Почти все страны внимательно смотрят за голосованием в США. В зависимости от государственных интересов, некие из их предпочитают кандидатуру Джо Байдена, остальные — Дональда Трампа. В Европе уповают на победу Байдена, осознавая также, что и с ним в разных областях могут быть разногласия.

В Европе на протяжении крайних недель внимательно смотрят за плодами опросов в США, и чем меньше разрыв в результатах, тем больше нервничают европейцы. Пожалуй, в Европе больше людей, чем на каком-либо ином материке уповают на победу демократа Джо Байдена — и это касается европейцев практически всех партий, вне зависимости от идейных симпатий. Если Дональд Трамп будет переизбран, это, возможно, погрузит огромную часть политической элиты Европы в депрессию. Европейские фавориты будут чувствовать свою стратегическую слабость. И для этого будут предпосылки — Дональд Трамп на протяжении 4 лет практически при хоть какой способности выставлял представителей старенького материка дурачинами.

Трамп разжигал сомнения в готовности США делать свои военные обязательства в рамках альянса, когда он объявил, что НАТО «устаревшим». В то же время он с неописуемой напористостью призывал европейцев больше инвестировать в свою сохранность. Он отрешается подписывать итоговые заявления саммитов «большенный семерки», ни с того ни с этого развязал торговую и таможенную войны, вышел из ядерного соглашения с Ираном, а также из Парижского соглашения по климату.

Он не делал секрета из собственного неприятия многостороннего сотрудничества. Остается ли еще что-то от трансатлантических отношений, если этот конфронтационный курс продлится еще четыре года, не берется предсказать, пожалуй, ни один эксперт по наружной политике.

Настанет ли при президенте Джо Байдене настоящая гармония меж Европой и Америкой? Это весьма спорный вопросец. Тональность станет, точно, наиболее дружеской, будет больше согласованности в противоборстве противникам, что уже станет прогрессом. Байден совпадает с Европой в том, что он тоже делает ставку на многосторонние университеты, а также желает опять присоединиться к Парижскому соглашению по климату.

Но в разных областях все же останутся разногласия. Если покажется президент Байден, он тоже будет добиваться от европейцев больше роли в укреплении своей сохранности. Это делал еще Обама, и по этому поводу брали на себя обязательства и сами европейские партнеры США по НАТО. Да и в торговых вопросцах президент Байден не откажется от отстаивания американских интересов.

Наша родина

В Кремле от президентства Байдена ничего неплохого не ожидают. Уже при Трампе двухсторонние дела, невзирая на его подчеркнуто не плохое отношение к Владимиру Путину, скатились до низшей точки. «Большая договоренность» Москвы с Вашингтоном, на которую ложили надежды, не была реализована.

Трамп принес Рф новейшие экономические санкции, дипломатичную войну, растущее давление на союзников Кремля в Иране, Сирии и Венесуэле, а также, быстрее всего, закрытие главного проекта «Северный поток — 2». Все это не компенсирует русским продвигаемую Трампом и очень подходящую для Кремля дестабилизацию НАТО.

С точки зрения Москвы, Трамп — слабенький президент, который не сумел совладать с южноамериканскими элитами, которые мешали ему сделать лучше дела с Россией. При Байдене же в антироссийском настрое США, по воззрению Москвы, ничего не поменяется. В наилучшем случае дела сократятся до малого общего знаменателя, считает Андрей Кортунов, директор Русского совета по интернациональным делам (РСМД). Это будет означать продолжение той американской политики, которая в Кремле воспринимается как конфронтационный курс, — к примеру, Байден может выслать новейшую партию военной помощи Украины.

С иной стороны, заявление Байдена о его намерении продлить Контракт СНВ в случае, если его выберут, — это послание, внушающее надежду. Но, кроме слабенькой веры в укрепление контроля над вооружениями в случае победы Байдена, в Москве нет особенных подготовительных восторгов по поводу приближающихся выборов. Кремль соображает, что Байден ему не простит старенькые грехи. Вмешательство российских в предвыборную кампанию 2016 года и дискредитацию русскими Хиллари Клинтон — все эти вещи Байден Рф так стремительно не простит. (Так в тексте. На самом деле обвинения в адресок Рф, что это она «дискредитировала» Хиллари Клинтон, так как типо стояла за публикацией подлинной переписки членов ее предвыборного штаба, — эти обвинения так и остались недоказанными — прим. ред.).

Ближний Восток

Опосля того, как Трамп в мае 2018 года объявил о выходе США из ядерного соглашения с Тегераном и вновь ввел экономические санкции против Ирана, американо-иранский конфликт больше обострялся. Имели пространство иранские нападения на южноамериканские базы и нефтяные объекты в Саудовской Аравии, а также убийство иранского генерала Касема Сулеймани. (Так в тексте. Если Трамп сам сознался, что отдал приказ уничтожить Сулеймани, то «создатели» бескровного ракетного удара по нефтяным объектам саудовцев так и остались анонимными — прим. ред.). Тем не наименее возникает воспоминание, что этот центральный конфликт в регионе Персидского Залива пока оказался в приостановленном состоянии. Приостановленном до последующего шага, который начнется опосля президентских выборов в Америке.

