Белорусские анонсы (Белоруссия): Тихановскую приветствует Берлин, но за Лукашенко стоит Москва

Сейчас в Берлине Светлана Тихановская повстречалась с германским канцлером Ангелой Меркель. 29 сентября в Вильнюсе свершилась встреча с президентом Франции Эмманюэлем Макроном. Воспринимали Тихановскую на высочайшем уровне и в Брюсселе.

«У белорусского народа на данный момент одна общая цель, ясная и понятная — новейшие выборы. Принципиально, чтоб они были проведены в самое наиблежайшее время», — заявила Тихановская в разговоре с Меркель.

Страны Евросоюза пробуют посодействовать сторонникам перемен в Белоруссии, но способности Европы в этом плане умеренны. И встречи соперницы Лукашенко с фаворитами Старенького Света на сейчас имеют в первую очередь символическое значение.

Вилка для Европы и Тихановской

В случае с Тихановской Европа попала в правовую и морально-политическую вилку. С одной стороны, Брюссель не признает Лукашенко законным управляющим, с иной — не рискует именовать победительницей выборов Тихановскую. Потому ее статус в международном плане расплывчат. Европейцы ухищряются, какой титул ей придумать в резолюциях и пресс-релизах.

Но уже самим фактом встреч с грандами европейской политики Тихановская, естественно, ранит самолюбие вождя режима. Некие обозреватели ассоциируют ее сегодняшние дипломатичные завоевания с тем, как Европа опосля выборов 2006 года воспринимала экс-кандидата от оппозиции Александра Милинкевича.

Да, его тоже чествовали на высочайшем уровне. Но эти дипломатичные жесты не дали результата снутри Белоруссии. Через несколько лет ЕС сделал ставку на диалог с Лукашенко, фигура Милинкевича отошла в тень.

Правда, он и тогда не заявлял о собственной победе. Даже независящая социология демонстрировала, что Лукашенко набрал больше половины голосов.

На данный момент ситуация отменно иная. И дело не лишь в том, что Тихановская именует себя победительницей. Есть огромное количество хоть и косвенных, но суровых доказательств того, что бессменный президент Белоруссии в сей раз потерпел фиаско. А самое основное — вышло политическое просыпание массы белорусов. Сторонники Тихановской ощутили, что их весьма много.

Вождь непреклонен

Другое дело, что это никак не влияет на решимость Лукашенко держаться за власть до крайнего. Он глух к призывам Европы начать внутрибелорусский диалог.

На встрече с Меркель Тихановская гласила и о наиболее настоящих вещах, чем скорые новейшие выборы. В частности — чтоб Германия по примеру Польши и Литвы открыла гуманитарный коридор для жертв репрессий, посодействовала студентам, которых выбрасывают из вузов по политическим мотивам. Шла речь о давлении на независящие СМИ.

ФРГ и остальные страны ЕС вправду могут поддержать репрессированных, в некий степени посодействовать штатскому обществу, негосударственной прессе (за годы прагматичного диалога с режимом Лукашенко таковая помощь очень сократилась).

Но вот усадить Лукашенко за стол переговоров с теми, кого он считает политическими неприятелями, не в состоянии ни Макрон, ни Меркель, ни весь ЕС (Штатам на данный момент не до Белоруссии). Поэтому что против этого сам Лукашенко, а он себя на сейчас опять ощутил владельцем положения. В большой степени за счет того, что за него вписался Кремль.

КонтекстLe Monde: Макрон стремится уверить Путина не вмешиваться в дела БелоруссииLe Monde30.09.2020Le Figaro: Тихановская ожидает многого от МакронаLe Figaro25.09.2020Le Parisien: Светлана Тихановская — героиня против волиLe Parisien07.09.2020Надежды же европейских политиков, что через Владимира Путина можно будет подтолкнуть Лукашенко к истинному диалогу снутри страны, а тем наиболее к преждевременным демократическим выборам, очень призрачны. Путину реальное народовластие так же претит, как и его белорусскому собрату по классу авторитариев.

Минск показывает логику эскалации конфликта

Лукашенко в принципе не склонен к диалогу и компромиссам. На данный момент же белорусское управление и совсем закусило удила. Тихановскую и ее приверженцев оно готово только пренебрегать. В отношениях с Европой Минск показывает логику эскалации конфликта.

Понятно, что белорусские власти были должны как-то отреагировать на санкции государств Балтии, а потом и Брюсселя. Но Минск не ограничился, как это водится, зеркальными мерами, то есть ответными темными перечнями. Литве и Польше было предложено отозвать послов для консультаций, очень порезать штат посольств (польского с 50 до 18, литовского — с 25 до 14 дипломатов).

