, также осознавал, что мне предстояло работать в атмосфере, отравленной бессчетными конфликтами.

— Вы соображали, что ваши деньки на посту сочтены, когда веб-сайт Breitbart развязал кампанию против вас под хештегом #FireMcMaster?

— Эти нападки были призваны воспрепятствовать моей работе. За ними стояли люди, которым было принципиально не служить президенту, а достигнуть собственных целей. Я решил игнорировать их и сконцентрироваться на собственной работе.

— Вы имеете в виду головного советника Трампа Стива Бэннона.

— Целый ряд лиц считали, что действенная работа мешает их своим целям.

— Бэннон желал, чтоб президент обязался идти изоляционалистским курсом. Вашим преемником стал Джон Болтон (John Bolton), один из основных «ястребов» от наружной политики в лагере республиканцев.

— Может быть, в этом заключается типичная поэтическая справедливость.

— В собственной книжке вы окрестили главной угрозой для вольного мира Россию. Чем так небезопасен Путин?

— Путин не имеет никаких моральных рамок. Есть неоспоримые подтверждения, что российские в 2014 году сбили пассажирский самолет в небе над Украиной. Путин пробовал уничтожить боевым нервнопаралитическим веществом бывшего офицера русских спецслужб Сергей Скрипаля, создав при этом опасность для тыщ английских людей. А не так давно он попробовал отравить критика режима Алексея Навального. Все это Путин опровергает. Он задумывается, что Запад слаб, и ему будет допустимо совершать убийства, время от времени в самом буквальном смысле этого слова.

— Почти все немцы помнят другого Путина, который в конце сентября 2001 года, всего через пару недель опосля теракта во Глобальном Торговой Центре, выступал в Бундестаге, говоря по-немецки и призывая к мирному сосуществованию США, Рф и Европы. Может, было ошибкой отторгнуть протянутую руку Путина?

— В 1990-х годах США и страны Европы вложили млрд баксов в Россию, чтоб посодействовать ей провести реформы и перейти к рыночной экономике. Этого не вышло, поэтому что там появилась целая преступная сеть, которая поначалу отстранила от власти Бориса Ельцина, а потом привела к власти Путина. Путин повсевременно гласил, что собирается возвратить стране ее былое национальное величие. Мы не должны были совершать ошибку и становиться в итоге ответственными за жуткие деяния наших противников. Это то, что я в собственной книжке называю «стратегическим нарциссизмом».

— Почти все российские молвят, что Запад опосля окончания прохладной войны очень не много учитывал чувствительность их страны. Джордж Буш в 2008 году желал принять Грузию в состав НАТО. А Барак Обама называл Россию «региональной державой».

— (с горьковатой усмешкой) О‘кей, все ясно. Мы оскорбили Путина, и потому он сейчас может подрывать наши демократии — так что ли? Допускаю, что это разъясняет также и то, почему Путин имеет право подавлять собственных граждан и крутить-вертеть Конституцией, чтоб остаться царем до 2036 года. Но для меня это совершено не разумеется. Что же касается расширения НАТО, то нам, видимо, следовало бы сказать народам, смогшим возвратить свою свободу: «Нам весьма жалко, но вы не сможете стать членами ЕС, поэтому что этого не желает Наша родина», так?

Статьи по темеЭкс-советник по нацбезопасности: Трамп помогает Рф проводить кампанию по дезинформации (NYT)The New York Times02.10.2020Бэннон покинул СНБ СШАThe New York Times06.04.2017Новейший советник Трампа по государственной безопасностиThe New York Times21.02.2017- Нет, но США самим не было никакого дела до суверенитета Кубы, когда они в 1961 году поддержали попытку путча в заливе Свиней, а в 1962 году ввели морскую блокаду данной нам страны.

— Суверенитет страны, которая нисколечко не волнуется о правах человека? Сожалею, но я просто не могу согласиться с таковым моральным уравниванием.

— В Вашингтоне обе партии едины во мировоззрении, что правительству Германии следует закончить реализацию проекта строительства газопровода «Северный поток-2». Вы тоже придерживаетесь этого представления?