КонтекстГосдепартамент раскритиковал РоссиюThe Washington Post28.03.2017Wired: как глядеть крайние президентские дебаты Трампа и БайденаWired Magazine22.10.2020Дебаты вице-президентов: Пенс и Харрис бросаются обвинениямиThe Wall Street Journal08.10.2020Госдепартамент выделит $40 млн на противодействие русской пропагандеИноСМИ27.02.2018

В случае собственного переизбрания Трамп полностью может продолжить реализацию собственной стратегии наибольшего давления. Его цели: достигнуть новейшего контракта с Ираном, который положил бы конец обогащению урана в данной нам стране и ограничил бы ракетную программку Тегерана, а также лишил бы иранцев способности поддерживать вооруженные формирования в остальных странах региона.

Байден желает вновь присоединиться к ядерной сделке, заключенной в годы, когда он занимал пост вице-президента. Но и он выступает за новейшие, наиболее твердые правила для Ирана. Что конкретно это значит, Байден не растолковал. Остается только тот шанс, что Байден будет созодать ставку, в первую очередь, на переговоры, а не на давление.

Для арабских союзников США в Персидском заливе Иран как и раньше остается противником номер один, но они воспринимают стратегию Трампа уже с неким скептицизмом. Им пришлось нести утраты из-за экономических последствий непостоянности, а защиту со стороны Америки от иранских ударов возмездия в собственный адресок они считают недостаточной. Израиль при посредничестве США лишь что заключил мир с Объединенными Арабскими Эмиратами ОАЭ), так что не исключено, что он делает ставку на 2-ой президентский срок Трампа. В том числе и поэтому, что Трамп в конфликте с палестинцами как и раньше совершенно точно стоит на стороне Израиля.

Байден, в свою очередь, возможно, попробует вернуть дела с палестинцами, управление которых совершенно точно уповает на победу Байдена. Не объявляя это официально, на победу Трампа наверное уповают и правящие круги в Тегеране — ведь если крайние антииранские санкции не будут отменены, стране угрожает экономический кризис.

Китай

Пекин опосля американских выборов может попасть, как говорится, из огня да в полымя. При Трампе дела меж США и Китаем достигнули собственной низшей точки с момента возобновления дипломатичных отношений в 1970-х годах. Сохранение республиканца у власти сделалось бы для Пекина аварией, но и с демократом житье будет не сахар. Неувязка китайцев состоит в том, что в Вашингтоне уже обе партии достигнули консенсуса по поводу того, что в отношениях с Поднебесной необходимо действовать агрессивно (в особенности это касается таковых областей, как торговля и права человека). Байден может оказаться даже ужаснее: демократ Байден (в отличие от изоляциониста Трампа) уже заявил о необходимости наиболее тесноватого сотрудничества с Европой в борьбе с Китаем. Трансатлантический союз, выступающий за твердый курс по отношению к Пекину, — это сделалось бы для Китайской Народной Республики еще большей аварией, чем Трамп у власти в США.

Наименее определенным ответ на вопросец о победителе американских выборов будет, пожалуй, в Стране восходящего солнца и Южной Корее. Правительства обеих государств имеют полностью положительный опыт сотрудничества с Трампом, пусть даже южнокорейский президент Мун Чжэ Ин и высказывал не один раз недовольство действиями янки по отношению к имеющей собственное орудие Северной Корее.

Трамп два раза встречался с северокорейским тераном Ким Чен Ыном с целью обсудить с ним тему ядерного разоружения. Эти встречи не принесли сколько-либо осязаемых результатов, но теран удостоился внимания глобальных СМИ.

На самом деле Ким может оказаться политиком, который во всей Восточной Азии имеет самую очевидную преференцию: молвят, что теран писал Трампу экзальтированные письма, а сам республиканец признавался: «Мы просто втюрились друг в друга». Что же касается Байдена, то можно с уверенностью сказать: он не будет так обхаживать северокорейского властителя.

Африка

Африка в контексте выборов в США не играет никакой роли, и в этом нет ничего необычного. Вообщем, результаты голосования 3 ноября важны не лишь для государств «темного материка», которые Трамп когда-то именовал «задницей мира». Во-1-х, дело в «политике Мехико-сити», которая еще со времен Рональда Рейгана перекрывает государственное финансирование всех гуманитарных организаций, если они публикуют информацию о способности абортов либо дают услуги в данной нам сфере.

Эта политика вступает в силу, когда к власти приходят республиканцы, а при Трампе это распоряжение в первый раз было всераспространено и на субподрядчиков. Демократы, ворачиваясь к власти, часто отменяют его. Для гуманитарной деятельности в Африке это имеет очень существенное значение.

Не считая того, последующая администрация США будет вести переговоры о продлении истекающего в 2025 году торгового соглашения под заглавием African Growth and Opportunity Act, с помощью которого большая часть африканских государств имеют право на беспошлинный экспорт собственной продукции (в общей трудности около 6500 наименований) в США. При Байдене его продление представляется наиболее возможным, чем при Трампе, который, как понятно, предпочитает личные сделки и к тому же недоволен сегодняшним недостатком торгового баланса с ЮАР.

С огромным энтузиазмом наблюдают за развитием событий за океаном и представители авто индустрии Германии. Так, компании BMW и Volkswagen по условиям сейчас работающего соглашения создают свои машинки для южноамериканского рынка конкретно на заводах в ЮАР. При Байдене США, возможно, вновь будут играться наиболее важную роль в сфере прав человека. Это, в частности, проявилось при недавнешних кавардаках в Нигерии, при угнетении которых дело дошло до кровопролития. По данной нам теме демократический кандидат выразился намного ранее Трампа.

 

Источник: inosmi.ru