В субботу телеканалы CNN, NBC, Fox News, агентство Associated Press (AP) объявили о том, что кандидат от Демократической партии Джо Байден получил на выборах президента США голоса 273 выборщиков (при нужных для победы в борьбе за Белоснежный дом 270). Байден тотчас обратился к цивилизации с заявлением, в котором объявил о собственной победе на выборах. Работающий президент Дональд Трамп в свою очередь отказался признавать себя побеждённым, так как, по его воззрению, подсчёт голосов на выборах недозволено считать завершившимся. Не считая того, Трамп уверен в том, во время выборов имели пространство бессчетные нарушения со стороны демократов.

Сенат при этом остаётся под контролем республиканцев, в палате представителей большая часть у демократов. Таковым образом, расколотый Конгресс при президенте Байдене — безупречный вариант до этого всего для больших игроков Уолл-стрит, так как накрепко связывает руки инициативам новейшего президента, включая планы по усилению регулирования экономики. Рынки получат возможность продолжать играться по своим правилам. Байден также может посодействовать зелёной энергетике и провести, в конце концов, реформы в сфере здравоохранения, так как эти сферы относятся к числу приоритетных направлений Демократической партии.

Часть профессионалов считает, что в итоге сработал наихудший из всех вероятных поствыборных сценариев — малый разрыв результатов Трампа и Байдена в ряде главных штатов оставляет за проигравшим право добиваться пересчёта голосов в судебном порядке. Судебные разбирательства могут вылиться в затяжную тяжбу, что породит ещё больше колебаний в честности проведённых выборов.

Но на самом деле мелодраматизм ситуации заключается в том, что новоизбранный 46-й президент Соединенных Штатов практически становится фаворитом одной половины населения страны и заложником колебаний в собственной легитимности со стороны иной. Общество расколото, и накал страстей, когда в процессе подсчёта голосов люди выходят на улицы с орудием в руках для того, чтоб защитить право на свою точку зрения, по взрывоопасности припоминает русские начало 90-х, когда страна раскололась на «за бардовых» и «за белоснежных». Доктор политологии Массачусетского института Алекс Теодорис максимально верно определил опаски, которые делят сейчас почти все америкосы: «Непрозрачные, оспариваемые выборы в нашем гиперполяризованном политическом климате полностью могут привести к отдельным случаям партизанского насилия».

Намедни выборов компания You gov проводила социологические опросы, результаты которых оставляют не много шансов для оптимизма. Так, 51% опрошенных заявил, что заранее не верует в легитимность последующего президента. 47% респондентов уже заблаговременно были убеждены в нечестном подсчёте голосов (сомнения в легитимности выборов соединены с заявлением президента Трампа о имевшем пространство мошенничестве с почтовыми бюллетенями для голосования). А наиболее 56% опрошенных боятся уличных столкновений и беспорядков.

Предвыборные опросы также отчётливо показывают сегодняшний запредельный уровень поляризации южноамериканского общества. Согласно данным 1-го из их, четыре из 10 опрошенных янки считают, что «США находятся на грани 2-ой штатской войны». Под штатской войной при этом понимается не лишь прямое вооруженное противоборство, но и экономический саботаж, бойкот друзей либо членов семьи и т.д., то есть разрушение штатского диалога в обществе. Наиболее чем впечатляющие числа. Социологи, проводившие этот опрос, отмечали, что они сами в первый раз за всю свою профессиональную деятельность были испуганы приобретенными плодами.

Естественно, ситуацию подогревает и чувство хаоса и слабости перед не желающей сдавать свои позиции новейшей и до этого времени толком не изученной заразой covid-19, которая унесла уже выше миллиона жизней по всему миру. Эпидемия конструктивно усилила соц разделение в обществе, вызвала чувство уязвимости, обострила ужасы и фобии, что безизбежно повысило уровень общей злости в социуме. Любопытно, что, по данным соцопросов, граждане США отмечают наиболее брутальный стиль вождения на дорогах, участившееся нарушение ПДД, возникающие на ровненьком месте бытовые стычки на парковках, в магазинах, на стоянках и тд., показавшиеся опосля первого локдауна. Люди раздражены, утомились и испуганы перспективой застрять в анормальности происходящего навечно.

Избирательная компания в США в этом году особенной состязательностью не различалась, — действующему президенту приходилось отбиваться от нападок со всех сторон, все действо совершенно быстрее напоминало загонную охоту на крупную дичь. Подконтрольная Демократической партии пресса, не жалея красок, создавала образ очень неустойчивого и эксцентричного человека. Трамп представлялся человеком небезопасным для мира, непредсказуемым даже для собственного наиблежайшего окружения.

Почти все из этих обвинений были справедливы, в особенности упрек в том, что у Трампа и во наружной политике все делалось по формуле «ничего личного, просто бизнес». Но сопровождавшее эту разумную критику нагнетание истерии вокруг личности президента ухудшило раскол южноамериканского общества на два лагеря, когда «толерантная, мультикультурная, политкорректная» Америка больших приморских городов столкнулась с глубинной Америкой «старенькой хорошей американской мечты», болезненно воспринимающей отход от обычных ценностей и принудительное насаждение глобалистских представлений.

Необходимо сказать, что и сам работающий глава Белоснежного дома сделал много для того, чтоб подпортить свою репутацию и рейтинг. Трамп остался предпринимателем со характерной ему авторитарной манерой единоличного принятия решений и рискованного «увеличения ставок». Он так и не стал проф политиком. Его пробы управлять миром через Twitter, выглядящие иногда вправду эксцентрично, несдержанность на язык, абсолютное нежелание соблюдать «криводушный политес» лишь добавили турбулентности в и без того сложное время. Оппозиция в первый раз не стала быть в США почетаемой и полноправной силой, оппоненты воспринимают друг дружку как заклятых противников.