— Естественно. Почему наши германские партнеры должны позволять Путину влиять на их экономику и обеспечение их страны энергоносителями? В базе проекта «Северный поток-2» лежит коррупционная сделка, согласованная бывшим канцлером, который сейчас заседает в совете директоров русского муниципального концерна. США в свое время посодействовали установить послевоенный миропорядок, от которого серьезно выиграли Европа и, в первую очередь, Федеративная Республика Германия. Мне весьма обидно следить, как наши германские друзья не сделали ничего, чтоб противостоять новенькому российскому царю.

— Конкурент Трампа на выборах Джо Байден обещает, что в случае победы захватит назад доверие партнеров к США. При всем этом засол США в Германии Ричард Гренелл (Richard Grenell) сыграл не последнюю роль в том, что с местности страны были выведены практически 12 тыщ американских боец.

— Вывод войск был ошибкой — это не вызывает никаких вопросцев. С иной сторон, мы достаточно нередко сталкивались с колебаниями в германо-американских отношениях. Немцы повсевременно мечутся меж неприятием американских войск на их местности и параноидальным ужасом, что мы, америкосы, бросим их на произвол судьбы. Так уже было во времена прохладной войны. Но понимаете, кто сделает так, что мы вновь сблизимся? Владимир Путин. Думаю, мы полностью можем положиться на него, поэтому что в итоге все усвоют, что он стремится к тому, чтоб отодвинуть нас друг от друга.

— Дональд Трамп в летнюю пору 2018 года был, видимо, недалек от того, чтоб объявить о выходе США из НАТО. Должны ли остальные страны НАТО готовиться к тому, что Трамп в случае победы на выборах сделает этот шаг во время собственного второго президентского срока?

— НАТО играет на данный момент наиболее важную роль, чем когда-либо ранее. Есть новейшие угрозы, требующие от нас совместных действий по обороне: кибератаки на наши коммуникации либо цифровое действие на наши денежные дела. Путин сыграл свою роль в том, что в Сирии стали вероятны массовые убийства, и спровоцировал волну передвижения, которая, в свою очередь, вызвала политические конфликты в Германии. НАТО нужен для защиты нашей сохранности и нашего образа жизни.

— Но Трамп практически провоцирует русского президента на то, чтоб проверить НАТО на крепкость.

— Конкретно потому принципиально, чтоб Германия показала, как она верна принципам альянса, в частности, увеличив свои военные расходы.

— Ваш преемник на посту советника президента Джон Болтон заявил, что не исключает, что Трамп в случае победы на собственных вторых выборах выйдет из НАТО.

— Думаю, возможность этого очень мала. Не считая того, это решение нереально принять без роли Конгресса.

— В самом начале президентства Трампа в его правительство вошел ряд опытнейших военных и предпринимателей, к примеру, Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), чтоб не отдать президенту поддаться своим худшим импульсам. Это совершенно может быть?

— Я считаю это неверной трактовкой задач в ходе данной нам работы. Единственный человек в Белоснежном доме, который был избран, это президент. Если кто-то специально препятствует воплощению его повестки денька в жизнь, то это значит нарушение Конституции и игнорирования суверенной воли народа.

— Для вас не кажется, что на вас ложится часть вины, когда вы отказываетесь гласить о угрозы такового президента, который не лишь не прячет, что не испытывает никакого почтения к демократическим правилам игры, но и отрешается гарантировать мирную передачу власти в случае собственного поражения на новейших выборах?

— Я верно и ясно осудил эти слова президента. Это некорректно и представляет опасность для нашей демократии.

— Джон Болтон открыто произнес, что считает Трампа «непригодным». Слушая вас, можно прийти к выводу, что вы считаете так же. Но почему тогда вы не гласите этого?

— В США есть странноватая склонность к тому, чтоб валить на Трампа ответственность за все препядствия. Он, точно, сыграл не последнюю роль в расколе южноамериканского общества, но он является, быстрее, симптомом, а не предпосылкой. Пока республиканцы и демократы без конца грызутся друг с другом, мы будем неспособны решать самые насущные препядствия нашей страны и решительно реагировать на деяния наших противников.

— Когда наступит 3 ноября, вы нарушите свою привычку и пойдете в первый раз в жизни на выборы?

— Я пойду на выборы, но не дозволю втянуть меня в партийную политику.

— Генерал Макмастер, спасибо за интервью.

 

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.