Дальше, Европа пока избегает экономических санкций (и вряд ли на их отважится в обозримой перспективе). Лукашенко же серьезно вознамерился отобрать у литовцев барыши от белорусского транзита, в первую очередь от перевалки грузов через порт Клайпеды, перенаправив эти потоки на российскую Усть-Лугу.

5 октября на встрече с председателем Муниципального таможенного комитета Юрием Сенько Лукашенко поднял вопросец о том, чтоб белорусские логистические центры оказывали больше услуг зарубежным перевозчикам. Но направьте внимание, какова логика: «Если мы возьмемся за этот поток, то логистические пункты Литвы недополучат кое-где четверть». То есть на первом плане не выгода для нас, а месть ненавистным литовцам, которые в особенности рьяно гонят волну против режима да к тому же приютили Тихановскую.

Может быть, Лукашенко показывает такую жесть к тому же поэтому, что желает зарисоваться перед Кремлем, выделить: я собственный, я также терпеть не могу Запад всеми фибрами. А быть может, это Кремль негласно поставил условие: обоснуй, что ты сейчас с нами да конца, что никаких виляний и заигрываний с Западом больше не будет.

Вести торговлю политзаключенными белорусским властям не впервые

Что может смягчить подход белорусского правителя к отношениям с Европой? Я вижу два главных возможных фактора — это дискомфорт от давления Москвы и экономические трудности.

Кремль будет настаивать на выполнении обещаний, которые, судя по всему, отдал Лукашенко в обмен на российскую поддержку в ситуации внутриполитического кризиса. Скорее всего, требования будут касаться так именуемого углубления интеграции (подпиши дорожные карты!), реализации увлекательных русской стороне активов (Минский завод колесных тягачей, «Беларуськалий» и остальные), продвижения конституционной реформы в подходящем Кремлю ключе.

Усугубление же экономических заморочек, как дружно предрекают независящие специалисты, непредотвратимо. Прогнозы знатных интернациональных организаций тоже не радужны.

Главные предпосылки — внутренние: власти упрямо пробуют управлять экономикой при помощи бича, отторгают реформы. Крушение же западного вектора наружной политики Минска, при всей сегодняшней браваде его представителей, безизбежно приведет к доп экономическим потерям (быть может свернуто финансовое сотрудничество, сократятся инвестиции и т. д.).

Если Кремль станет осязаемо прижимать пальцы, требуя собственного, а экономический кризис сделает настоящей перспективу государственной стачки, то белорусский правитель, пожалуй, сменит тон в отношениях с Европой. Хотя все равно не пойдет на реальный диалог снутри страны с перспективой демократических реформ — ни при посредничестве ОБСЕ, ни без него. Быстрее, предложит Брюсселю и Вашингтону обычный торг политзаключенными.

Причины, которые будут брать Лукашенко за гортань

На 1-ый взор, вырисовывается дежавю. Но разница в том, что на данный момент поле для маневра у Лукашенко сжимается как шагреневая кожа. На него пусть осторожно и аккуратненько, но все же давит Европа. И это давление будет усиливаться. С иной стороны белорусского правителя будет поддавливать, пусть и со своим энтузиазмом, Кремль. Безизбежно возьмут за гортань экономические трудности.

Самый же принципиальный фактор — давление со стороны значимой части (быстрее всего — сурового большинства) белорусского общества.

Кооперативный эффект этих давлений способен в итоге привести к тому, что система режима начнет трещать и расползаться.

Правда, и в этом случае непонятно, что настанет момент, когда Лукашенко сядет за стол переговоров. Быстрее, на сторону побеждающего большинства начнет массово переходить номенклатура, оставляя вождя с автоматом на произвол судьбы.

Берлинская стенка пала, когда ослабела Москва

Но бойцам за смену власти рано предаваться грезам о таком моменте. Даже в риторике команды Тихановской зазвучал мотив, что нужно настраиваться и на вариант затяжной борьбы. На самом деле он более возможен. При этом на данный момент власти разворачивают контрнаступление, намереваются методично зачистить очаги сопротивления.

Встреча соперницы Лукашенко с Меркель — это пока в основном пиаровский фуррор, который, с одной стороны, окрыляет ее соратников и приверженцев, с иной — только злит и раззадоривает вершину режима. Белорусская драма длится, и ее развязку нереально спрогнозировать как по времени, так и по конкретике.

Перед встречей с Меркель Тихановская сравнила действия в Белоруссии с тем, что происходило намедни падения Берлинской стенки. Но принципиально отметить, что та стенка упала, когда русская империя стала коллапсировать и уже не в состоянии была поддерживать схожий режим в ГДР. Сейчас же за режимом Лукашенко продолжает стоять полностью для себя бодренькая Москва. Что очень осложняет перспективы перемен в Белоруссии.

 

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.