Меж тем, хотя в президентских выборах официально ещё не поставлена формальная точка, уже очевиден один из основных выводов: избрание Дональда Трампа на пост президента в 2016 году не было случайностью. Этот вывод стал очевиден даже для тех представителей южноамериканского и евро леволиберального политического истеблишмента, которые прятали все эти четыре года голову в песок и рассуждали о «украденных у Хиллари выборах».

КонтекстTime: почему Наша родина выигрывает на фоне выборов в СШАTime08.11.2020СМИ Турции о выборах в США: Трамп уже сделал историюИноСМИ05.11.2020Politico: кто бы ни одолел, Европа проигралаPolitico05.11.2020

Либералы и в США, и в Европе почему-либо решили, что их проигрыш в 2016-м — это личный провал Хиллари Клинтон со всеми ее индивидуальными скелетами в шкафу. И опять ошиблись в 2020-м, наступив на те же грабли. Результаты социологических опросов упрямо показывали серьёзное преимущество Байдена, но не учитывали того, что благодаря массированной травле Трампа в американских СМИ признаваться в симпатиях к действующему президенту сделалось дурным тоном. (Узнаваемый южноамериканский публицист Род Дреер даже именует намерение голосовать за Трампа «компроматом на самого себя» в сегодняшних критериях, в особенности в американской и европейской институтской среде.)

3 ноября этот «сокрытый избиратель» Трампа произнес своё слово, что сделалось противным сюрпризом для демократического лагеря. Так как оказалось, что Трамп, со всем своим своеобразием, эпатажем и повторяющимися хулиганскими проделками — это тоже выбор Америки. Это та система координат, которую согласны считать собственной около половины янки. В особенности это касается сельской Америки и так именуемого «заржавелого пояса» (Rust belt) — Среднего Запада и восточного побережья США, в котором до 1970-х годов были сосредоточены сталелитейное создание и остальные отрасли американской тяжеленной индустрии.

Этот заржавелый пояс различается неприятием леволиберальных ценностей демократического лагеря (в ответ Байден именует этих избирателей «чурбанами»). Америка постоянно была плавильным котлом и государством компромисса. На данный момент же вся эта неоднородная смесь не желает «перемалываться в муку», а во взорах бескомпромиссно разделилась напополам. «Это не уверенная победа над непопулярным президентом, о которой нам гласили долгие месяцы», — чувственно пишет New York Post. Конкретно потому мысль штатского примирения безизбежно обязана стать в США лейтмотивом последующих четырёх лет.

А меж тем предвыборная программка Трампа эталона 2016 года была не так плоха, по воззрению ведущих экономистов, республиканской администрации удалось воплотить довольно почти все из предвыборных обещаний в экономической сфере. В швейцарском деловом издании «Bilanz» было размещено очень любознательное интервью с известным южноамериканским экономистом, экономическим советником президента Рейгана и фактически создателем «рейгономики» Артуром Лаффером. Конкретно Лаффер предложил в своё время понижение очень больших налоговых ставок и дерегулирование экономики, что обеспечило Соединённым Штатам в конечном счёте восемь лет экономического благоденствия при президенте Рейгане. Лаффер выделил в интервью, что в плане экономики Трамп был для США «даже лучше, чем Рейган, так как смог обеспечить «самый долгий экономический подъем в истории Америки» — с «самым низким уровнем безработицы, отсутствием инфляции, мощным ростом и стремительно развивающимся фондовым рынком».

Эпидемия коронавируса поставила на всем этом крест. Но, подчёркивает Лаффер, приобретенное преимущество заключалось в том, что эпидемия «поразила экономику США в момент, когда она проходила фазу мощного роста». Если бы это вышло во время рецессии, нехорошие последствия были бы намного серьезнее.

Любопытно к слову, что, по данным разных соцопросов, южноамериканские избиратели в том, что касается экономики, тоже как и раньше больше доверяют Трампу, нежели Байдену.

Что касается внешнеполитической повестки США, то тут все ещё труднее. Дипломатичные усилия Госдепартамента США в принципе уже издавна подменяются стратегией наибольшего давления и опасности внедрения санкций. Все это в совокупы ещё больше подрывает веру в готовность США к глобальному лидерству, вакуум которого стал настолько остро ощутим во время пандемии. Взятая на вооружение Соединённым Штатами линия поведения «своя рубаха поближе к телу» меньше всего подступает к стилю поведения ответственного «мирового гегемона».

Но разумеется, что и Джо Байдену безизбежно придётся бросить Соединенные Штаты на рельсах изоляционизма. И не лишь поэтому, что эта тенденция «ограждения» появилась за длительное время до Трампа и стала отражением глубинных действий в южноамериканском обществе. Но к тому же поэтому, что хоть какому последующему владельцу Овального кабинета безизбежно придётся сосредоточится до этого всего на преодолении его беспримерной поляризации, а по сущности и противоборства «2-ух Америк». «Америки Трампа» с её ограниченными ценностями и «Америки демократов» с её сакрализацией толерантности и политкорректности.

Что касается отношений последующей администрации США с Россией, то какого-то настоящего прорыва можно ждать лишь опосля понижения уровня антироссийской риторики во внутриполитической жизни Соединённых Штатов и возобновления мало-мальски конструктивного диалога с Москвой. Остаётся возлагать на то, что у Вашингтона достанет политической воли для того, чтоб создать настоящие шаги для налаживания диалога с Россией и возврата миру его «подпорки» из системы важных договорённостей. В особенности в критериях возникновения новейших игроков, резко возросшей конкуренции на интернациональной арене и размывания способностей воздействия обычных центров силы.

 

Источник: inosmi.ru